Закон любви

Живой разговор

Уважаемые читатели! Вот интервью с довольно известным писателем. Его книги Вы, наверняка, читали. Попробуйте, прочитав часть текста, определить – кто же этот наш сегодняшний собеседник?

– XXI век – это век мира или войны?

– В наше время не может не быть ясно, что жизнь всех народов христианского мира, со своей, все увеличивающейся нуждой бедных и роскошью богатых, со своей борьбой всех против всех, революционеров против правительств, правительств против революционеров, порабощенных народностей против поработителей, борьбы государств между собою, запада с востоком, со своими все растущими и поглощающими силы народа вооружениями, своей утонченностью и развращенностью, что жизнь такая не может продолжаться. Жизнь христианских народов, если она не изменится, неизбежно будет становиться все бедственнее и бедственнее.

Это ясно многим, но люди часто не видят причины этого бедственного положения и еще менее видят средство избавления.

Причиною этого положения признаются многие, самые разнообразные условия и предлагаются самые разнообразные средства избавления. А между тем причина одна, одно и средство избавления.

– В чем эта причина и в чем это средство?

– Причина бедственного положения христианских народов – отсутствие среди христианских народов общего им всем высшего понимания смысла жизни, веры и вытекающего из него руководства поведения.

Средство избавления от этого бедственного положения – и средство не фантастическое, не искусственное, а самое естественное, состоит в усвоении людьми христианского мира открытого им 20 веков тому назад высшего, соответствующего теперешнему возрасту человечества понимания жизни и вытекающего из него руководства поведения, то есть христианского учения в его истинном смысле.

– А разве наука, промышленность и экономика не являются основой разумного устройства жизни?

– Одно из самых грубых суеверий есть суеверие научных людей о том, что человек может жить без веры. Истинная религия есть такое установленное человеком отношение к окружающей его бесконечной жизни, которое связывает его жизнь с этой бесконечностью и руководит его поступками. Если ты сознаешь, что у тебя нет веры, ты в самом опасном положении, в котором только может находиться человек в этом мире.

Люди могут жить свойственной людям разумной и согласной жизнью только тогда, когда соединяются пониманием смысла жизни. Верой в одно и то же. Руководством в поступках, вытекающим из этого понимания.

– Вера есть установление отношения человека к богу и миру и вытекающее из этого отношения определение своего назначения.

Недостаточно откинуть ложную веру, то есть ложное отношение к миру. Нужно еще установить истинное.

Трагизм положения людей христианского мира в том, что христианскими народами принято было такое учение, которое в своем истинном значении самым определенным образом отрицало, разрушало весь тот строй общественной жизни, которым жили уже эти народы, вне которого они не могли себе представить жизни.

В этом и трагизм положения, в этом и великое, исключительное благо христианских народов.

– Христианство отрицало строй жизни европейских народов?

– В том извращенном виде, в котором христианское учение было предложено языческим народам, оно представлялось им только как некоторое смягчение грубости понимания божества. Как более высокое понимание назначения человека и требований нравственности. Истинное же значение учения до такой степени было скрыто от них сложными догмами и привлекательными внушительными обрядами, что оно и не подозревалось ими.

А между тем учение это в его истинном значении было не только ясно выражено в тех, признаваемых церквами божественным откровением, книгах евангелия. Учение это было до такой степени свойственно, родственно душам человеческим, что, несмотря на все загромождение и извращение учения ложными догматами, наиболее чуткие к истине люди все чаще и чаще воспринимали учение в его истинном значении. И все яснее и яснее видели противоречие устройства мира с истинным христианским учением.

Не говоря уже об учителях церкви древнего мира: Татиане, Клименте, Оригене, Тертуллиане, Киприане, Лактанции – противоречие это сознавалось и в средние века. В новое же время оно выяснялось все больше и больше, и выражалось в огромном количестве сект, отрицающих противное христианству государственное устройство с необходимым условием существования его – насилием. Выражалось в самых разнообразных гуманитарных учениях, даже не признающих себя христианскими, которые все – так же как и особенно распространившиеся в последнее время учения социалистические, коммунистические, анархические, – суть не что иное, как только односторонние проявления отрицающего насилие христианского сознания в его истинном значении.

В том, что народы христианского мира приняли в скрытом, извращенном виде то учение, которое в своем настоящем значении неизбежно должно было разрушить тот строй жизни, в котором они живут и с которым не хотят расстаться, – в этом причина страданий христианских народов.

– А в чем же тогда "великое, исключительное благо" этого положения?

– Великое же благо их в том, что, приняв в извращенном виде христианство, включавшее в себя скрытую от них истину, они неизбежно приведены теперь к необходимости принятия христианского учения уже не в извращенном, а в его истинном смысле. И истинный смысл христианского учения все более и более выяснялся. И вполне уже выяснился теперь. И только одно – принятие христианского учения уже не в извращенном, а в его истинном смысле, – может спасти людей от того бедственного положения, в котором они находятся.

Главная причина дурного устройства жизни есть ложная вера. Стоит прямо и просто понять учение Христа, чтобы ясен был тот ужасный обман, в котором живем все мы и живет каждый из нас.

Христианское учение во всем его истинном значении, как оно все более и более выясняется в наше время, состоит в том, что сущность жизни человеческой есть сознательное, все большее и большее, проявление того Начала Всего, признак проявления которого в нас есть любовь. И что поэтому сущность жизни человеческой и высший закон, долженствующий руководить ею, есть любовь.

