Созависимость с матерью

Содержание
  1. Как избавиться от созависимости дочери, если мать пьет
  2. Письмо матери
  3. Письмо подруге
  4. Письмо Богу
  5. Стыд за себя и за мать
  6. Созависимость от родителей не дает понять, как избавиться от боли
  7. Как избавиться ребенку от созависимости от алкоголика
  8. Корни созависимости: Матери – сыновья
  9. По теме
  10. МАТЕРИ ПРОТИВ НАРКОТИКОВ
  11. Как заставить наркомана лечиться летом
  12. Как понять, что ребенок стал наркоманом?
  13. Преодоление созависимости: Программа работы с созависимостью
  14. Преодоление созависимости: Введение в психотерапию
  15. Корни созависимости: Дочь-соперница
  16. Роль родителей в формирование созависимых моделей поведения.
  17. «Маменькины сынки» как продукт удушающей материнской заботы.
  18. Бесчувственная (эмоционально «холодная») мать.
  19. Основные черты характера.
  20. Сепарация
  21. Советы для мамы и папы.
  22. Созависимость, или как отпустить ребенка
  23. Для чего это нужно, если им так хорошо вместе?
  24. Давайте поговорим, почему.
  25. Что же поможет изменить это поведение и создать счастливые эффективные отношения?
  26. Созависимость с матерью
  27. Путь сепарации
  28. Как ваше взросление изменило ваши отношения с матерью?
  29. Две крайности
  30. Созависимость с матерью
  31. Что такое созависимость и как работать с созависимыми родителями
  32. Что такое созависимость
  33. Представление о самом себе
  34. Всегда быть в маске…
  35. Жертва, преследователь, спасатель…
  36. Взаимодействие с родителями
  37. Как минимизировать сложности

Как избавиться от созависимости дочери, если мать пьет

В прекрасный весенний день в мой кабинет вошла красивая молодая женщина. Что мог увидеть тот, кто в этот момент в темном углу комнаты, хоронясь от солнечного света, подглядывал за происходящим.

Светлана жаловалась на обиды. Выяснилось, что мать девушки страдала алкогольной зависимостью, а сама Светлана зависела от матери, ее поступков, настроения. То есть была созависимой. Для начала нужно было понять, как избавиться от созависимости дочери, когда в отношениях с матерью существует разлад и обиды из-за ее пристрастия.

Первое, что нужно было в этой ситуации, ─ снять напряжение и помочь женщине приоткрыть свою душу. Я попросила ее написать три письма:

1. Письмо матери должно быть безэмоциональным, официальным, таким, как мы пишем письма чиновникам.

2. Письмо лучшей подруге, которая принимает тебя со всеми потрохами.

Письмо матери

«Здравствуйте, уважаемая Мама! Хочу сообщить о том, что я на Вас сильно обижена, за то, что Вы беспробудно пили, а бутылка для Вас была дороже, чем собственная дочь. Все мое детство, которого я фактически была лишена из-за ваших пьянок, я очень страдала.

Вы не раз оставляли меня дома одну, чего нельзя делать с детьми категорически, так как это травмирует ребенка. Помню, как вы подняли на меня руку за то, что я пролила молоко и обозвали гадиной. Я до сих пор, когда закрываю глаза, слышу вашу несвязную речь и оскорбления в мой адрес.

Тем не менее, я очень переживала за Вас и прошу оставить это скверное занятие ─ употребление алкоголя. Зелье пагубно влияет на душу и разрушает здоровье.

Я бы очень хотела быть ближе к вам эмоционально и духовно, но Ваше пристрастие отвратило меня от Вас, поэтому я покинула отчий дом однажды и навсегда. Я бы очень хотела вернуться к вам, поговорить с глазу на глаз, но боль и обида не дают мне это сделать.

Прощайте навсегда. Ваша некогда любимая дочь!»

Письмо подруге

«Дорогая моя, любимая подруженька! Если бы ты только знала, как я обижена на свою мать за то, что она пила. Как больно мне осознавать, что моя давняя детская мечта избавить ее от этой привычки, так и не осуществилась. Разве девочки об этом мечтают?

Я до сих пор чувствую свое бессилие и не оставила попыток вылечить ее. Иногда мне хотелось ее убить. Но больше всего на свете я хочу вылечить ее, и какая же я дура, что этого хочу. Ведь если этого не произошло сразу, то не произойдет никогда. И разве можем мы изменить другого человека, даже если это твоя мать? Разве можно ей навязать свою точку зрения и волю? И разве должна она исполнять нашу прихоть?

Разве пьет она от хорошей жизни? Разве не от боли душевной бежит, заливая ее зельем? Разве не от скуки и сердечной пустоты уходит в запой? И если б была ее жизнь легка, разве б она пила? Я никогда никому не рассказывала об этом. Надеюсь, что ты меня поймешь.

Твоя подруга Света».

Письмо Богу

«Дорогой Бог! Я даже не знаю, о чем тебе писать, о чем просить. Хочется просто поговорить. Открыть тебе душу. Все детство я молила тебя только об одном, но ты не исполнил мою мечту. Не избавил меня от боли. Так разве сейчас я смею тебя о чем-то просить? И есть ли в этих просьбах хоть какой-то смысл?

Я знаю, ты учил меня посредством этой ситуации с матерью. Ты помог развиться моей чувствительности настолько, что я до сих пор чувствую на расстоянии ее состояние. И не только ее, но и всех, кого люблю.

Не знаю, благодарить тебя за это или корить. Мне все чаще хочется плакать от боли, а в душе так мало радости. Когда другие страдают, радоваться не получается. Этому я так и не научилась.

Прости меня за то, что я обижалась на тебя, за то, что судила тебя и мать. Я не имела на это права. Мне стыдно перед тобой за мои истерики, претензии и неблагодарность. И разве настолько плохо я живу, чтобы корить других? Разве имею право судить и обвинять? Разве я сама никогда не поступала плохо по отношению к своей матери и к тебе”.

Женщина расслабилась, заплакала и задумалась. Знания, полученные на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана помогли мне быстро выявить причину и наметить план выхода из проблемы.

Стыд за себя и за мать

Проанализировав письма, я выяснила, что женщина стыдится проявлять свои чувства, особенно теплые. Ей стыдно сочувствовать и сострадать другим, даже своей матери. Но не стыдно обвинять, оскорблять. В семье никто не проявлял теплых чувств, и ей не у кого было этому научиться. Зато фрустрации после приема алкоголя сразу показывали свою истинную суть, и не стыдно было орать, скандалить, оскорблять друг друга. Перенятая модель поведения закрепилась в психике и начала управлять человеком. И хотя девушка не пьет, оказалось, что сама она часто срывается на близких.

Стыд дан человеку как ограничитель желаний, неприемлемых в обществе. Например, у женщины он охраняет табу на поведение. Женщина стыдлива от природы. Для нее неприемлемо соблазнять нескольких мужчин. Это непристойное поведение, мгновенно вызывает стыд. Стыд ─ норма для любой женщины.

Случается, что стыд уходит оттуда, где он должен быть, и появляется там, где его быть не должно. Например, женщина стыдится проявлять чувства, любить, доверять. И при этом чувствует себя несчастной. Вернуть стыд на место возможно, читая классическую литературу, наполняя себя чувствами и отдавая их близким людям или своему мужчине. Умение делиться чувствами с близкими людьми помогает выровнять не только внутреннее состояние, но и сохранять гармонию в парных отношениях.

Светлана испытывала стыд другого порядка. Она хотела избавиться от боли, которую чувствовала каждый раз, когда мать напивалась. Ее боль – это стыд за поведение матери, который естественно испытывает каждый ребенок, воспитанный в семье, где родители пьют. Чувство вины и стыда за то, что она не может помочь матери, облегчить ее и свои страдания и избавить от алкогольной зависимости, всю жизнь сопровождают такого человека.

Созависимость от родителей не дает понять, как избавиться от боли

Рядом с трезвой матерью ребенок чувствует себя спокойно. Когда мама зависит от своего пристрастия, он каждый раз переживает апокалипсис, теряет чувство защищенности и безопасности. Ведь никогда не знаешь, когда случится очередной запой и какие будут последствия. Каждая попойка – стресс для ребенка, который нельзя предугадать и от которого нельзя защититься.

