Психология отношений

Влюбленность — это невероятный опыт. Но у каждого он разный

Некоторые легко влюбляются. Другие не такие доверчивые и для них влюбленность — процесс постепенный.

Иногда не так сложно позволить себе влюбиться, но намного сложнее принять то, что ты влюбился.

Если спросить у людей, откуда они знают, что влюбились, самый распространенный ответ — это «Ты просто знаешь и все».

Но действительно ли вы «просто знаете»?

Я встречала людей, которые говорили, что влюблены, но на самом деле это было не так. Я встречала людей, которые отказывались признавать, что они влюблены. Они говорили, что их отношения — это ничего серьезного, но по всем признакам было видно, что они влюблены.

Со стороны порой легче увидеть, что вы влюблены, чем признать это самому.

Это отрицание? Возможно. Непонимание себя? Может быть. Но наиболее вероятная причина — это игнорирование. Мы просто не умеем распознавать признаки влюбленности.

Если вы влюблялись раньше, это не гарантирует того, что вы узнаете любовь, когда она снова вас настигнет.

В том-то и проблема, что мы часто оцениваем любовь по тому, как мы ее чувствовали в прошлом.

И хотя мы действительно учимся на прошлых отношениях, мы не можем определять любовь только по собственному прошлому опыту.

Даже если ваша прошлая любовь была прекрасной, не стоит ее идеализировать. Нужно открывать себя новым возможностям, новым граням любви.

Слишком часто люди отказываются давать кому-то шанс, потому что у них слишком ограниченное определение любви, под которое не подходит этот новый человек. И они вообще отказываются от новых отношений, только если они не идут по старому накатанному сценарию.

Но другая любовь — это не обязательно значит плохая любовь.

На самом деле, «другая» — зачастую именно то, что нам нужно. Если вы продолжаете встречаться с одними и теми же людьми и не меняете свое представление о любви, вы просто создаете еще больше неудачных отношений.

Так может пора создать новое определение любви? Может пора попробовать что-то новое? Отпустить призраки прошлых отношений и начать все с чистого листа?

Ваши прошлые отношения могли быть хорошими, но в конце концов ни к чему не привели.

И не достаточно осознавать, что вы что-то упустили. Добавить или убрать какие-то ингредиенты из рецепта — не значит, что получится идеальный десерт. Может проблема в том, что вы ищите печенье, тогда как на самом деле должны искать мороженное. Может вы даже никогда не пробовали мороженное или боитесь его попробовать.

Есть множество определений любви, но всегда есть один фактор — один ингредиент, — который остается прежним: ваш человек — это не просто человек. Ваш человек — это ваш дом.

Если в присутствии этого человека вам становится спокойнее, комфортнее, вы влюбились.

Волнение — это необходимый ингредиент романтической любви. Но настоящая любовь не всегда волнительна. Любовь и волнение дополняют друг друга, но их нужно оценивать по-отдельности.

Любовь бывает разных оттенков. Встречаясь с разными людьми, мы тоже меняемся. И это значит, что и любовь, которую мы чувствуем, тоже меняется — в зависимости от нашего нового восприятия и новой реальности.

Иногда наше определение любви становится расплывчатым. Оно становится нездоровым и болезненным. Так что важно отступить назад и переоценить свое определение любви. Подумать о том, чего вы хотите от своего партнера.

Жизнь может быть невероятно сложной. Случается все. И когда все становится слишком трудным, важно иметь того, на кого можно положиться.

Одна из первоначальных причин, почему мы влюбляемся — потому что с кем-то жить проще. Отчего бы люди так отчаянно пытались найти кого-то? Брак — это система поддержки на всю жизнь, да и ваше сердце расширяется, когда вы берете ответственность за счастье другого человека.

Вы будете встречать много разных людей в своей жизни. Некоторые из них захотят с вами встречаться. Многие из них будут с вами встречаться. Просто сделайте себе одолжение и не повторяйте прошлых ошибок. Создайте новый шаблон — тот, который не влюбляется в призраков прошлого, не идет по пути прошлых неудачных отношений.

Если вам нужно новое начало, так начните все по-новому. Отпустите негатив и найдите того, с кем вы чувствуете себя дома. Вот что такое настоящая любовь.

Источник: creu.ru

Детский вопрос: как не превратиться в свою маму

Она, наконец, родилась – долгожданное, прелестное маленькое чудо, тут же занявшее большую часть моей жизни. Точнее практически всю. Это было так радостно и так необычно, что поначалу я слегка качалась от счастья. А может быть от усталости. Мое чудо высасывало из меня все соки, так как оказалось гурманом материнского внимания, молока и присутствия.