– Но, ведь, не только христианское учение говорит, что любовь – это свойство просветленного, очистившегося, сознания?

– То, что любовь есть необходимое и благое условие жизни человеческой, было признаваемо всеми религиозными учениями древности. Во всех учениях: египетских мудрецов, браминов, стоиков, буддистов, даосистов – дружелюбие, жалость, милосердие, благотворительность и вообще любовь признавались одною из главных добродетелей.

Это признавание наиболее высокими из этих учений доходило даже до такой степени, при которой восхвалялась любовь ко всем и даже воздаяние добром за зло, как это проповедовалось в особенности даосистами и буддистами. Но ни одно из этих учений не поставило этой добродетели основой жизни, высшим законом, долженствующим быть не только главным, но единым руководством поступков людей. Это сделано позднейшим из всех религиозных учений – христианством.

Во всех дохристианских учениях любовь признавалась как одна из добродетелей, но не тем, чем она признается в христианском учении: метафизически – основой всего, практически – высшим законом жизни человеческой. То есть таким законом, который ни в каком случае не допускает исключений.

– Именно в этом особенность христианского учения?

– Христианское учение по отношению всех древних учений не есть новое и особенное учение. Это есть только более ясное и определенное выражение той основы жизни человеческой, которая чувствовалась и неопределенно проповедовалась предшествовавшими религиозными учениями. Особенность христианского учения в этом отношении только в том, что оно, как позднейшее, более точно и определенно выразило сущность закона любви и неизбежно вытекающее из него руководство в поступках.

Так что христианское учение о любви не есть, как в прежних учениях, только проповедь известной добродетели, но есть определение высшего закона жизни человеческой и неизбежно вытекающего из него руководства поведения. Учение Христа выясняет, почему этот закон есть высший закон жизни человеческой, и с другой стороны показывает тот ряд поступков, которые человек должен или не должен делать вследствие признания истинности этого учения.

В особенности ясно и определенно выражено в христианском учении то, что исполнение этого закона – так как это есть высший закон – не может допускать, как это допускали прежние учения, никаких исключений. Любовь, определяемая этим законом, есть только тогда любовь, когда она не допускает никаких исключений и одинаково обращена как на иноземцев, разноверцев, так и врагов, ненавидящих и делающих нам зло.

В этом уяснении того, почему закон этот – высший закон жизни людей, и в точном определении неизбежно вытекающих из него поступков, в этом тот шаг вперед, который сделало христианское учение. В этом главное его значение и благодетельность.

– В христианском учении прямо говорится, что это высший закон?

– Объяснение, почему этот закон есть высший закон жизни, особенно ясно выражено в посланиях Иоанна: "Возлюбленные, будем любить друг друга, потому что любовь от бога и всякий любящий рожден от бога и знает бога. Кто не любит, тот не познал бога, потому что бог есть любовь. Бога никто никогда не видел; если мы любим друг друга, то бог в нас пребывает. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в боге и бог в нем. Мы знаем, что мы перешли из смерти к жизни, потому что любим братьев, не любящий брата пребывает в смерти" (Первое послание Иоанна).

– В этом законе суть учения?

– Учение все в том, что то, что мы называем собою, нашей жизнью, есть ограниченное в нас нашим телом божественное начало, проявляющееся в нас любовью, – и что потому истинная жизнь каждого человека, божественная, свободная, проявляется в любви.

– Где еще в Евангелии говорится об этом законе?

– Вытекающее из такого понимания закона любви руководство в поступках, не допускающее никаких исключение, выражено во многих местах евангелия. И особенно точно, ясно и определенно в четвертой заповеди Нагорной проповеди: "Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб (Исход, 21, 14), а я говорю вам, не противься злому", сказано в 38 ст. V гл. Матфея.

В стихах же 39 и 40 – как бы предвидя те исключения, которые могут показаться нужными при приложении к жизни закона любви – ясно и определенно говорится, что нет и не может быть таких условий, при которых возможно бы было отступление от самого простого и первого требования любви: неделания другому того, чего не хочешь, чтобы тебе делали. Говорится: "но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую, и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду". То есть что совершенное над тобой насилие не может служить оправданием насилия с твоей стороны.

Эта же недопустимость оправдания отступления от закона любви никакими поступками других людей еще яснее и точнее выражена в последней из заповедей, прямо указывающей на те обычные ложные толкования, при которых будто бы возможно нарушение ее: "Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего (Левит. 19, 17-18). А я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами отца вашего небесного; ибо он повелевает солнцу своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. Ибо, если вы будете любить любящих вас, в чем тут заслуга? Не то же ли делают и мытари? Если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак, будьте совершенны, как совершен отец ваш небесный." (Мф. V, 43-46).

– Надо не только "возлюбить ближнего", но и любить врагов?

– Вот это-то признание закона любви высшим законом жизни человеческой и ясно выраженное руководство поведения, вытекающее из христианского учения о любви – одинаковой к врагам, к людям ненавидящим, обижающим, проклинающим нас – и составляет особенность учения Христа. Ту особенность, которая, давая учению о любви и вытекающему из него руководству точное, определенное значение, неизбежно влечет за собой полное изменение установившегося устройства жизни не только христианских, но и всех народов мира.