Светлана жила в постоянном напряжении, бессознательно ожидая, когда мать уйдет в очередной загул, и мечтала только о том, чтоб она бросила пить. Все, на что направлено было ее внимание, ─ это желание вернуть себе ощущение опоры под ногами, уверенность, что все еще будет хорошо. Но, как правило, желание не осуществляется. Заставить человека бросить пить, если он сам того не хочет, невозможно. Созависимый человек всю жизнь живет в подвешенном состоянии с ощущением обиды на мать и Бога, несбывшейся мечты и отложенного счастья.

«… У меня была обида, прежде всего на Бога, зачем у меня есть способность (звук), она мне только мешает. Как было бы хорошо жить без звукового вектора и просто быть глупенькой женщиной. Болтать с подружками на кухне и костерить мужиков вместо генерации идей, изучения психологии и разработки методик по менеджменту. Не находила ответов на свои вопросы: Кто я? Зачем живу? Постепенно стала отгораживаться от людей и социума, мне важны были эти ответы, важны настолько, что перестали интересовать материальные ценности и ушли «хотелки». Покупка новой вещи еще больше расстраивала и погружала в уныние.
Сейчас я как бы по новой увидела мир, который и не замечала прежде. Красоту природы, людей, мне стало интересно жить. В любом месте разгадываю людей и улыбаюсь. Меня больше не беспокоят внешние шумы, я их не замечаю. Один раз в неделю хожу с командой волонтеров в хоспис. Счастье просто жить, помогать другим. Нет страхов и отвращения, есть эмоциональная связь и радость…»

Чтобы избавиться от желания вылечить мать, нужно понять, что человек пьет не просто так. Возможно, только таким способом он и способен получить хотя бы маленькую толику радости в жизни, которая опостылела, и ничего хорошего в ней нет. Вначале он просто снимает напряжение, облегчает боль, успокаивает нервы с помощью алкоголя. Затем это переходит в привычку, возникает зависимость на уровне биохимии мозга. С каждым разом отказаться от рюмки все сложнее, а потом и вовсе становится невозможно.

Женщина подтвердила, что действительно алкогольной зависимости матери предшествовали определенные обстоятельства. Измена мужа, развод, одиночество, проблемы на работе. Не найдя поддержки и понимания близких, мама нашла для себя «хороший» способ справиться ─ начала выпивать.

Советы родственников, знакомых о том, как избавиться от созависимости, Светлане ничего не дали. Она продолжала обижаться на мать и думать, что ее страдания закончатся, когда та бросит пить.

Как избавиться ребенку от созависимости от алкоголика

Ребенок, живущий в семье родителя-алкоголика, сам становится созависимым и страдает не меньше, чем мать. Простые советы о том, как избавиться от созависимости, ничего не дают. Нужна серьезная психотерапевтическая работа. Необходимо осознавать скрытые мотивы, которые заставляют пить, а у созависимого вызывают чувство бессилия и желание вылечить близкого человека.

Исцелиться от зависимости может только сам человек. Для этого у него должно быть желание и сторонняя помощь врачебная, психотерапевтическая, психиатрическая. Заставить, убедить, запугать алкоголика невозможно, так как его пристрастие ─ это удовольствие, каким бы пагубным оно ни было на самом деле, маскирующее настоящую проблему.

Все, что может в таком случае ребенок, ─ это понять, что у него созависимость от родителей, которые пьют, и захотеть избавиться от нее. У такого человека словно нет своей жизни. Он либо отстраняется от больного родственника, либо старается угодить ему, пока тот не пьет, а затем срывается на агрессию, негодует, когда тот уходит в запой и кидается его лечить.

Желание вылечить от алкогольной зависимости мать часто возникает у детей со зрительным вектором. Им природой дано желание помогать больным, слабым, страждущим. И сама природа тут же подбрасывает им проблему для реализации своих свойств ─ мать или мужа-алкоголика, с которыми приходится возиться всю жизнь. Зависимое поведение ─ это всегда действие, от которого человек получает наслаждение. Когда женщина помогает зависимому избавиться от алкоголизма, она получает удовольствие, так как спасать ее суть.

Жизнь становится серой и безвкусной, когда некому помогать. Ловушка в том, что жертве-алкоголику ее спасение не нужно, поэтому от таких действий нет удовлетворения. А что есть? Постоянная погоня за эндорфинами, которые вырабатывает мозг, когда возникает жалость к тому, кого необходимо лечить, мыть, спасать, убирать за ним.

С одной стороны, Светлана злилась и обижалась, а с другой ─ чувствовала, облегчение, когда мать напивалась, так как приходило время снова вытаскивать ее из запоя. Она отказалась от своей жизни и чувствовала себя героем, спасающим мир, когда спасала мать. На самом деле, она только лишь потакала безволию и инфантильному поведению матери, тогда как могла проявить сочувствие и сострадание и оказать помощь тем, кто действительно в этом нуждается.

Созависимость ─ это такая же зависимость, как и от алкоголя или наркотиков. Только это зависимость не от вещества, а от химических процессов, происходящих в мозге при взаимодействии с зависимым от вещества человеком. И чтобы от нее избавиться, нужно понять себя саму, осознать, какие бессознательные мотивы поддерживают созависимое поведение и не дают вырваться из капкана боли.

Я рекомендовала женщине пройти тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана и вначале самой осознать причину, которая вызывает обиду и поддерживает желание избавить мать от алкоголизма, в то время как сама мать лечиться не желает. Привычка страдать очень прочно укоренилась в психике женщины, и избавиться от нее можно только в процессе системного психоанализа.

«…Вообще очень важно, что уже очень давно меня мучила СИЛЬНЕЙШАЯ обида на маму. Честно сказать, я не верила, что я могу когда-то не то что перестать обижаться, а что я всем сердцем буду любить ее. Мне казалось, что она самая ужасная мать. Конечно, у нее были адские истерики, но как я её понимаю… ! Как я понимаю теперь, что она самая лучшая мама на свете. И что она всегда старалась, как могла! Она очень любила меня, сестру. Ей было очень непросто, потому что у нее было непростое детство…»

«…Самое основное и самый главный результат в прохождении тренинга, это ПРОШЛА ОБИДА НА МАТЬ! Это то, что мучило меня всю мою сознательную жизнь. И если в подростковом возрасте это был гнев, то с годами это превращалось всё больше и больше в ненависть. Не могла даже вспоминать её спокойно, заводилась, проговаривала все её поступки по отношению ко мне. Одновременно плакала. Все унижения, её рукоприкладство, в её понимании, что меня воспитывает. «Слов не понимаешь, ремень всё объяснит». К сожалению, её много лет уже нет, но кошмар обиды меня преследовал день и ночь. В течение тренинга и после я осознала многие вещи, все особенности своей мамы. До самой глубины своей души я её поняла, это ощущение радости, долгожданной свободы от этой ненависти. Я стала спокойно вспоминать её и говорить о ней с теплотой. Очень сильно хочу её обнять, но сожалею, что могу это сделать только мысленно…»

«…Я после 1й бесплатной лекции бросила пить, совсем. уже год не пью)…»

Автор Татьяна Фарафонова, психолог
Корректор Анна Катаргина

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»
Раздел: Врачи

Корни созависимости: Матери – сыновья

Наши женихи не похожи на наших мужей. Когда поженились, мужа подолгу не было дома. Он работал. В выходные торчал в гараже или ездил на охоту. Ему необходимо было встречаться с друзьями. А ей? Она выучила, как заповедь: надо хранить домашний очаг. Чего ей хотелось? Ей хотелось душевной близости, внимания к себе, любви.

– Что для вас значит ваш сын?

– О, это трудно выразить словами. Это что-то большее, чем моя жизнь. Нет, я не могу этого объяснить, – говорит мать 25-летнего сына.

Как и многие женщины, эта клиентка к пятилетию своего брака несколько разочаровалась в своем муже. Пылкие ухаживания остались в прошлом. Совместные интересы, мечты, то огромное внимание, которое он ей уделял, – все в прошлом.

К пяти-семи годам брака муж почти исчезает с портрета ее семьи. Физически он иногда может быть дома, а эмоционально… его нет.

Естественно, что пустое место в семейном портрете кто-то должен заполнить. Нет, на сей раз не любовник. У моей клиентки появился СЫН.

