Настоящая любовь не горит

Для июльского номера продюсеры организовали фотосессию Турии Питт – известной в стране спортсменки, у которой 65% кожи поражено глубокими ожогами. Так Турия вернулась в модельный бизнес, из которого ей три года назад пришлось уйти – из-за травм, теоретически несовместимых с жизнью. А спасла и вернула ее любовь.

В 2011 году 24-летняя спортсменка и фотомодель Турия Питт, бывшая номинантка на звание «Мисс Австралия», подала заявку на участие в большом марафонском забеге RacingThePlanet (RTP). Ей отказали, потому что она не могла сделать вступительный взнос – заплатить организаторам 1600 долларов. Однако за несколько дней до забега Турии и еще нескольким атлетам позвонили из оргкомитета и предложили участвовать бесплатно: возник недобор бегунов, и сам марафон оказался под угрозой срыва. Питт тут же изменила все свои планы, чтобы непременно попасть на забег: это было мечтой.

За второй опорной точкой маршрут марафона уходил в лесополосу и в горы. На вершину возвышенности одновременно забирались шестеро: четверо мужчин, Турия и еще одна женщина 35 лет. Они были уже почти на самом верху, когда услышали «ужасный звук, похожий на рев огромной тяжелой грузовой машины». Это оказался пожар, вспыхнувший где-то позади. Еще через минуту огонь сомкнулся вокруг бегунов. Дальше Турия помнит все урывками: как села на землю, зачем-то укрывшись жакетом, как становилось «жарче, жарче, жарче», как, не вынеся этого жара, она вскочила и попыталась бежать…

…И влетела в огонь. «Дальше было просто черно и жарко».

Вертолет медиков прилетел за бегунами только через четыре часа. Все это время атлеты-мужчины спасали жизнь обеих девушек (вторая участница тоже получила серьезные повреждения). Находясь на вершине скалы, куда не доставал огонь, они своей одеждой укрывали их ожоги от солнечных лучей, смачивали питьевой водой, пытались привести в чувство.

До пожара

Турия Питт потеряла все пальцы и кисть на правой руке. Левая, к счастью, уцелела. Позднее, в больнице, врачам пришлось ампутировать фотомодели и спортсменке ногу. В первые дни медики вообще не обещали, что она выживет. А когда прошел критический момент, стало ясно, что в больницах девушка проведет несколько ближайших лет.

И если в эти самые тяжелые, угрожающие жизни первые дни выкарабкаться ей помогли молодость и хорошее здоровье, то впервые посмотреть на себя в зеркало, освоить протез и через три года появиться на обложке глянца Турия, как признается она сама, смогла только благодаря любви.

Турия и Майкл Хоскин познакомились еще в школе, но стали парой только в 21 год. Они и работали вместе в горнодобыче. О том, что произошло с девушкой, Майкл узнал только тогда, когда вертолет уже летел в госпиталь и врачи боролись за ее жизнь в небе.

Увидеть ее обезображенную кожу было самым легким испытанием из всех, что предстояли Майклу. Ведь Питт после ампутации не могла не то что бегать – ходить так, как раньше. Она почти не способна была самостоятельно умываться, есть, обслуживать себя, не могла элементарно открыть бутылку с водой, выйти без помощи в туалет. С ней нужно было находиться рядом круглые сутки. И Майкл на это пошел. Он сменил работу, чтобы быть дома либо в госпитале максимально много времени. Он учил ее заново ходить, одевал, был в буквальном смысле ее руками и ногами. В течение двух лет. До тех пор, пока она не оправилась.

Сейчас Хоскин говорит о своей любимой: «Она красивая!» – и это не выглядит натянуто. Потому что дальше он продолжает восхищенно: «У нее сумасшедшая энергия. Она старается быть активной наравне со мной. Она каждый день встает в семь часов утра, чтобы прогуляться и поплавать до физиопроцедур, она проводит это время вместе со мной и запрещает ее жалеть и уступать ей. Она невероятная. Нельзя называть ее «выжившей». Все это время она не пыталась выжить, она старалась полноценно проживать каждый свой день».

Турии еще предстоит несколько операций косметического характера. Самое страшное, самое пугающее они с Майклом прошли – и остались вместе.

Легкая атлетика для Турии Питт по понятным причинам теперь закрыта. Но выход есть всегда. Со своим протезом девушка заново освоила велосипед. Теперь она гоняет из Сиднея в соседний город ради удовольствия и на местных соревнованиях. Еще участвует в 20-километровых заплывах. И говорит, что счастлива, что у нее осталась одна рабочая рука – пусть и пришлось капитально переучиться делать все левой. А в этом году Питт смогла залезть на Великую Китайскую стену и за восемь дней пройти заданный маршрут длиной в 95 км с препятствиями в рамках благотворительной акции. Этот ее поступок освещали не только австралийские, но и мировые СМИ. Благодаря своей акции Питт собрала 200 тысяч долларов США в виде пожертвований. Все эти деньги она направила на развитие восстановительной медицины для людей с тяжелыми травмами в развивающихся странах.