В этом главное отличие от прежних учений и главное значение христианского учения в его истинном смысле. В этом шаг вперед в сознании человечества, который сделан был христианским учением.

Шаг этот в том, что все прежние религиозные и нравственные учения о любви, признавая, как это и не могло быть иначе, благодетельность любви для жизни человечества, вместе с тем допускали возможность таких условий, при которых исполнение закона любви становилось необязательным, могло быть обойдено.

– Никаких исключений? В чем смысл такого жесткого требования?

– Как только закон любви переставал быть высшим, неизменным законом жизни людей, так уничтожалась вся благодетельность закона. Учение о любви сводилось к ни к чему не обязывающим красноречивым поучениям и словам. Оставлявшим весь склад жизни народов таким же, каким он был и до учения о любви, то есть основанным на одном насилии. Христианское учение в его истинном смысле, признавая закон любви высшим – а приложение его к жизни не подлежащим никаким исключениям! – уничтожало этим признанием всякое насилие, а следовательно, не могло не отрицать все основанное на насилии устройство мира.

– Вот это-то главное значение учения и было скрыто от людей лжехристианством, признавшим учение о любви не высшим законом жизни человеческой, а так же, как и дохристианские учения, лишь одним из правил поведения, которое полезно соблюдать, когда ничто не препятствует этому. Учение Христа в его истинном смысле состоит в признании любви высшим законом жизни, и потому не могущим допускать никаких исключений. Христианство, то есть учение о законе любви, допускающее исключение в виде насилия во имя других законов, есть такое же внутреннее противоречие, как холодный огонь или горячий лед.

– Казалось бы очевидно, что если одни люди могут, несмотря на признания благодетельности любви, во имя каких-то благих Целей в будущем, допускать необходимость мучительства или убийства некоторых людей, то точно с таким же правом могут другие люди, тоже признавая благодетельность любви, допускать, тоже во имя будущих благ, необходимость мучительства и убийства других людей. Так что, казалось бы очевидно, что допущение хотя какого бы то ни было исключения из требования исполнения закона любви уничтожает все значение, весь смысл, всю благодетельность закона любви, лежащего в основе и всякого религиозного учения, и всякого нравственного учения.

Казалось бы, это так очевидно, что совестно доказывать это. Между тем, люди христианского мира – как признающие себя верующими, так считающие себя неверующими, но признающие нравственный закон, – смотрят на учение о любви, отрицающее всякое насилие и, в особенности, на вытекающее из этого учения положение о непротивлении злу злом, как на нечто фантастическое, невозможное и совершенно неприложимое к жизни.

– Но ведь в реальной жизни без насилия невозможно обойтись?

– Понятно, что люди властвующие могут говорить, что без насилия не может быть никакого порядка и доброй жизни, разумея под "порядком" такое устройство жизни, при котором немногие могут в излишестве пользоваться трудами других людей, под "доброй" же жизнью разумея беспрепятственность ведения такой жизни.

Но как ни несправедливо то, что они говорят, понятно, что они могут говорить так, потому что уничтожение насилия не только лишает их возможности жить так, как они живут, но и обличает всю давнишнюю несправедливость и жестокость их жизни.

Но рабочим-то людям, казалось бы, уже не нужно того насилия, которое они, как это ни удивительно сказать, так старательно сами над собою делают, и от которого они так страдают. Ведь насилие властвующих над покоряющимися не есть прямое, непосредственное насилие сильного человека над слабым и большого числа над меньшим. Насилие властвующих держится, как и может держаться насилие меньшинства над большинством – только на давно уж устроенном ловкими и сметливыми людьми обмане, вследствие которого люди, ради своей близкой и очевидной им малой выгоды, не только лишаются самых больших выгод, но лишаются свободы и подвергаются самым жестоким страданиям.

– Насилие держится на "ловком обмане"?

– Да, совершенно очевидный обман…

– Вот от этого-то обмана, до такой степени укоренившегося в народе, что те самые люди, которые только страдают от употребления насилия, – оправдывают его, даже требуют его для себя, как чего-то необходимого, и сами совершают его друг над другом… От этой-то ставшей второй природой привычки и происходит то удивительное заблуждение людей, вследствие которого люди, наиболее страдающие от обмана, сами поддерживают его.

Казалось бы, рабочим-то людям, не получающим никакой выгоды от совершаемого над ними насилия, можно бы увидать, наконец, тот обман, в котором они запутаны, и, увидав обман, освободиться от него самым простым и легким способом: прекращением участия в том насилии, которое может совершаться над ними только благодаря их участию.

Казалось бы, так просто понять это рабочим людям и сказать наконец тем, кого они считают своими начальниками: "Оставьте нас в покое. Если вам, императорам, президентам, генералам, судьям, архиереям, профессорам и всяким ученым людям, нужны войска, флоты, университеты, балеты, синоды, консерватории, тюрьмы, виселицы, гильотины, – устраивайте все это сами, сами с себя собирайте деньги, судите, сажайте друг друга в тюрьмы, казните, убивайте людей на войнах. Но делайте это сами. Нас же оставьте в покое, потому что ничего этого нам не нужно, и мы не хотим больше участвовать во всех этих бесполезных для нас и, главное, дурных делах".