Привязанность к нему столь сильна и продолжительна (это на всю жизнь!), что ни с каким любовником не сравнится. С сыном ей было комфортно, душевная близость их очевидна.

Муж не жаждал душевной близости. Для многих мужей это просто непонятная материя – интересоваться внутренним миром жены и делиться своим собственным.

Утешение давал сын. Он позволял строить с ним теплые и прочные взаимоотношения. Вот уж кому она всегда нужна, так это сыну. Быть нужной – отличительная марка созависимых.

Дочь так не соответствовала бы ее ожиданиям. Дочь вырастет и будет такая, как она. А сын завоюет мир, он превратится в сильного мужчину. Он будет делать то, что она сама бы делала, если бы была мужчиной. Уровень притязаний у нее высок. Сын будет восполнять то, чего не хватает ей, женщине.

Не исключено, что сын будет иметь другое мнение о своем предназначении. Это не мешает тому, чтобы мать идеализировала его, молилась на него. Представляете, какая у них прочность эмоциональной связи? Попробуй, отделись от матери. Не выйдет. Крепкая привязанность к сыну дает матери возможность ощутить себя женщиной. Это важная потребность. Быть любимой, быть ценной, быть уважаемой. Все это входит в потребность быть женщиной.

Женщина с удовлетворенной сексуальностью и тесной привязанностью к мужу подсознательным образом сообщит сыну, что ее привязанность к нему естественна, насыщена радостью, а не является заменой чему-то, в чем она испытывает нужду. Сыну передается спокойное осознание своего места в мире – он и не пуп земли, и не заброшенный в наихудшее место. К нему со временем придет понимание, какой, мужчина, может удовлетворять потребности и желания женщины.

Неудовлетворенная женщина привяжет к себе сына мощными цепями. Она просто не в состоянии перерезать пуповину. Почему? Он ей очень необходим для удовлетворения насущных нужд, для утверждения себя как женщины.

Женщина, несчастливая в браке, с эмоционально недоступным мужем чувствует себя примерно так: у меня нет мужчины, я нуждаюсь в мужчине как в дополнении своей женской слабости, поэтому я не могу позволить себе потерять сына. Сын – это все, что у меня есть. Она будет идеализировать, чрезмерно опекать его.

Частично ее поведение мотивируется страхом потерять сына, в особенности потерять в пользу другой женщины. Она будет подчеркивать чистоту своей любви в сравнении с жадностью и коварством всех женщин, которые хотят завладеть им. В сущности, она сообщает ему, что не существует в мире большей любви, чем ее любовь. Вы теперь понимаете, почему маменькины сынки плохие мужья?

В поисках идентификации себя, т.е. в поисках ответа на вопрос: «Кто я такой?» сын обращается к отцу. А что, если мать принижает отца, насмехается над отцом? Тогда сын не захочет быть похожим на отца. А как он может восхищаться матерью, если она принижает отца? А много ли таких умных женщин, которые не говорили в своей семье при детях: «Посмотрите, что учинил на прошлой неделе мой непутевый муж!» У меня в кабинете жены называют своих мужей «недоразвитыми», «алкашами», «оно», «что-то жалкое», «тот, кто без меня пропадет».

Допустим, сорвалось с языка, терпение у нее не железное. А что если унижение супруга происходит постоянно? Если взаимоотношения между супругами холодные, отчужденные? Тогда сын не идентифицирует себя с отцом. Начинается процесс, который психологи называют «демаскулинизация» либо «психологическая кастрация». Да, мать лишает сына признаков мужественности.

Пока сын не идентифицирует себя с отцом, он вынужден идентифицировать себя с матерью – воплощением реальной правящей силы в доме. Сын будет доказывать, что он не слабый человек, каким считается в доме отец. У сына может быть внутренний конфликт – одновременное сопротивление и отцу, и матери. Сын может бороться против матери за право стать мужчиной. Фактически мужчины становятся теми, кому они сопротивляются. В данной ситуации он будет как мать. Но полноценным мужчиной ему не стать. Он, будучи связанным прочной пуповиной с матерью, не может стать самостоятельным.

К зрелому возрасту сына внутренний конфликт может нарастать. Он одновременно отвергает мать и желает ее присутствия, ему же всегда комфортно с ней. Он не желает иметь женой женщину, напоминающую мать, но часто выбирает именно такую. Он желает, чтобы другая женщина ухаживала за ним именно так, как делала это мама. В то же время он желает, чтобы забота жены была не столь интенсивной.

У сына легко возникает чувство вины перед матерью, может быть, потому что он в действительности не удовлетворил все притязания матери, она ожидала от него слишком много. Чувство вины может проецироваться на жену в виде агрессии, необязательно драки, иногда это агрессия чувств, слов, отношения. Что-то мстительное всему женскому племени есть в его позиции.

Мать тоже испытывает противоречивые чувства. Она желает сыну взросления, роста и в то же время желает заботиться о нем как о маленьком мальчике. Наслаждение от этого ни с чем не сравнить. Материнство не только жертвенно, но и эгоистично, для себя рожаем. В конце концов, у нее так мало было радостей с мужем.

Она знает, что сын уйдет к другой женщине, и ненавидит всю его сексуальность, все эти импульсы, которые отторгнут ее мальчика от нее. Именно это чувство диктовало ей желание критиковать его девочек, не подзывать его к телефону, когда девочки звонили. А теперь она очень критически относится к его жене.

Татьяна вышла замуж за мужчину, который был и все еще остается центром Вселенной для его матери. Даже теперь, через 10 лет после свадьбы, Алексей срывается с места с радостным энтузиазмом, услышав звонок мамы. Все эти 10 лет Алексей сравнивает Татьяну с мамой и, конечно же, не в пользу Татьяны. А что Татьяна? Она каждый раз спрашивает, может быть, Алеша прав? Может быть, я действительно плохая хозяйка? Может быть, я действительно плохая мать?

Алексей раз в неделю навещает маму и там обедает. Обед проходит под комментарий: «Пусть хотя бы раз в неделю мальчик съест приличный обед».

Когда свекровь приезжает к сыну и Татьяне, то заглядывает в шкафы и проверяет: лежат ли простыни с простынями, а скатерти со скатертями. Мать должна убедиться, чист ли унитаз. Нелюбимое выражение «Унитаз – лицо хозяйки».

Татьяна изредка жалуется на беспардонное поведение его матери, но Алексей всегда говорит: «Этого не может быть, ты все преувеличиваешь»,

Когда Татьяна выходила замуж, то надеялась, что Алексей будет о ней заботиться. Он ей представлялся сильным, любящим, отзывчивым. Вскоре Таня обнаружила, что он сам от нее ждет заботы, причем как о ребенке. Вес, что раньше делала для него мама, теперь должна делать жена, так он хочет. Таня не понимает, почему муж не чувствителен к потребностям жены.

Алексею трудно. Он находится в двойственном положении, между двух огней. В воздухе витает вопрос мамы: «Кого ты больше любишь, ее или меня?»

Недаром в Библии говорится: «И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19.5,6.)

Речь не идет о том, чтобы оставить отца и мать буквально, забросить, перестать заботиться. Речь идет о том, чтобы перерезать эмоциональную пуповину и решить, кто ты в первую очередь – муж своей жены или сын своей матери. Обе роли важны, но какая-то роль должна быть первой, а какая-то – второй. Этот вопрос Алексей не решал.

Без решения этого вопроса трудно «прилепиться» к жене, образовать новую эмоциональную связь.

Разумная мать знает, что когда сын женится, то его первейшая обязанность – заботиться о жене. Если он венчался, то брал эти обязательства перед Богом, а если в загсе расписывался, то перед государством. Некоторые матери не хотят это признать, а их сыновья не хотят менять правил игры.

«Маменькины сынки» любят то радостное возбуждение, которое создает мать вокруг них. Сын получает безусловную любовь. Что бы он ни сделал, он любим. Любовь без всяких условий, так необходимая маленькому ребенку, но неуместная теперь. Его захваливают за минимальные услуги.

Резкая критика в адрес сына также может служить той же цели – подкреплению сильнейшей эмоциональной привязанности между матерью и сыном.