– Этот опыт показал мне, насколько для меня теперь важно взаимодействовать с другими людьми, как важна взаимопомощь и поддержка, – говорит спортсменка. – Другие участницы акции постоянно помогали мне там, где нужна вторая рука. Без них я бы не справилась.

Турия Питт уже выпустила биографическую книгу. Сейчас она получает магистерский диплом по инженерной специальности и дает семинары как мотивационный спикер. Прогнозов относительно того, удастся ли ей когда-нибудь избавиться от своих шрамов, врачи девушке не дают.

Кстати, Турия Питт смогла доказать парламентской комиссии по расследованию инцидента с пожаром, что организаторы забега косвенно виноваты в произошедшем, и отсудить компенсацию. Марафон проходил в сентябре, это пожароопасный период для тех мест. И из соображений безопасности мероприятие должно было быть перенесено либо вообще отменено, но речи об этом не шло. Перед стартом атлетов предупредили об опасности укусов змей и встреч с крокодилами, но о пожарах ничего не сказали, хотя инструкторы были знакомы с климатическими условиями. И к экстренной ситуации организаторы и специальные службы оказались не готовы: это следует из того факта, что вертолет с медиками пострадавшим пришлось ждать недопустимо долго.

Кстати, до тех пор, пока Питт не доказала виновность руководства RTP, она не встретила с их стороны почти никакого желания искупить свое бездействие. Все, что она получила от оргкомитета, будучи в больнице – открытка, несколько сочувственных электронных писем и шоколадки.

Источник: creu.ru

Время не может убить любовь

Это только юным девам кажется, что в семьдесят лет любви нет. Она и в сто лет есть. И в тысячу… Ольга с утра пораньше в выходной примчалась к бабушке с дедушкой. Решила порадовать их вкусненьким. Благо, успешно распродав на выставке свои картины, она располагала крупной суммой денег, и могла не думать о них парочку лет, сосредоточившись на творчестве.

Оля позвонила в родную с детства квартиру. Дверь тотчас распахнулась. Такое впечатление, что бабушка дежурила возле двери.

Ольга сбросила плащ, сняла туфли и прошла на кухню. Там она стала разгружать свою увесистую сумку.

  • Ты одна? – спросила она, — а где дед?

Бабушка поджала губы. На её глаза навернулись слёзы.

На даче, — проговорила она едва слышно и разрыдалась.

Так… успокойся. А почему ты не с ним?

Ха-ха-ха! – сказала бабушка сердито и утёрла нос кружевным платочком.

Вот с этого места давай поподробней. И без слёз.

Ты просто вылитый дед!

Ну, что ты, дорогая, — Ольга ласково чмокнула бабушку в покрасневший нос, — давно установлено и тысячу раз подтверждено, что я твоя точная копия.

Это только с виду, — не давалась бабушка, — а внутри в тебе сидит твой дед.

Ему трудно было бы там поместиться, — усмехнулась Ольга, вспомнив своего почти двухметрового дедушку.

Не передёргивай! Ты прекрасно понимаешь, о чём я говорю.

Ладно, ладно, — примирительно улыбнулась Ольга, — выкладывай, что у вас случилось.

А ничего у нас не случилось! Я старая больная женщина! – всхлипнула бабушка.

Неужели? – Ольга округлила глаза.

Да, да! – бабушка топнула ногой и бросила на Ольгу победоносный взгляд.

И ты об этом поведала деду с утра пораньше? – невинно поинтересовалась Ольга.

А что я ему ещё должна сказать? У меня радикулит! Склероз! Ногу тянет, рука немеет, голова кружится…

Постой, постой, — перебила Ольга, — помедленней, я так быстро не запоминаю.

Но я уже сто раз это говорила!

Вот, это правда, — согласилась Ольга.

А он! – бабушка схватила со стола сотовый и сунула в руки Ольге, — велел мне позвонить, если я умирать соберусь! – глаза бабушки гневно сверкали.

Ольга осуждать деда не торопилась. Сколько она знала свою бабушку, столько та любила поговорить о болячках. Лично она не выдерживала больше двух минут, бесцеремонно перебивая бабушку и переключая её на другие темы. А дед уже 40 лет терпит. Ну, чем не герой?! Жалко только, что не придумали ордена за семейное терпение.

Ты вот мне скажи, ну почему, почему он уехал?