Что, казалось бы, естественнее этого? А между тем рабочие люди, и в особенности земледельцы, которым этого ничего не нужно, не только ни в России, ни в какой бы то ни было стране, не делают этого. Одни, большинство, продолжают сами себя мучить, исполняя против самих себя требования начальства, сами поступая в полицию, в сборщики податей, в солдаты. Другие же, меньшинство, для того чтобы избавиться от насилия, когда могут это сделать, совершают во время революций насилия над теми людьми, от насилия которых страдают, то есть тушат огонь огнем, и этим только увеличивают над собою насилие.

– Отчего же так поступают люди?

– Оттого, что они вследствие продолжительности обмана уже не видят связи их угнетенности с их же участием в насилии.

– А отчего же не видят этой связи?

– А все оттого же, отчего все бедствия людей. Оттого, что у людей этих нет веры, а без веры люди могут быть руководимы только выгодой. А человек, руководимый только выгодой, не может быть ничем иным, как только обманщиком или обманутым.

– А как уничтожить такой вид насилия как, например, война?

– Война уничтожится только тогда, когда люди не будут принимать никакого участия в насилии и будут готовы нести все те гонения, которым они могут подвергнуться за это. Это единственное средство уничтожения войны.

– А если война уже идет? Разве возможно "не принимать участия"?

– С самого начала христианства самые искренние и горячие отцы церкви говорили то же самое о несовместимости христианства с одним из основных неизбежных условий существования государственного устройства, – с войском, то есть что христианин не может быть солдатом, то есть быть готовым убивать всех, кого ему прикажут. Христианская община первых веков до пятого века определенно признавала, в лице своих руководителей, что христианам запрещено всякое убийство, а потому и убийство на войне.

– Приведите, пожалуйста, конкретные исторические примеры.

– Во втором веке перешедший в христианство философ Татиан считает убийство на войне так же недопустимым для христиан, как всякое убийство, и почетный воинский венок считает непристойным для христианина. В том же столетии Афинагор Афинский говорит, что христиане не только сами никогда не убивают, но и избегают присутствовать при убийствах. В третьем столетии Климент Александрийский противопоставляет языческим "воинственным" народам – "мирное племя христиан".

Но всего яснее выразил отвращение христиан к войне знаменитый Ориген. Прилагая к христианам слова Исайи, что придет время, когда люди перекуют мечи на серпы и копья на плуги, он совершенно определенно говорит: "Мы не поднимаем оружия ни против какого народа.

Продолжение этого интервью, а также имя и портрет

Закон любви

З аконы Космоса и человечество – они связаны напрямую с вашей жизнью и в полной мере осуществляются здесь, на Земле. Законы Космоса, те, о которых я говорил , предполагают осуществление их через осознание мыслящими существами.

Есть Законы Космоса как ответвления от основных и главных, предполагающие соблюдение их в м ире т онком. Это Законы, о которых вам на Земле известно, но понять их в полной мере вы сумеете, лишь покинув земной план. Это, прежде всего, Закон П одчинения Воле Творцов, или Закон Д исциплины. Это и Закон Иерархии, и Закон О сознанного В ыбора, и другие, известные всем в Космосе и неукоснительно соблюдающиеся там. Закон Д исциплины накладывает определённые обязанности по отношению к Воле Творца, которая не обсуждается и не критикуется, ибо это Воля Того, Кого мы почитаем, чтим в своём сердце, Того, Кто нам близок и дорог, Того, Кто для нас реально представлен. Отсюда и исполнение Его Воли является для нас наградой в нашем служении. О Законах Космоса, осуществляемых в м ире т онком, мы ещё поговорим, а пока мы вернёмся к Законам, необходимым для осознания и осуществления в вашем мире.

И наш разговор я продолжу об одном из наиболее важных Законов – Законе Любви. Отчего я поставил этот Закон в своём изложении на первое место? Лишь потому, что этот Закон наиболее часто нарушается здесь, на Земле, менее чётко выявлен и приблизительно осознаётся. А я желаю проявить этот Закон с максимально выраженной простотой для осознания многими, ибо нарушения именно этого Закона заводят вас в тупик. Именно нарушения этого Закона видимы повсеместно, и Земля страдает именно по этой причине.

Итак, Закон Любви. Кажется на эту тему написано немало трактатов, и эта тема – тема любви – муссируется ежечасно по всем возможным источникам. И что же? Где видимые изменения? Стали ли вы более гармоничны от того, что постоянно слышите о любви? Отнюдь нет, ибо искажения при этом выявляются столь сильные, что создают искажённый поток, мутирующий сознание. Что я имею в виду? Я имею в виду, что вы далеки от понимания Космического Закона Любви, также далеки от его соблюдения. Вся неловкость ситуации создаётся таким образом, что тема об отношениях двоих с точки зрения Закона Любви является для вас пикантной и необсуждаемой. И именно эта ложная стеснительность в наиболее важных для формирования личности вопросах является одной из причин заблуждения большинства. А я с вами хочу говорить открыто, отбросив ложное умалчивание наиболее важных моментов.

Закон Любви можно частично выразить в такой фразе: лишь отдавая, получаешь. Для того чтобы понять, уразуметь то, о чём я говорю, посмотрим на мир более глубинно. Энергия Жизни проистекает к вам из Космоса, от Творца Вселенной. Энергия Жизни в большей своей части состоит из энергии Любви – это Космический Поток. Он преобразуется здесь, на Земле, в энергию, возможную для приятия земными сущностями.