Сын хочет поехать работать в отдаленный район, как это случилось с моим племянником. Что сделала его мама? Резко критиковала за это решение. Ее аргументы: ты и на этой работе хорошо зарабатываешь. Оставайся с тем, что ты имеешь. Не высовывайся, не рискуй. Довольствуйся меньшим. Главное и тайное желание матери – будь при мне, нуждайся во мне, оставайся зависимым от меня. Объяснение: моя сестра, мать племянника, давно в разводе с мужем.

Эмилия говорила: «Мой взрослый женатый сын хвастается своими внебрачными победами над женщинами. Ну что я ему скажу? Мне жаль его жену, но не могу же я портить взаимоотношения с сыном. То, что с ним происходит, ужасно. Но он хотя бы доверяет мне и рассказывает об этом. Я не могу сказать: прекрати эти связи. Я не могу портить отношения с сыном. Я не могу позволить себе потерять его».

Эмилия может быть спокойной. Сколь бы ни было женщин у сына, она – мать – у него на первом месте. Подтекст его пересказов о своих похождениях примерно таков: «Ты, мама, – несравненная женщина. У меня есть другие подруги, которых я использую для секса. Но люблю я только тебя одну».

Сын нуждается в этой безграничной материнской любви, как и прежде. Ему только по паспорту 37 лет, а по уровню зрелости и зависимости от матери ему 7 лет. В конце концов, жена не может дать ему столько безусловной любви, сколько дает мама. Если жена делает ему что-то хорошее, то он чувствует себя обязанным платить тем же. Это уже обязательства. Это ответственность. Репертуар взрослой жизни. А мама ничего не требует взамен, лишь бы он при ней был, ее вечно маленький мальчик.

Некоторые мужчины, воспитанные одинокими женщинами, не женятся совсем или женятся поздно. Они не могут решиться порвать с атмосферой восхищения, которую создала мама.

Полина Ивановна, мать 40-летнего сына, на словах выражает желание, чтобы Юра женился. И тут же восхищается тем, что он такой заботливый сын, еще ни разу не отдыхал в отпуске без мамы. Примечательно, что Юра страдает ожирением. Мать сделала его немужчиной даже по форме тела. Мать демаскулинизировала его. Слой жира как будто защищает его от посягательств женщин.

Хорошей матерью легко быть при условии удовлетворенности взаимоотношений с мужем или хотя бы с любовником. Хорошая мать видит в сыне хотя и близкого, но отдельного человека, другого, а не продолжение себя. Часто «маменькины сынки» становятся больными зависимостью от алкоголя или наркотиков.

Изменить что-либо в подобных взаимоотношениях очень трудно. Отношение матери к сыну носит характер влечения. И все же была у меня в группе одна женщина, которая поняла это свое влечение к сыну. Ей удалось в какой-то степени изменить себя. Вот как она сама об этом рассказывает:

– Моему сыну сейчас 27 лет. Когда он был юношей, я была к нему так сильно привязана, что не помню минуты, чтобы я о нем не думала. Если к 23 часам он не возвращался домой, я места себе не находила. Я была сплошной комок нервов. Однажды он мне сказал: «Мама, я конечно, могу приходить домой даже в 22 часа. Но неужели ты не понимаешь, что отравляешь мне жизнь?» Эти слова потрясли меня, я долго над ними думала. Постепенно я начала осознавать, что любовь и моя чрезмерная привязанность – это не одно и то же. В группе (имеется в виду психотерапевтическая группа) я окончательно убедилась, что надо себя отвязывать от сына. Что мне помогало? Не знаю. Но я часто пользуюсь молитвой, которую узнала в группе (речь идет о гештальт-молитве). Теперь я каждый день ее повторяю.

Я делаю то, что я делаю.

И ты делаешь то, что ты делаешь.

Я живу в этом мире не для того, чтобы

Соответствовать твоим ожиданиям.

И ты живешь в этом мире не для того, чтобы

Соответствовать моим ожиданиям.

Ты – это ты, а я – это я.

Я твердила эти слова постоянно. Конечно, моя любовь к сыну никак не уменьшилась. Но, как ни мучительно это было для меня, я перерезала связывавшую нас пуповину и увидела, как он начал дышать самостоятельно.

Сейчас сын женат. Я запрещаю себе вмешиваться в его жизнь. Мне помогает доверие. Я себе напоминаю, что мой сын не глупее меня и сам может понимать, что ему лучше делать. И, знаете, что я замечаю? Теперь мы стали намного ближе и роднее. И еще у меня высвободилось много энергии, которую я трачу на себя. Я дала сыну свободу и неожиданно обрела свою собственную.

По теме

МАТЕРИ ПРОТИВ НАРКОТИКОВ

Больной, страдающий химической зависимостью, редко живет в полной изоляции. Обычно у него есть семья. Когда развивается химическая зависимость, близкие волей-неволей становятся вовлеченные происходящее, не оставляют больного без помощи, начинают бороться

Как заставить наркомана лечиться летом

Наступают майские праздники, погода налаживается, солнышко светит и все вокруг становиться зеленым и красивым, все меняется, но неизбежным остается одно – это пагубная привычка выпивать или употреблять наркотики. Отправить лечиться

Как понять, что ребенок стал наркоманом?

Употреблять наркотики многие начинают в молодости или в подростковом возрасте, который считается трудным временем взросления и становления личности, обретения самостоятельности. Попробовать наркотики подростка могут побудить сложные отношения в семье, например, авторитарные

Преодоление созависимости: Программа работы с созависимостью

Программа преодоления созависимости включает в себя компоненты образования по вопросам зависимости от психоактивных веществ, созависимости, дает представления о семье как системе, предусматривает тренинг и освоение навыков здоровых взаимоотношений в семье

Преодоление созависимости: Введение в психотерапию

Итак, мы убедились, что созависимость несет много страданий и созависимым, и их семьям. Независимость во взаимоотношениях возможна лишь на короткое время. Мы можем быть независимыми в каком-то одном отношении –

Корни созависимости: Дочь-соперница

Созависимость с матерью
alteropars.ru

Роль родителей в формирование созависимых моделей поведения.

Быть созависимым — значит, отказаться от себя. У таких людей на первом месте сын, мать, муж. Они, забывая о собственных интересах, пытаются жить жизнью других. Созависимые постоянно решают чужие проблемы, стремятся сделать существование окружающих людей лучше и очень редко задумываются о самих себе. Мама заботится о дочери, старается заработать больше, чтобы у нее было все. А в итоге, дочь вырастает эгоисткой, не спешит особо проявлять благодарность по отношению к родительнице. В чем же дело?

Проблема в том, что в человеческих взаимоотношениях существует интересный парадокс. Слишком сильная концентрация внимания на чужой судьбе, жизни окружающих, желание управлять жизнью другого человека — все это может серьезно навредить ближнему, по отношению к которому данная забота проявляется. А также и самому созависимому. Человек становится настолько поглощен другим членом семьи, что недосыпает, недоедает, не посещает врача; иногда даже не реагирует на свое отражение в зеркале. Своими действиями он стремится парализовать волю другого. Никому такое отношение не понравится. Логично, что удушающая забота вызывает отторжение, стремление отделиться от человека. Ведь каждый из нас хочет жить собственной жизнью, совершая личный выбор в мелких и больших делах. А созависимый на это право посягает, не видя границ между собственным «Я» и личностью другого человека.

«Маменькины сынки» как продукт удушающей материнской заботы.

Как утверждают психологи, созависимым человек становится с раннего возраста. Если взрослые опекают своего ребенка, с малых лет решают за него проблемы, лишают самостоятельности — тем самым они делают непоправимую ошибку. У таких детей со временем прочно закладываются созависимые модели поведения, избавляться от которых крайне сложно.

Рассмотрим один из примеров, который уже, к сожалению, можно считать хрестоматийным. Сын с раннего детства был под сильным и неусыпным контролем матери. Она решала за него все вопросы, не давая свободы. В результате вырастает не полноценный мужчина, а «маменькин сынок», который не в состоянии решать какие-либо проблемы самостоятельно. Такому человеку крайне сложно найти для себя супругу. Или он будет искать жену, которая будет продолжать решать за него все проблемы. Часто так и случается — такой человек стремится найти супругу, похожую на мать. Некоторые «маменькины сынки» так и остаются всю жизнь в одиночестве.

Бесчувственная (эмоционально «холодная») мать.