Непрерывные кормежки – и днем и ночью. Смена декораций и туалетов, укачивания и пеленания, купания и массаж, не считая стирок, глаженья и прочей мелкой работы по уходу за новорожденным. А если еще учесть, что это был первенец, то отсутствие опыта, компенсирующееся зашкаливающим усердием, способствовало тому, что свободной минуты – то есть полностью свободной от нее – у меня просто не было.

Я уже не в силах была вспомнить о тех странных временах, когда дочурки у меня не было вообще. Мне казалось, что она была всегда. Каждая секунда моего существования была отныне посвящена только ей.

Какое-то время это радовало. Потом стало радостно напрягать. И я с готовностью делилась «своим счастьем», сбагривала на время кому-нибудь свой непоседливый «пуп земли», давала понянчиться с ним папе, бабушкам, дедушкам, соседской девочке, которая любила возиться с детьми, иногда даже просто какой-нибудь женщине на улице, чтоб предаться простому человеческому отдыху.

Но думать только о себе не получалось, потому что даже на расстоянии трех автобусных остановок (дальше отходить я не рисковала), я все время была с ней.

Потом малышка училась ходить. Но не сама, а с непосредственным участием мамы. Мы ходили часами, наматывая круги по всем свободным закоулкам квартиры, попутно изучая все, что попадалось под руку. Я – в полусогнутом состоянии, она – топая уверенно в полный рост, но намертво вцепившись в мой палец.

Ходунки тогда еще только появлялись, до нас как-то не дошли. И я использовала в качестве тренажера простой пояс от плаща мужа. Он был широкий и прочный. Протягивала его через животик, под мышками, как поводья, и водила уже на расстоянии, но все равно согнувшись. И думать нечего было о том, чтоб отвлечься на минутку и посмотреть на красоту заката.

Потом она пошла в садик, а я – на работу. Но отдохнуть так и не получалось, потому что нужно было учить буквы и стихи, шить платьица и стирать колготки, лечить от кори и плохого характера. Все вместе – попутно, параллельно.

Теперь я успевала читать только “Волшебника изумрудного города” и “Приключения Незнайки”, смотреть “Чипа и Дейла” и “Телепузиков” и забыть, как выглядит средство для снятия лака.

Да, нет же, я вовсе не жалуюсь. Все это здорово – постигать мир заново вместе со своим ребенком. Но иногда я мечтала о других временах – временах относительной свободы, где я смогу заняться, наконец, своими любимыми делами в отрыве от малышки.

Наступили ли те самые “другие времена”, когда она самостоятельно первый раз пришла из школы и открыла дверь своим ключом? Нет, мне казалось. Я звонила домой каждый пять минут, чтоб удостовериться, что с ней все в порядке.

Стала ли я более свободной, когда она закончила школу и заявила, что в выпускной они будут всю ночь гулять, и она вернется домой под утро? Я не спала до пяти и была безумно рада, что она вернулась пораньше в целости и сохранности.

И тогда я поняла, что моя девочка всегда будет со мной. И свободы мне не видать, как своих ушей. Да и к чему мне она? Полная свобода умножает наше одиночество.

И вот теперь у меня взрослая дочь. И, казалось бы, можно уже расслабиться и начать жить, но я без устали думаю о ее будущем и настоящем, об ее окружении и ее работе, о молодом прыщавом пареньке, который зачастил к нам в гости. Я все время в напряжении всматриваюсь в темноту, когда она поздно возвращается домой.

Может быть, слишком пристально всматриваюсь? Может быть, мне пора, в конце концов, отпустить ее в автономное плавание?

Страшно! Там столько рифов, может наткнуться на глубоководные мины и мели, больно ушибиться и даже утонуть, так хочется предостеречь ее от ошибок, ведь они бывают неисправимыми.

Я читаю ей морали и рассказываю жуткие истории из жизни своих подруг, привожу примеры из собственной жизни. Но она все пропускает мимо ушей. У нее своя жизнь, свое видение, свой ум и свой опыт, на котором она сама выведет формулу своего будущего и обозначит фарватер своего плавания.

Может быть, мне не стоит так за нее бояться, ведь она моя дочь, я воспитывала ее в любви и доброте. Быть может, она усвоила это на каком-то глубинном внутреннем уровне, и теперь я могу быть за нее спокойна, как за саму себя? Может все обойдется?

Но все равно я почему-то волнуюсь, страшно волнуюсь. Я не могу понять, что у нее на уме. Она умеет так искусно быть непонятной, не показывать своего настоящего лица, и ей кажется неестественным и нарочитым проявлять внимание и любовь? А может, она тоже выросла эгоисткой, черствой и жестокой эгоисткой, как и большинство современных молодых людей?

Источник: www.passion.ru