Энергия Любви в чистом виде невозможна для принятия земными существами, ибо это очень сильный Поток. Его накал столь высок и ощущения столь сильны, что жители Земли получают минимальную долю в Потоке энергий, ниспосылаемых на Землю. Тот Поток, в котором находимся мы, – это Поток Небесной Любви, и то, что получаем и ощущаем мы, невозможно ощутить, находясь в биологической структуре. Вот отчего мы ведаем о Любви не понаслышке, а через ощущения энергии чистого Потока. Вы же, получая эту энергию, не ведаете, что получаете вы её не для трансформации в энергию удовольствий, а для великой цели – сотворения.

Сотворение – это процесс, который приближает вас к Богу, и только энергия Любви может вам дать великие чувства, что приближает вашу душу по своему раскрытию к Творцу. Великий, и я бы даже сказал, величайший момент раскрытия души совершается через принятие энергии Любви.

А при чём здесь Закон? Как можно говорить о великом чувстве и приписывать ему рамки Закона? Вы избавили себя от этого – и посмотрите, кого вы привели в этот мир. Почему невозможно воплотить здесь посланников из Духовных Сфер? Ибо нет тех чистых душ, осознанно принимающих и соблюдающих Закон Любви. Незнание не создаёт благих порывов, а знание освобождает от ложных намерений. Закон Любви предполагает отдачу полученной высшей энергии и, через этот высший процесс, получение постоянно чистой энергии из Потока.

Что происходит, если сердце закрыто, если нижние центры заблокированы неверными установками и понятиями, если человек сознательно не желает иметь высшую энергию созидания? Энергия Любви как энергия сотворения должна быть отдана, послана тому, на кого реагирует ваше сердце. И не надо сразу при этих словах искать: на кого реагирует моё сердце? Поднимите глаза к Небу и посмотрите на всё глубже. Кто даровал вам эту энергию? Прежде всего, возлюбите Того, Кто пока невидим для вас, но ваше чистое сердце в состоянии благодарения раскрывается навстречу тем светлым импульсам, что ощущаете вы.

Энергия Любви предполагает, что Любовь, соединяющая двоих, будет иметь объединяющее Начало – единую Любовь к Создателю. И на основе этой Любви будет построено чувство двоих, единое чувство, объединяющее двоих. Именно через такое единение на основе качественно однородной энергии могут быть построены отношения двоих. Но если этого не происходит, если душа устремила свой взор к тому, кто не осознаёт верно мир, кто избавил себя от разумения Космических Истин, Космических Законов? Тогда свободная душа решает по своему выбору, по своему решению, по своей воле, своей силе.

Закон Любви предполагает соблюдение этого великого чувства ко всему сущему в мирах. Без этих ощущений, без глубинного понимания Любви как основного принципа Жизни невозможно осознать всё в полной мере, и этому способствует принятие как Истины Закона Любви – Закона, дарующего равноправие всему живому, ибо Отец любит каждое Своё дитя в равной мере – нет нелюбимых, нет отвергнутых. Так почему же вы отвергаете эту Истину, отвергаете Закон Любви, и позволяете своему эгоцентризму довлеть над вами? Деление людей на разные категории – это дело земное, а Закон Любви является Законом Космоса. Смотрите на мир глубже. Осознайте, что вы здесь для познания, и через познание придёт разумение глубинных процессов всего происходящего.

Итак, двое соединяются через энергию Любви по своему желанию произвести великий акт – сотворение. Именно эта великая цель является основой вашего мира. Именно поэтому я считаю Закон Любви наиглавнейшим здесь, на Земле, ибо через него на Землю приходят для осуществления своей жизни души, и каким будет этот мир, зависит от соблюдения повсеместно Закона Любви.

Да, Закон Любви должен выражаться через абсолютную Любовь ко всему сущему, через отношение к Богу как к Отцу, через отдачу всей без остатка энергии через Любовь к проявленному в мире и через творчество. Да, энергия Любви способна к созиданию, к творческому процессу. Именно через эту энергию в мир приходят величайшие произведения искусства, величайшие мелодии и творения живописи.

Поток творчества – это отдача энергии Любви на сотворение, воплощение импульсов, звуков Вселенной. Поток творчества, идущий через высшую, качественно иную энергию, энергию Любви, являет миру величайшие шедевры, ибо он исходит из Высших Сфер. И подобное притягивает подобное, и посему ваш настрой, ваше состояние, ваши высшие вибрации притягивают подобные Потоки. Это состояние, при котором преобразуется душа, ибо при отдаче этой высшей энергии происходит получение её в преобразованном виде. Иначе говоря, отдавая энергию через чувство Любви, душа раскрывается для принятия более высокого уровня Потока.

Итак, я говорю о Законе Любви, об энергии Любви. Я говорю, что сущность, излучающая Свет, эманирующая Поток Творца, обладает возможностью транслировать высшую энергию Любви в пространство. Пространство, наполняясь этой высшей энергией, создаёт предпосылки погружения в это поле иных сущностей. Иначе говоря, те, кто излучают Свет, создают здесь пространство, преобразующее этот мир.

Энергия Любви должна транслироваться в пространство, на выраженный объект. Если же человек замыкается в собственном упоении, если данная ему энергия не используется, то нарушение этого Закона приводит к полному закрытию подобных душ. А это уже не Путь развития. Я говорю о Законе Любви, и вас, возможно, удивит отсутствие высокопарных слов и вычурных фраз во славу этого великого чувства. Да, я намеренно избегаю этого, ибо моя цель – выявить искажения и пояснить всё по-новому. И посему я делаю упор на то, что вы не можете удержать действительно чистый Поток энергии Любви, ибо используете её не по назначению. Вы дробите эту энергию и думаете, что она дана лишь для утехи. И в этом есть основное нарушение.