Еще один вариант воспитания, из-за которого формируется созависимая личность — это безэмоциональное, холодное отношение родителя. Казалось бы, оно является противоположностью удушающей гиперопеки. Но проблема в том, что за этими двумя типами лежит, по сути, одна и та же причина: отсутствие любви, истинного интереса у родителя, как к собственному «Я», так и к личности ребенка.

Что же происходит, когда родитель — чаще всего, конечно, сильное влияние оказывает на дитя именно мать — проявляет холодность по отношению к собственному чаду? В ранние годы ребенок начинает замыкаться в себе. У него формируется недоверие к окружающему миру — да и к самому себе тоже. Самооценка такого ребенка низкая. Ему сложно вписаться в школьный, а затем и в студенческий, коллектив. Нередко такие дети, не нужные собственным родителям, становятся объектами буллинга или насмешек. Они все меньше чувствуют собственную ценность, а внешний мир не дает ее подтверждения.

Не нужно и говорить, к чему это приводит. Как минимум, такой человек становится несчастным, не умея реализовать себя должным образом ни в семье, ни в профессии. В худших случаях речь идет о психических нарушениях, самоубийствах, уголовных преступлениях. Люди, не дополучившие любви от родителей, часто становятся жестокими, склонны к совершению преступлений и конечно наибольшее количество таких детей сталкивается с аддиктивным поведением.

Основные черты характера.

Вокруг созависимого человека всегда должны быть люди. Ему всегда не хватает кого-то, чтобы осуществлять над ним контроль. Это не совсем нормально, поскольку созависимый будет все время оказывать давление на окружающих. На подсознательном уровне от такого человека люди отстраняются.

Если человек созависим, ему трудно жить в семье. Ведь он с раннего возраста находился под неусыпным оком взрослых. Инфантильность, несамостоятельность и неуверенность делают его неподготовленным к семейным отношениям. Тут нет любви, взаимопонимания и доверия. Созависимому человеку нужен партнер, который бы и дальше опекал его, принимал за него решения.

Сепарация

Сепарация — это один из важнейших этапов становления личности, который выражается в эмоциональном и физическом (а также финансовом) отделении ребёнка от родителей.

Мать и ребенок связаны друг с другом с момента зачатия. С грудного возраста малыш зависим от мамы. Но чем дальше, тем эта зависимость должна постепенно ослабевать. Когда ребенок становится старше, мама должна понять, что его придется когда-то отпустить. Ему необходима свобода в принятии решений, чтобы из него выросла достойная личность.

Если папа и мама вовремя не поймут, что ребенок вырастет и ему придется самому идти вперед по жизни, из него получится «маменькин сынок». Отпускать ребенка в «большое плавание» придется, хотя и резко разрывать связь с мамой не стоит. Иначе ребенок начнет искать поддержки и совета у чужих людей.

Когда ребенок начнет взрослеть, он постепенно будет отходить от родителей. Главное, чтобы он не попал под дурное влияние других людей, хотя навык выбирать себе полезное общение, тоже закладывается внутри семьи. А самостоятельное развитие и совершенствование ему необходимо. Если родители сильно опекают малыша из-за того, что его самостоятельность пугает их – необходимо проконсультироваться у психолога, как вести себя в дальнейшем. Иначе вы потеряете ребенка.

Советы для мамы и папы.

Родители должны запомнить ряд простых рекомендаций:

  • Научите ребенка самостоятельно думать, чувствовать и не бояться выражать собственные эмоции;
  • Принимайте малыша любым; не стоит пытаться лепить его по своему клише. Не навязывайте ему свой вкус, выбор; — позвольте ребенку самому входить в мир (помогите ему);
  • В своих эмоциях, выражении чувств, малыш должен быть искренним. Научите его этому.

psiholog-mironov.ru

Созависимость, или как отпустить ребенка

Часто приходится слышать жалобы мам на то, что их не отпускают дети, требуют постоянного внимания и присутствия. Созависимый человек позволяет другому влиять на себя, свое поведение, подчиняет свою жизнь другому, растворяется в нем. Этим другим может быть, в том числе, и ребенок. Как же построить здоровые отношения с детьми?

Я сейчас говорю не о малышах, которые рыдают потому, что с уходом мамы рухнул их мир, не потому, что в отсутствии мамы они теряют базовое чувство безопасности.
Я говорю о детях более старшего возраста, которые способны оценить все риски и понимают, что, если мама ушла — это не навсегда, что она обязательно вернется. Тем не менее, плачут, истерят и не отпускают. Одна из причин такого поведения – созависимость, состояние, при котором человек эмоционально, социально и физически зависит от другого.

Созависимость вполне оправдана после рождения ребенка, ведь он живет в маме 9 месяцев, они – одно целое. Им хорошо, тепло, радостно, они наслаждаются своим счастьем. Затем ребенок появляется на свет. Он физически уже отделен от матери, но по-прежнему полностью зависим от нее. С помощью мамы ребенок удовлетворяет свои первичные потребности в еде, чистоте, тепле и ласке. А также поддержке, признании и одобрении. Но по мере того, как дети растут и взрослеют, их общая – одна на двоих жизнь – должна трансформироваться, разделиться на две: жизнь мамы и жизнь ребенка.

Для чего это нужно, если им так хорошо вместе?

Для того, чтобы ребенок рос, развивался, познавал себя, как личность. Познавал мир и выстраивал с ним свои взаимоотношения. А для этого ему нужен свой собственный физический, эмоциональный и социальный опыт.
И ему нужна свобода. Но не все мамы готовы согласиться с таким развитием событий.

Давайте поговорим, почему.

1. Мама неосознанно повторяет модель родительской семьи. Зависимое поведение, в первую очередь, проявляют мамы,которые сами не прожили процесс сепарации до конца, внутренний ребенок которых до сих пор зависит от ее родителей. Мамы, которые не получили свою долю любви или свободы.

2. Мама пытается удовлетворить свои амбиции, эго, реализоваться, живя жизнью ребенка. Неуверена в себе, часто с несложившейся личной жизнью. Она растворяется в ребенке, становится его частью, делая его частью себя. Для детей это трудная ноша, они не могут переварить тот эмоциональный груз, которым их одаривает мама. Мама же уверена, что совершает подвиг. Или приносит себя в жертву? Чтобы потом с чистой совестью заявить, что она из-за ребенка чего-то лишилась, чем-то пожертвовала и теперь, когда он вырос, неплохо бы этот долг вернуть.

3. Мама хочет контролировать все, что связано с ребенком. Любое проявление свободы расценивается как бунт и подавляется, потому что мама лучше знает – как надо, что надо, потому что мама заботится. Возможно, мама до конца не понимает, что контроль и забота – это полярно противоположные понятия! Так как контроль – это проявление страха, а забота – любви.

Какой бы ни была причина созависимых отношений, последствия для становления и взросления ребенка всегда негативные. Ему будет трудно построить здоровые отношения в своей семье, так как он бессознательно будет копировать модель взаимоотношении с родителями и их методов воспитания. Будучи взрослым человеком, постоянно будет ждать одобрения, помощи родителей или других людей в принятии решений. А если вдруг осмелится на самостоятельный поступок, то будет мучиться чувством вины, что не согласовал свои действия с мамой, или, о ужас, пошел против ее воли.

Что же поможет изменить это поведение и создать счастливые эффективные отношения?

Во-первых, осознайте тот факта, что ваши отношения с ребенком нуждаются в пересмотре, и, возможно, в корректировке. Признать проблему – это на пятьдесят процентов решить ее. Задайте себе вопрос: достаточно ли у моего ребенка свободы? Может ли он сам решить, что и сколько есть? Что одеть? Как провести свободное время. С кем дружить?

Во-вторых, принять тот факт, что каждый из нас – это отдельный большой мир, даже если это наш маленький ребенок. Ответственность родителей перед детьми – научиться уважать их мир, тем самым, научить их уважать мир другого человека.

Также необходимо научиться выстраивать границы. Не путаем со стенами. Границы – это личное пространство, на которое мы имеем право независимо от возраста. Это осознание своих личных потребностей, которое возможно лишь тогда, когда у человека есть свобода осознать, чего он хочет. Неумение выстраивать границы приведет к тому, что мы начнем воздвигать стены, чтобы защитить себя и свои ценности.