Потому что ты достала его своим нытьём!

Вот, и ты туда же! Нет, чтобы посочувствовать родной бабушке! — обиженно воскликнула пожилая женщина.

Но ты же задала мне вопрос! Я не знала, что я должна утирать твои слёзы и лить тебе на голову елей.

Бабушка обиженно засопела и отвернулась к окну.

Так, — сказала Ольга, давай мне какой-нибудь мешок.

Камни пойду собирать.

Зачем тебе камни, Ольга!? Что ты ещё задумала?

Я? – деланно удивилась внучка, — а что, разве мы не поедем на дачу деда камнями побивать?

Я с ним сорок лет прожила. И потом… он такой хороший.

Ага, хороший значит?

Хороший! – бабушка вздёрнула подбородок.

Слушай, бабуль, а ты вроде юбку новую шила.

Какая ты вредная!

Ну, а кто же?! Ты родного мужа обновкой не порадовала.

Я же ещё и виноватая оказалась. Спасибо тебе, внученька, — бабушка поджала губы и отвернулась.

Капризуля моя! – Ольга обняла бабушку за плечи.- Как же я люблю тебя! Какая ты у меня красивая!

Мне семьдесят лет.

Откуда ты знаешь?!

Ты что, смеёшься?

Нет, но у тебя же минуту назад был склероз, значит, ты не можешь помнить, сколько тебе лет!

Значит, ты ещё и притворщица! – Ольга рассмеялась и затормошила бабушку, — а ну быстро надевай свою новую юбку, крась губы и дуй на дачу!

А блузку надевать не надо? – ядовито поинтересовалась бабушка.

А что? Это идея! Деду понравится!

Ольга! Ты кого угодно на ноги поставишь и заставишь под свою дудку плясать!

Зачем под мою? У вас с дедом своих целых две дудки, вот и дудите в унисон.

Ты думаешь, он обрадуется, если я свалюсь ему, как снег на голову?

Если в новой юбке и без блузки…

Ольга! Я серьёзно!

Обрадуется, если ты кинешься ему на шею и расскажешь, как ты его любишь. И ни слова о болячках!

Ольга повернулась к столу и стала складывать продукты обратно в сумку.

Оля, что ты делаешь?

Продукты складываю. На даче с дедом всё и съедите.

Я и не донесу столько.

Донесёшь, донесёшь. Ты всё ещё не одета?!

Бегу, бегу, — бабушка скрылась за дверью.

Не забудь надеть французский гарнитурчик, что я тебе подарила.

Ольга налила себе чаю и стала думать о том, что она, пожалуй, тоже поедет на дачу, вот только не ясно пока к Эдику или Олегу…

Подумала и решила, что поедет к Сергею. Он так хорош в постели, к тому же там чудесный вид на реку. Нужно захватить палитру и холст…

Ну, как я выгляжу? – бабушка влетела на кухню и покрутилась перед Ольгой.

Ты же сама говорила, что он сидит у меня внутри…

… В два часа ночи затренькал Ольгин сотовый.

Отключи, — прошептал Сергей, прижимаясь к её губам.

Подожди, — она легонько отстранилась, — это, наверное, бабушка.

Бабушка?! У неё что, бессонница?

Ага, такая же, как у нас.

Скажешь тоже, — усмехнулся он, приживаясь щекой к её груди, — как я хочу тебя.

Ольга взяла сотовый.

Оленька, ты спишь? – раздался взволнованный бабушкин шёпот.

Нет, — также шёпотом ответила Ольга.

Я тоже, — отозвалась бабушка. — А дед уснул. Только что… Ты оказалась права! Он так обрадовался. Сказал: слава Богу, что ты не умерла. Но на юбку не обратил никакого внимания! Представляешь? Пришлось её снять…

Ольга не удержалась и хмыкнула.

Смейся, смейся. На тот французский гарнитур, что ты мне подарила, он тоже ноль внимания. Только сказал, что застёжка сложная на бюстгальтере. Так долго расстегивал! Я еле дождалась. А потом…

А про потом, бабуля, не надо, я сама пофантазирую.

Ну-ну, — сказала бабушка, — я чувствую, что у тебя помощник имеется… для фантазий.

Ты, как всегда, права. Спокойной ночи.

Буйных тебе фантазий, внученька, — хихикнула бабушка в трубку и отключилась.

Ну, как бабушка? – спросил Сергей.

Отлично! – Ольга обвила руками шею возлюбленного, — как ты относишься к тому, чтобы продолжить наши фантазии до утра?

Я — только за, — ответил он, — горячо обнимая любимую женщину.

Источник: www.passion.ru

(Visited 1 times, 1 visits today)