Энергия Любви должна быть передаваема по цепочке, и задерживать её – это значит сжигать попусту то, что предназначено для деяний. Разбивая, дробя в себе эту энергию, вы также перестаёте её излучать, даже если направляете её узко лишь на близких. Опять-таки, я хочу, чтобы вы иначе осознавали фразу: возлюби ближнего, как самого себя. Я хочу, чтобы вы и получали энергию Любви, и отдавали её в полной мере, и, отдавая, вы сумеете выявлять более сильные Потоки и более насыщенную энергию. Таким образом, через ваше очищенное видение мира, через глубинное осознание своей сути вы становитесь проводником Света, транслятором энергии Любви из чистого Потока. Вы способствуете очищению мира, его Преображению и приближаете Царство Божие на Земле.

Закон любви

всех своих милых детей полюбили.

Раньше тоже любили,

но больше их хлебом корили, сильнее лупили.

О любви за три тысячи лет написано немало слов. Древнеиндийская философия определяет любовь как “космический принцип, посредством которого усмиряется и объединяется Вселенная во всем ее стремящемся к распаду обилии сил и форм”. У Платона “любовью называется жажда целостности и стремление к ней”: “И тот, кто благодаря правильной любви поднялся над отдельными разновидностями прекрасного и начал постигать само прекрасное, тот почти у цели”.

Авиценна отмечал, что “у всех существующих вещей либо любовь является причиной их бытия, либо любовь и бытие в них тождественны. Очевидно, что ни одна индивидуальная субстанция не лишена любви. ”.

У Гегеля “. любовь есть различие двух, которые, однако, друг для друга совершенно неразличны. Чувство и сознание этого тождества есть любовь ; любить, значит быть тем, что вне меня ; я имею свое самосознание не во мне , а в другом, но это такое другое, в котором я только и удовлетворяюсь, в котором я обретаю мир с самим собой: я есмь лишь постольку, поскольку во мне мир ; если его во мне нет, то я – противоречие, я распадаюсь ; это другое, поскольку оно именно таким образом находится вне меня, имеет свое самосознание только во мне, и оба суть только это сознание их внешнего по отношению друг к другу бытия и их тождества, и это созерцание, чувствование, знание единства есть любовь”.

В этике любовь – это “добродетель личности в отношении к другой личности, представляющая собой частичку ценности личности любящего и направленная на ценность любимого, преданность ему. ” Любящий дает любимому новое измерение своей сущности – быть “для него” (Н.Гартман). В теории познания любовь – предпосылка и начало процесса познания. Еще Августин говорил: “ Мы познаем в той мере, в какой любим”. Аналогично утверждали Леонардо да Винчи, Гете. У Паскаля любовь (“сердце”) прокладывает дорогу к вещам и людям.

“Любовь к ближнему” одна из главнейших этических ценностей христианства и означает, что одна личность заступается за другую, так же как за саму себя, не рассуждая о правах, заслугах или достоинствах этой личности. Папа Иоанн Павел II так определил любовь Бога к Человеку: “. никто не может убить любовь, ибо всякого, причастного ей, коснулась слава Божия: именно такого, преображенного любовью человека, созерцали ученики на горе Фавор – Человека, каким все мы призваны стать”.

Ницше говорил о “любви к дальнему”. Это – неведомый иным людям идеал, осуществление которого подняло бы человечество на более высокую ступень.

Неоплатоническую линию взглядов на любовь в русской философии представляет Вл. Соловьев:

П. Флоренский, С. Булгаков, И. Ильин представляли другую линию в русской философии любви с ее направленностью на высокую аскетику и подвижничество. Н. Бердяев сделал попытку соединить Любовь-Эрос и Любовь-Сострадание.

О любви высказывался и один из авторов идеи ноосферы П.Тейяр де Шарден:

Любовь во всех своих нюансах – не что иное, как более или менее непосредственный след, оставленный в сердце элемента психической конвергенцией к себе универсума.

Если я не ошибаюсь, не тот ли это луч света, который может помочь нам яснее видеть окружающее вокруг нас?

Как мы видим, в религии и философии имеют место несколько линий и уровней понимания любви, в пространстве которой обычно присутствуют “двое”: “он” и “она”, личность и “ближний”, личность и “дальний”, личность и человечество, Природа, личность и Бог.

Однажды, в поисках ответа на вопрос об истоках жизни, мне довелось ознакомиться со статьей биологов Р.Кушнеровича и А.Маленкова “Любовь – элемент эволюции”. Авторы, не отвергая дарвинистскую теорию, выдвинули предположение, что в природе действует единый закон, который и “ведет” процесс эволюции. Особенно важно было то, что к сложной теме любви, смысл которой, как мы видим, понимается совершенно по-разному, обратились ученые – биологи.