И, наконец, станьте свободными! Переключите внимание на свою жизнь. Что вам интересно, что воодушевляет, что вас радует не только как маму, а еще как молодую женщину. Займитесь собой, подумайте о карьере. Обязательно придумайте себе хобби – это сильная энергетическая и эмоциональная подпитка, которая необходима нам, чтобы мы могли дарить своим близким еще больше тепла и ласки.

Наверняка вы знаете древнюю китайскую мудрость: «Изменись сам – и изменится мир вокруг тебя».

Позвольте себе измениться, и вы увидите, как изменятся ваши отношения с ребенком, мужем, миром. Разрешите ребенку идти его дорогой, формируя свою уникальность и собственное «Я».

Благодаря этому он обретет внутреннюю силу для полноценной и счастливой жизни, а вы испытаете радость и гордость за ребенка и его успехи, и благодарность к себе за то, что позволили этому случиться.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.

Подписывайтесь на рассылку самых свежих новостей от редакции

Анжела Вашеняк – психолог, психотерапевт и тренер-ведущая женских групп. Всю сознательную жизнь учусь и самосовершенствуюсь. Классическое образование – Педагогический институт, Магистратура по специальности «Психологическое консультирование», а также курсы и классы классических и нетрадиционных школ …

organicwoman.ru

Созависимость с матерью

Человечество любит восхвалять материнство и материнскую любовь, но забывает один непреложный факт. Власть матери над ребенком безгранична, тотальна, ничем не ограничена, кроме личности матери.

Может, потому и восхваляют, что если в материнской любви предположить сбой, неполадку, неправильность, то становится страшно — от наличия или отсутствия материнской любви зависит жизнь человека. Маленького, конечно, но вполне настоящего.

Мать определяет, что хорошо, что плохо. Мать дает первую обратную связь, как надо себя вести, как не надо. И это не замечание в дневник, которое потом будут писать учителя, и не крик соседки, которую можно игнорировать. Материнскую волю попробуй проигнорируй — не получится.

Путь сепарации

Тем не менее, подрастая, человек начинает свой центробежный путь отделения. За некоторые шаги к самостоятельности человека хвалят и поощряют — сам поел, сама оделась, за другие — осуждают, останавливают и даже наказывают.

Взрослый — ребенок выращен, вырос. Способен сам или сама обеспечивать свою жизнь. Без матери не погибнет, поест, оденется, даже жильем в принципе может себя обеспечить.

А как же мать? 15–20 лет ее жизни были наполнены ответственностью за другого человека. Куда деть все привычки: мониторинг состояния, контроль поведения, обеспечение питанием/одеждой/деньгами?

Вы пробовали переставить выключатель на другую стену? Сколько раз вы еще по привычке хлопали по старому месту нахождения выключателя? Вот-вот. Много. И это при том, что ни разу после переноса свет не зажегся. Привычные же способы взаимодействия с матерью при каждом старом, уже даже вслух признанном избыточным способе заботы подкрепляются в силу той же привычки взрослого ребенка реагировать — слушаться, стараться быть хорошим, беречь маму, бояться, что она огорчится…

Да и не каждый ребенок хочет перестать быть ребенком. Оставаться под защитой материнского крыла — не то же самое, что вылетать из гнезда на волю. На воле бывают разные погодные условия, надо напрягаться, бояться, преодолевать. Оставаться маленьким для кого-то кажется легче.

Как ваше взросление изменило ваши отношения с матерью?

Разумеется, вариантов развития отношений бесконечно много. В одной статье не перечислить все. Если по прочтении статьи вам захочется разобрать конкретный случай — пишите. Сделаем из разбора случая статью с сохранением любого уровня конфиденциальности.

Опишу две крайности, две версии отношений с матерью, которые могут мешать взрослому человеку летать самостоятельно и чувствовать себя счастливым.

Итак, версия первая.

У вас с мамой очень хорошие теплые отношения. И вы в принципе хорошо относитесь к тому, что мама эсэмэсками интересуется, доехали ли вы до работы. Как-то неуютно становится, когда мама впадает в панику, если вы сразу не ответили. А она впадает в панику или громко, заметно для вас огорчается регулярно — когда вы, доехав уже с работы домой, не отписались, что доехали, когда вы пытались отказаться выполнить ее просьбу, потому что у вас были планы. «Были», потому что вы свои планы отменили и поехали выполнять просьбу. Когда вы выбираете отпуск/квартиру/партнера такие, что маме не нравится….

Пожалуйста, проверьте, как обстоят дела в ваших отношениях по трем другим параметрам:

  1. Как часто вы заходите поесть, пересидеть между делами к родителям?
  2. Как часто вы приходите посоветоваться, что вам делать в той или иной ситуации?
  3. Чье мнение в итоге победит, если вы с мамой расходитесь в том, как поступить? И доставит ли вам радость ваше решение, если мама его осудит?

Маленький ребенок, лет трех, уже может некоторое время играть, не подбегая к маме. Но через полчаса, а кто-то и меньше, подойдет, обнимется или на руках посидит и бежит дальше играть самостоятельно. Как будто батарейку подзарядил.

Взрослость — это уже про то, чтобы самому себе стать станцией выработки энергии. Быть способным в автономном от родителей режиме существовать не полчаса-час, а… жизнь. В этом и заключается биологическая цель родительства — создать поколение, которое сможет создавать следующие.

Если же подпитка продолжает идти через материнский аккумулятор, значит, естественные отношения зависимости маленького ребенка от взрослого человека не переросли в отношения взрослых людей. Это не значит, что зависимость — плохо. В младенчестве она не просто «хороший», а жизненно необходимый механизм. Только всему свое время.

Версия вторая.

Вы так стремились к независимости, что давным-давно живете от родителей отдельно. Иногда так отдельно, что между вами страны и океаны. С мамой общаетесь раз в неделю, а то и значительно реже. Каждая ее попытка пообщаться вызывает у вас приступ раздражения. Вам кажется, что вы от нее совсем ничего не хотите. Только вот почему-то упомянутое раздражение надолго выбивает вас из колеи, настроение портится и требуется время, чтобы вернуть себе себя.

И для вас у меня есть три вопроса:

  1. В каком возрасте вы стали прорываться к самостоятельности с боем?
  2. Какие потери вы понесли в этой борьбе?
  3. Сколько сил вы потратили на то, чтобы мать вас приняла таким, какой вы есть?

Естественная зависимость ребенка от матери обязательно коснулась и вас. Но в какой-то момент, связанный с событием, вашим состоянием или внешними обстоятельствами, вы смогли вырваться из нее. Как вам кажется. И стали абсолютно, категорически независимы от мамы. Настолько, что рефлекторно сжимаетесь в комок, когда мать к вам обращается с просьбой, напоминает о семейных праздниках или спрашивает, как у вас дела.

Две крайности

Рефлекторность — то, что объединяет версии один и два. Они обе — про зависимость. Которая в первой версии развивается через зависимые отношения, во второй — через контрзависимые (архиотдельные) отношения. Но и в том, и в другом случае вы не свободны выбирать, как действовать и реагировать.

Ваше состояние и настроение зависят от действий или бездействия матери. Вам трудно выбирать, как реагировать, вы как будто автомат, реагируете всегда одинаково.

Это одно из важных отличий зависимости и здоровой привязанности к другому человеку. При здоровой привязанности люди то сближаются, то отдаляются друг от друга. Сближаются до слияния в единое целое на мамин день рождения и наслаждаются этим слиянием. До момента, когда надо отделиться и заняться своей жизнью, не оглядываясь при каждом шаге или выборе на мамину реакцию. Да, мать иногда осуждает или огорчается тому, что делаете вы. Но и вы, и она способны вынести эти эмоции и продолжать действовать как считаете нужным. Потом придет время снова сблизиться. Чтобы затем снова отдалиться.

Зависимость же эту свободу блокирует. Заставляя либо слиться в зависимых отношениях, либо отпилить себя от мамы окончательно в контрзависимых.

Непросто распутывать этот клубок. Но возможно. Скорее всего, понадобится помощь других людей — психолога, психотерапевтической группы, сообщества людей, признавших себя зависимыми/контрзависимыми.

psy.systems

Созависимость с матерью

Продолжим тему отношений матери и ребенка,
сегодня об эмоциональной взаимной созависимости матери и дочери.