Современная теория эволюции рассматривает естественный отбор как “механизм, определяющий форму и частоту особей в каждом поколении, для того чтобы, с одной стороны, сохранять в популяциях определенный фенотип (стабилизирующий отбор), а с другой – развивать их в новом направлении, иными словами, стимулировать эволюционные изменения. ” И далее: “. но поскольку естественный отбор оперирует в биологическом и физическом мире, он ограничен другими факторами, а именно, менделевским наследованием, генетической изменчивостью, мутациями, борьбой за существование и т. д., которые придают биологической эволюции ее специфический характер и позволяют ее прослеживать”. В этом пространном понятии “естественного отбора” непроизнесенное “и т. д.”, возможно, и является тем главным, что придает ускорение эволюции

Все этого – по трезвым прогнозам нашего ученого – трилобита. Наверное, он удивился бы, узнав, что жизнь не посчиталась с его трилобитовой линейной логикой и на создание рыб отпустила всего 250 миллионов лет ; потом еще каких – нибудь 150 миллионов на то, чтобы птицы и млекопитающие освоили нашу землю ; на высших животных и приматов потребовалось только 20 миллионов лет и, наконец, чтобы преодолеть принципиальный рубеж между обезьяной и человеком, – лишь полтора – два миллиона.

Да, примитивный трилобит дался эволюции труднее, чем все ее последующие творения, несравненно более сложные. Процесс совершенствования живого шел с огромным ускорением.

После Дарвина в биологической науке принято считать, что эволюция живого происходит путем “естественного отбора”, то есть предпочтительного выживания наиболее приспособленных особей, случайно получивших выгодные наследуемые свойства. Действительно, этот фундаментальный принцип позволяет объяснить, как из одного вида животных возникает несколько, как и почему развитие тех или иных видов шло именно в данном направлении. Однако, когда речь заходит о формировании классов и типов животных, наделенных принципиально новыми качествами и системами , рождается еретическая мысль, что естественный отбор как единственный инструмент эволюции живого недостаточен.

Необходимость, неизбежность какого – то дополнительного природного механизма чувствовал и Дарвин, и другие исследователи. Не приводя ссылок и доказательств (об ускорении эволюции написаны сотни работ), заметим только, что неоднократно проводившиеся математические расчеты показывают чрезвычайно малую вероятность столь разнообразного и стремительного развития мира только на основе случайных мутаций. Получается, что у прогрессивной эволюции и у обезьяны, играющей рассыпанными деталями телевизора, примерно равные шансы с л у ч а й н о сотворить обезьяну и создать работающий аппарат. И тогда приходиться допустить, что живая природа, помимо естественного отбора, располагает еще какими – то, столь же естественными инструментами.

Тезис о любви, которая есть инструмент эволюции, порождает вопросы. И первый из них – что понимать под любовью ? Если исключить из рассмотрения известные художественные и эмоциональные восклицательные определения , то понятие любви можно свести к избирательности, небезразличию при подборе брачного партнера. В той или иной мере это наблюдается у животных, и человек давно признал такого рода селективность – нет, разумеется, не достаточным, но необходимым признаком любви. Вопрос только, для кого эта избирательность более характерна: для человека – или .

Новейшая биология и ее предшественница, именовавшаяся “естественной историей”, накопили множество свидетельств тому, что половая селективность не только присуща животному миру, но является правилом, можно сказать з а к о н о м, управляющим сферами жизни отдельной особи и всего вида. Примеры ? Ч. Дарвин заполнил ими тысячестраничный том, и число примеров растет по мере того, как зоологи, зоопсихологи, этологи предпринимают все новые исследования. У птиц действие этого правила наглядно: большинство пернатых создают парные семьи, часто пожизненные, располагая при этом обширным выбором в пределах большой стаи. Даже у кур с их полигамией можно определить “любимую” пеструшку в стае, ей принадлежит право первого клевка.

У тех животных, которым свойственно моногамная (хотя бы временная, на один сезон) семья брачного партнера выбирает, как правило, самка. Она принимает на себя ответственность: не только зачать, выносить вскормить потомство, но прежде подобрать для него отца, единственного из всей стаи. И даже у тех животных, для которых характерен “гарем”, права самки отнюдь не нулевые. “Способность пленять самку порою важнее, чем способность побеждать других самцов в битве, – делится своими наблюдениями Ч. Дарвин. В очень многих случаях самцы, побеждавшие своих соперников, не достигают обладания самками, если последние их не выберут”.

Любопытно, что критики Дарвина, оспаривая это положение, и по сей день приводят в качестве примера главным образом стадных, притом домашних птиц и животных, кур и копытных. А ведь очевидно, что именно их стадность – “многоженство”, сулящее повышенную продуктивность, и неразборчивость самки, позволяющая человеку проводить селекцию не в интересах вида, а в своих собственных, как раз сделали этих птиц и животных удобными для одомашнивания. Притом искусственная селекция из поколения в поколение снижала половую избирательность: покладистые скотинки имели больше шансов воспроизвести себя в потомстве. И вот эти – то свойства человек экстраполировал на весь животный мир и на себя заодно.

Итак “закон любви”. Разумеется, сформулировать его мог только человек. И он же присвоил себе это всеобщее свойство: объявил его исключительно человеческим. Но по праву ли ? Стоит задуматься, для кого этот “человеческий” закон более непреложен, кто лишь признает его, а кто действительно ему следует – человек или животное?

Ч. Дарвин, кроме естественного отбора, подробно рассмотрел и половой отбор, притом выделил “второй тип” полового отбора по большей привлекательности особи для противоположного пола.