Я сейчас говорю о том времени, когда уже взрослая дочь, скажем, 20+ лет.
Кто из них эмоционально зависим и не дает жить другому?

когда мать зависима от дочери и дочь зависима от матери.

Сегодня расскажу именно о таком случае, когда не удалось до конца сепарироваться

ни дочери от матери, ни матери от дочери.
Повторюсь, я говорю о ситуации, когда дочь взрослая 20+.

**И тогда мать с разной степенью надоедливости будет лезть в дела дочери, советовать, настаивать, чтоб поступали, как она велит, принимать решения вместо дочери.
**Может критиковать и оценивать ее мужчину (если он есть у дочери). Может даже сама выбирать и рекомендовать мужчину по своему выбору.
**Возможно, мама будет вещи покупать без согласования с дочерью, самыми разными способами возвращать ее в состояние зависимого от нее ребенка.

Мама не может принять уже взрослую дочь ВЗРОСЛОЙ,
не может отпустить от себя, от своей заботы, не может НЕ котролировать и НЕ заботиться о ней, НЕ МОЖЕТ!
Мама эмоционально зависима от дочери, самостоятельно оторваться не может.
Она планирует с дочерью свое будущее, планирует с ней жить и проводить с ней время.

Своих подружек у нее мало или вообще нет.

При этом дочь может быть тоже недостаточно сепарирована от матери.

И при всем желании к самостоятельности – не находит в себе достаточно сил, чтоб оторваться от мамы.
Она может жить отдельно и в другом городе, но с мамой созваниваться по несколько раз за день, говорить по несколько часов, с ней и только с ней советоваться и решать все вопросы.
Часто мама – единственная подруга у своей дочери, а дочь у мамы.

Между ними часто присутствуют упреки, обесценивание, вина и обида, критика, недовольство друг другом в самом разном виде.

И дочь, при кажущейся взрослости, вполне предъявляет претензии маме и хранит долгие обиды из прошлого, что не то дала и не так дала в воспитании и взрослении, не так сказала и т.д.

Не удается им выстроить взрослые партнерские отношения, общаться в меру,

на уровне Ты-взрослая и я-взрослая, и мы равны друг с другом.

Неравенство видно: в жизни дочери мамы больше, чем ее жизни.

Они заняты жизнью друг друга, а не своей.
Дочь также может вполне фильтровать женихов мамы и ее подруг.

Они мешают друг другу и не могут оторваться друг от друга.

В завершение могу сказать, что чем прочнее связь между мамой и взрослой дочерью – тем меньше шансов появиться мужчине, как у дочери, так и у матери (в случае ее одиночества).
Если же мать не одинока – просматривается ослаблении мужской роли в ее семье.
Третий между ними просто лишний. Им хорошо вдвоем, они не разделены, они заняты друг другом, им не до мужчин и не до подруг.
Они есть друг у друга.

Обращаю ваше внимание на этот частый симптом созависимых отношений, ведь именно в созависимых отношениях часто возникает зависимость.

gestaltclub.com

Что такое созависимость и как работать с созависимыми родителями

Как известно, одна из основных профессиональных обязанностей школьных учителей — взаимодействие с родителями учащихся по самым различным вопросам: успеваемость, дисциплина, организационные темы. Когда ребенок идет в школу, на долгие годы устанавливается взаимосвязь не только «учитель– ученик», но и «учитель–родитель». Однако общение педагога с родителями, как многие из нас знают по собственному опыту, складывается по-разному. Будет ли установлен двухсторонний, полезный для обеих сторон контакт и смогут ли в случае необходимости помочь ребенку именно эти люди, зависит от многих факторов, и один из них — наличие или отсутствие созависимости как у родителей ученика, так и у самого педагога.

Что такое созависимость

Созависимость — это явление, которое сначала рассматривали как наличие определенных стереотипов поведения у жен алкоголиков, однако со временем обратили внимание, что этот набор стереотипов есть и у других членов семьи, и не только в случае алкогольной зависимости. Часто причиной созависимости бывает наличие иной дисфункции в семье, например нарушение эмоциональных уз, наличие нездоровых, негибких, бесчеловечных правил. Многочисленная часть созависимых — это люди с детскими травмами (эмоциональными, физическими, сексуальными), которые они могли получить не обязательно в семье, но от значимых людей: учителей, друзей, общества.

Созависимость уже достаточно хорошо изученное психологическое явление. Многие называют ее психологическим заболеванием. Как и любое заболевание, созависимость имеет свои характеристики и признаки.

К характеристикам созависимости относятся:

  • контроль (созависимый человек всегда контролирует желания, мысли, поведение другого человека),
  • недоверие,
  • тревожность,
  • навязчивость мыслей,
  • негативное мышление,
  • нетерпение,
  • трудности в принятии решения,
  • неспособность устанавливать здоровые границы с другими людьми,
  • принятие на себя ответственности за удовлетворение потребностей других людей при неосознании своих потребностей.

Считается, что основными признаками созависимости являются четыре:

1. «Замороженные» чувства. Созависимый человек не только не способен выражать, проявлять открыто свои эмоции, но и не умеет распознавать свои чувства, часто не может ответить на вопрос: «Что вы сейчас чувствуете?» — или, отвечая на этот вопрос, говорит «все нормально» или «я не знаю».

2. Отрицание. Психологическая защита имеет разные проявления, однако в случае созависимости отрицание в основном проявляется или в преуменьшении проблем, или в непризнании их у себя.

3. Компульсивное поведение. Повторяющееся через произвольные промежутки времени навязчивое поведение. Может выражаться в переедании, неконтролируемых покупках, зацикленности на чистоте и пр. Другими словами, компульсивность выражается в невозможности остановить собственное нежелательное поведение. Например: созависимые часто говорят, что не хотели ругаться, кричать, скандалить, это началось как-то само, даже несмотря на то что внутри звучал вопрос: «Что я делаю? Надо остановиться».

4. Низкая самооценка.

Представление о самом себе

Поскольку в настоящее время о самооценке очень много говорят в обществе, и зачастую представления о данном понятии не соответствуют действительности (а это очень важно для понимания сущности созависимости), я бы хотела остановиться на этом немного подробнее.

Самооценка — это субъективное представление личности о себе, несущее отпечаток своеобразия внутреннего мира, собственной ценности. Вирджиния Сатир говорила так: «Человек, чья самооценка высока, чувствует себя важным и нужным для улучшения мира людей, в котором он существует, он доверяет самому себе, в трудную минуту у него всегда есть возможность принять самостоятельное решение, но в то же время он готов попросить, принять помощь других людей. Такой человек создает вокруг себя атмосферу честности, ответственности, сострадания и любви, поскольку, только ощущая свою высокую ценность, человек способен видеть, принимать и уважать высокую ценность других людей».

Одно из определений созависимости тесно связано с понятием самооценки: созависимость — это устойчивое состояние болезненной зависимости от компульсивных форм поведения и от мнения других людей, формирующееся при попытках человека обрести уверенность в себе, определить себя как личность. Мы можем сказать, что созависимость — это та же зависимость, а у зависимого человека самооценка крайне низка. Созависимый человек часто живет в страхе и стыде, которые связаны с поведением другого значимого близкого человека. И это формирует вдобавок к уже перечисленным следующие признаки созависимости:

  • страх перед будущим,
  • слишком суровое отношение к себе,
  • желание всегда во чтобы это ни стало нравиться другим людям,
  • неспособность и неумение расслабляться, развлекаться, отдыхать,
  • чувство вины,
  • чувство одиночества, брошенности, ненужности,
  • неспособность доводить до конца начатое, откладывание на потом,
  • ранимость,
  • лживость (обман и сокрытие правды, сохранение семейных секретов),
  • неумение, несмотря на отчаянное желание близости, строить близкие отношения.

Человек, который имеет подобный набор психологических сломов, живет в подавленности и несвободе, имеет проблемы восприятия реальности, а следовательно, и сложности в общении.

Всегда быть в маске…

Выше мы затронули тему происхождения созависимости. Один из факторов, влияющих на ее появление, — наличие нездоровых, негибких, бесчеловечных правил в семье.