Отбор по признаку привлекательности! Отсюда один шаг до искомого механизма совершенствования, до ускорителя эволюции: достаточно вместо слова “отбор” употребить “выбор”, или разборчивость, или “предпочтение”, или “пристрастие”, или. Или – любовь.

Взятые в кавычки термины – цитаты из Дарвина. Правда, он оговаривался, что все эти “индивидуальные антипатии и предпочтения” определяются наличием у того или иного животного конкретных признаков, “но какие именно эти признаки, мы редко или никогда не можем с уверенностью решить”. Но теперь, спустя столетие после выхода в свет его труда “Происхождение человека и половой отбор”, уже можно предположить, “какие именно это признаки”.

Кому же больше всех это нужно ?

Тому, третьему, кто должен родиться.

Он и есть тот главный, который выбирает себе родителей, заставляет свою будущую мать огрызаться на всех волков стаи, кроме единственного, его избранника. Ему, еще не рожденному, не знающему законов стаи, плевать, что волк из высших домогался его матери, – он, еще не рожденный, отверг его. Он пренебрег и привилегиями матери, которая могла сделать выгодную партию. Нет, он пожелал себе в отцы последнего волчка, который ползал на брюхе – буквально ползал – перед матронами и почти перед каждым волком ложился на спину в знак покорности.

И вот он, еще не рожденный, свел их и приказал им: вы – пара, только вы, и никто, кроме вас. А когда выбор определен, вся стая (в том числе и отвергнутые претенденты!) становится стеной вокруг этой пары, чтобы охранять их, пока. что ? Любят ? Назовем как угодно, важнее другое: выбор на уровне экстерьера – это для животновода, но не для животного. Зверю, по-видимому, доступен какой-то иной уровень, где выбор не случаен, а закономерен.

Человек всегда проявлял заботу о совершенствовании живой материи и об “улучшении породы”, в том числе собственной. Сегодня за это дело взялись активно: искусственное оплодотворение и конструирование семенного материала позволяют получать потомство от спортивной знаменитости или нобелевского лауреата.

Если закон любви способен отменять другие законы природы, то при определенных условиях он и сам подвержен отмене. Сколько житейских правил, законодательных актов и предрассудков придумал человек, чтобы ослабить действие всеобщего закона, свести свободу выбора к минимуму.

Классическая ситуация: девушка и юноша увидели и полюбили друг друга, разумеется, с первого взгляда. Словом, Ромео и Джульетта. Но, увы, они принадлежат к враждующим фамилиям. А если они еще из разных племен или наций, если у них разный цвет кожи, они исповедуют разные религии?”

Сегодня возможность разрыва смысловой связи с “тем, кто должен родиться” превращается в опасность, которую человечество еще не переживало в своей эволюции. Если еще сто лет назад не было особых причин опасаться за то, что жизнь на Земле может прерваться, то сегодня этот вопрос становится определяющим.. Тотальное игнорирование прав “того, кто должен родиться”, игнорирование “закона любви” может привести к тому, что в 2030 из-за кислотных дождей или ядерной войны аисты уже больше не смогут прилететь в свои северные гнездовья.

Исполнение желаний

Мы все мечтаем об исполнении наших желаний, но чтобы оно исполнилось нужно нужно знать, существует несколько законов , которые нужно выполнять, чтобы вселенная способствовала исполнению наших желаний. Вот по этой теме я решила написать цикл статей под названием «Исполнение желаний».

Сегодня я расскажу о законе любви.

Что же значит этот закон? А значит он, то что мы должны желать с любовью. Наше желание должно создавать любовь. В нашем мире должно стать больше любви , если воплотится наше желание. После исполнение вашей мечты должно стать кому-то хорошо , и не только вам. А если оно сделает счастливыми не только вас, я думаю вам от этого намного будет приятней и радостней от вашего желания. Еще говорят, что желание должно быть «экологичным», т.е. не кому не вредить и приносить любовь и радость вам и окружающим людям. Если этот закон любви выполняется , то Вселенная намного быстрей исполнит ваше желание.

Ещё может возникнуть вопрос: » А нужно ли платить за исполнение моего желание?» Оплата за исполнение — созидание любви. Вот и получается, хотите отблагодарить Вселенную, пожелайте побольше любви и воплотите это в вашей мечте.

Подробно о силе любви можете прочитать ЗДЕСЬ.

Желаю , чтобы вы всегда выполняли закон любви, ведь он несёт столько света в нашу жизнь.

Источники:
Живой разговор
Уважаемые читатели! Вот интервью с довольно известным писателем. Его книги Вы, наверняка, читали. Попробуйте, прочитав часть текста, определить – кто же этот наш сегодняшний собеседник? – XXI
http://pi.zen.ru/arhiv/2003/012/lovehate.shtml
Закон любви
Духовные Законы Космоса
http://www.novosvit.com/poslaniya/zakony/zakony_11.html
Закон любви
всех своих милых детей полюбили. Раньше тоже любили, но больше их хлебом корили, сильнее лупили. О любви за три тысячи лет написано немало слов. Древнеиндийская философия определяет любовь
http://ideabank.narod.ru/3.htm
Исполнение желаний
Если этот закон любви выполняется , то Вселенная намного быстрей исполнит ваше желание. Подробно можете узнать про этот закон здесь.
http://monalisalubi.ru/zakon-lubvi/

Поделиться с друзьями
Оцените автора
( Пока оценок нет )
LoveWithYou