Некоторые исследователи считают этот фактор основополагающим. В этом случае созависимость рассматривается как эмоциональное, психологическое и поведенческое состояние, которое развивается в результате того, что человек длительное время подвергался воздействию подавляющих правил, правил, которые препятствуют открытому выражению чувств, а также открытому обсуждению внутриличностных и межличностных проблем. Есть несколько видов проявления созависимости, они выступают как маски, являясь защитой от внешнего мира. Есть разные типы созависимости, которые проявляются и в семейных ролях, как у детей, так и у взрослых. Например, в семье часто жена пьющего мужчины играет роль миротворца, беря на себя все трудности семейного быта, скрывает проблемы, устанавливает мир любой ценой, не проясняя ситуацию. И тем самым, как бы это странно ни казалось, она поддерживает зависимость своего близкого.

Следующий тип созависимости называется собутыльник. Само название этого типа говорит о причастности к совместному потреблению неких напитков. Иногда совместно начинают потреблять не только алкоголь, но и наркотики, или участвовать в играх и пр. В случае с алкоголем это может происходить для того, чтобы меньше выпил зависимый, в случае с наркотиками — для того чтобы понять состояние зависимого, ну и конечно, совместное употребление дает на какое-то время чувство близости, а это и есть то, чего отчаянно ищут созависимые люди. Очень часто в таких случаях созависимый переходит в стадию зависимости.

Не умея построить зрелые отношения с супругом, созависимые часто переносят желание близости на детей. Созависимые родители говорят за своих детей, думают, что они знают, о чем думают их дети, верят, что могут управлять чувствами и желаниями ребенка, не в силах признать, что у ребенка могут быть совершенно иные чувства, мысли и желания.

Жертва, преследователь, спасатель…

В семье могут быть и другие проявления созависимости. Однако в социуме в основном показательны три типа. Так или иначе, жизнь созависимого начинает подчиняться определенным закономерностям болезни. Одна из таких закономерностей известна под названием «Драматический треугольник С. Карпмана». Суть этого понятия заключается в том, что созависимый недолго остается в рамках одного типа, но двигается по кругу: жертва — преследователь — спасатель.

1. Жертва. Созависимый-жертва ведет себя плаксиво. Эти люди считают, что несут крест по жизни, все, что с ними случается, дано им в наказание. Они со многим соглашаются, но это совершенно не значит, что они будут действовать по договоренности. Часто они видят ситуацию гораздо хуже, чем она есть на самом деле, и так же могут воспринимать слова и рекомендации педагога.

2. Преследователь. Противоположность жертве. Преследователь испытывает ту злость и горечь, которые жертва не позволяет себе чувствовать. Родители в маске преследователя все время винят в своих проблемах других людей, часто ищут и находят виноватых. Часто виноватой бывает школа. Порою они не могут выплеснуть свои эмоции напрямую на собеседника-учителя, тогда срываются на ребенка, наказывают его, часто строже, чем того заслуживает проступок, если он вообще имел место.

3. Спасатель. Он не просто предлагает себя и свои услуги, но в буквальном смысле начинает действовать за другого, выполнять то, что другой вполне может сделать сам. Через некоторое время такое поведение получает отпор и… созависимый возвращается в состояние жертвы. Находиться в роли «жертвы» все время человек не может, так как чувство обиды за непринятость его стараний как спасателя начинает рождать гнев, и это уже переход к роли преследователя.

Есть еще один тип созависимости, который называется «апатичный созависимый». На взгляд психологов, работающих с созависимыми, в этой роли может оказаться любой человек, находящийся на последней стадии созависимости. Это состояние уже довольно опасного безразличия. Трудность заключается в том, что, находясь в апатичном состоянии, человек не хочет ничего менять — даже в лучшую сторону.

Взаимодействие с родителями

Итак, рассмотрим трудности, которые могут возникнуть во взаимодействии родителя с педагогом при наличии созависимости у родителя.

Даже если у педагога нет претензий к ребенку, созависимый родитель, встречаясь с учителем, испытывает страх, неуверенность и уже только из-за этих чувств с трудом идет на контакт, слушает и не слышит. Или воспринимает все, что ему говорят, как обвинение.

Часто встречаются проблемы с нарушением психологических границ. Некоторые родители считают, что педагог должен быть доступен в любое время дня и ночи по любому, даже незначительному вопросу. И когда не получают этого, обижаются или обвиняют.

Я знаю случаи, когда родители учеников пытались буквально влезть в личную жизнь учителя, обьясняя это своим желанием помочь. Получив отказ, принимали это как отвержение, обижались и начинали буквально преследовать педагога, выискивая в его работе малейшие промахи и ошибки, писали жалобы, а потом приходили со слезами и извинениями. И надо сказать, может быть, это еще не худший вариант, когда признают свои ошибки и приносят извинения. К сожалению, зачастую созависимый родитель с крайне низкой самооценкой просто не может принять и признать свою неправоту открыто.

Конечно, у каждого созависимого есть наиболее близкий и часто проявляемый тип созависимости. Как мы уже говорили, типы созависимости — маски, и педагогу бывает очень трудно пробиться через эту закрытость. Да и всё, что говорит педагог, может преломляться в сознании созависимого родителя. Именно по этим причинам могут возникать недоумение или даже конфликты между педагогом и родителем.

При общении с созависимыми родителями особенно важно обратить внимание на первый контакт. При первом знакомстве необходимо дать возможность родителю рассказать о своем ребенке, показать свой педагогический интерес к ребенку. Если же первый контакт с родителями произошел из-за проступка ребенка, недопустимо сразу говорить о негативных сторонах поведения ученика. Педагогу важно заручиться доверием родителей.

Созависимые родители часто не готовы на честный, открытый контакт. К сожалению, иногда все усилия педагога на построение контакта могут оказаться тщетными. Учитель это чувствует, переживает, ищет проблему в себе, а проблема может заключаться в том, что происходит сейчас со вторым родителем. И, например, если второй родитель находится в активной фазе потребления алкоголя, то только малая часть того, что говорит педагог, может быть усвоена созависимым родителем.

Так как созависимый имеет низкую самооценку, он неосознанно пытается самоутвердиться за счет ребенка. Это еще одна сложность. Родители бывают чрезмерно активны, жаждут, чтобы их чадо добилось как можно больших успехов, чрезмерно давят на ребенка. И требуют от педагога особенного отношения к своему ребенку.

Важно помнить, что, имея очень тесные отношения со своим ребенком, созависимый многое воспринимает как критику себя как неудачного родителя. Для конструктивного выстраивания отношений «педагог–родитель» необходимо и правильно, чтобы педагог при личной встрече или на родительском собрании обязательно нашел слова похвалы и поддержки для каждого ребенка.

Как минимизировать сложности

Зная особенности проявления созависимости у родителей школьников и учитывая их, можно упредить и минимизировать некоторые сложности.

При общении с родителем-спасателем надо сразу установить очень четкие границы общения. Спасатель в начале общения готов оказывать помощь педагогу, психологу и советоваться по любому поводу. Помощь родителей, безусловно, очень нужна, но если границы общения не будут сразу обозначены четко, то через некоторое время спасатель может, сам того не замечая, начать поучать педагога, давать советы, как и что надо делать, звонить в рабочее или, наоборот, в личное время, а если не получит ответа на свой звонок, может даже предъявить претензии: «Почему вы мне не перезвонили?» Таким образом, как мы понимаем, спасатель начинает становиться преследователем. Поэтому четкие границы — проговаривание времени, когда можно звонить, в какое время возможна встреча в школе, по каким вопросам к какому педагогу обращаться — это залог здорового общения.

Родитель-жертва может обратиться с такой просьбой: «Можно я не приду на родительское собрание, все равно ничего хорошего не будет. Вы уж так мне, в личной беседе скажите». Здесь основная рекомендация — не делать исключений и привлекать родителя к общественной жизни класса.

Родитель-преследователь сразу бывает очень напорист. При первой встрече может чуть ли не экзамен устроить педагогу, может начать критиковать, даже если еще и критиковать нечего. Преследователь часто втягивает учителя в спор. И это одна из задач — избежать споров и оправданий в общении с родителем-преследователем. Хорошо бы попросить родителя изложить свои предложения или критические замечания кратко, в письменной форме. Зачастую это охлаждает преследователя, но если он письменно излагает свои мысли, предложения, то это могут быть конструктивные предложения, и тогда это может стать предметом совместной работы.

5psy.ru

Поделиться с друзьями
Оцените автора
( Пока оценок нет )
LoveWithYou