16 признаков, что ты отказываешься признавать, что он плох для тебя

1. Когда ты злишься на него, ты начинаешь говорить себе, что это ты переигрываешь. Что это ты слишком эмоциональная, сгущаешь краски и делаешь из мухи слона.

2. Ты оправдываешь его. Что бы он ни сделал, ты находишь оправдания его плохим поступкам. Ведь у него должны были быть хорошие намерения, не так ли?

3. Ты веришь во второй шанс. И ты даешь ему множество вторых шансов. Потому что веришь, что он может измениться. Что он хочет измениться. Ради тебя.

4. Ты жалеешь его. Когда он плохо с тобой обращается, ты думаешь, что у него было тяжелое детство. Что у него никогда не было хороших отношений. Что у него есть право совершать ошибки.

5. Ты считаешь ваши отношения нормальными. Что в каждых отношениях бывают такие скандалы, унижения, измены и предательства.

6. Ты дружишь с неправильными людьми. Теми, кто в таких же ужасных отношениях, как и ты. И когда ты видишь, что муж твоей подруги не просыхает от алкоголя или подсел на наркотики, то думаешь, что у тебя еще не все так плохо.

7. Ты прощаешь его за все, даже если он делает что-то плохое в сотый раз, но ведь он же извинился, правда?

8. Ты игнорируешь слезы на твоем лице и синяки на руках. Когда ты думаешь о нем, то сосредотачиваешься только на хороших моментах. Ведь на самом деле он хороший человек, где-то глубоко внутри…да?

9. Ты хочешь спасти его. Ты думаешь, что если дашь ему много своей любви, то он превратится в мужчину, каким ты хочешь его видеть.

10. Когда близкие люди советуют тебе уйти от него, ты злишься на них. Ты честно не понимаешь, почему он им настолько не нравится.

11. Даже небольшое проявление чувств очень важно для тебя. Если он целует тебя в щеку или не забывает про вашу годовщину, ты чувствуешь себя самой счастливой на земле. Твои ожидания слишком маленькие.

12. Ты всегда думаешь о том, какой ужасной была жизнь в одиночестве. О том, как ты не хотела ложится в пустую постель. О том, как ты лучше будешь терпеть плохие отношения, чем будешь одна.

13. Ты «засмеиваешь» свою боль. Если он тратит все деньги на выпивку или ты застаешь его в стрип-баре, это «забавная история, чтобы рассказать за столом с друзьями». Мальчики же такие мальчики, правда?

14. Ты веришь в бред о том, что мужчины не могут быть верны одной женщины, что моногамия — это ложь. Вот почему ты вечно прощаешь ему измену.

15. Ты никогда не озвучиваешь ваши проблемы в отношениях. Ты просто их игнорируешь. Словно они волшебным образом разрешатся.

16. Ты любишь его. Ты так безумно, слепо, нерационально влюблена в него, что не хочешь видеть, насколько он плох для тебя. Ты не хочешь признавать, что он разрушает твою жизнь. Но глубоко в душе ты знаешь, что должна уйти от него. Ты знаешь, что должна сказать «Прощай».

Источник: creu.ru

Осиные страсти (Часть 19)

Понедельник Неделя началась бодро. Я увлечена работой, я в восторге от окружающих меня людей, и мне интересно всё, чем я занимаюсь. В общем, пользуясь Жанкиной терминологией, работа меня полностью удовлетворяет, и я ежедневно испытываю девятичасовой трудовой оргазм, после которого нехотя покидаю своё рабочее место, и до следующего утра живу мыслями о том, что я сделаю, когда вернусь на работу.

Возможно, это на меня так благотворно действуют перемены, но в любом случае я наслаждаюсь моментом, и сделаю всё, чтобы это состояние подольше не закончилось и симптомы повторялись ежедневно.

Вторник

Сегодня мне позвонил мой бывший шеф.

Привет, сынок, как у тебя дела?

Здравствуйте, – радостно проорала я в трубку. – Ужасно рада вас слышать!

Это было правдой, потому что, признаться честно, я очень скучала по нему, но позвонить сама не решалась: необъяснимое чувство вины всё ёще теплилось где-то в районе моей совести, и казалось, что мой звонок из категории «здрасьте, шеф, ну как вы там без меня?» будет пудомсоли на незажившую после моего ухода сердечную рану шефа.

Я тоже, сынок, очень соскучился по тебе. Судя по твоему ликующему голосу, у тебя всё более чем хорошо. Мне тут рассказали, куда ты ушла. Поздравляю, исполнительный директор, с новой должностью. Это уж точно твоё, тьфу-тьфу-тьфу.

Да, так и есть, боюсь сглазить – мне всё нравится.

Ну и хорошо. Сынок, я ж тебе по делу звоню. Мне помощь твоя нужна.

Я в лепешку расшибусь, шеф, вы же знаете…

Мы взяли девочку на твою должность, мне хотелось бы, чтобы ты сама ввела её в курс дела, поделилась, так сказать, секретами мастерства.

То есть Иринка пролетела?

Мы же с тобой говорили об этом. С кадровыми вопросами я не хочу экспериментировать.

Ясно, а что за девочка?

Умненькая перспективненькая, судя по красному диплому, трудовой книжке и обилию рекомендаций, девочка. Я на неё возлагаю большие надежды.

Я почувствовала укол ревности и спросила:

Как хоть зовут вашу девочку?

Интеллект в наличии?

Симпатичная? Ну, в смысле, внешность представительная?

Вполне. Коренастенькая такая блондиночка. Язычок подвешен. Умеет красиво говорить и писать. С фантазией проблем нет. С чувством юмора – тоже.

Одно из двух, шеф: либо, это моя сестра-близнец, либо это мой клон.

Шеф засмеялся и сказал:

Честно говоря, она мне сразу понравилась, когда пришла на собеседование, именно тем, что напомнила мне тебя – и внешне, и манерой речи, и жестикуляцией.

А её вы тоже называете «сынок»?

Нет, её я называю по имени. Встречный вопрос, а своего нового начальника ты тоже называешь «шеф»?

Нет, его я называю по имени.

То есть наша взаимная ревность неуместна, сынок?

Отлично! Так ты выручишь? Приедешь?

Постараюсь завтра. Идет?

Спасибо, сынок. Буду очень тебя ждать.

Среда

Любопытство моё не давало мне спокойно работать, и я прямо с утра, безуспешно потратив два часа на составление важного документа, который я так и не составила из-за того, что мысли сбивались в сторону бывшей работы, поехала знакомиться с собственным клоном.

Привет, сынок! Всё расцветаешь! – Радостно поздоровался со мной шеф, когда я вошла к нему в кабинет, вскочил со своего трона и бросился меня обнимать.

Я тортик принесла. Давайте сначала чайку попьем, а потом будем знакомиться с Олей.

За разговором час пролетел незаметно: новостей накопилось много, а барьер, воздвигнутый шефом в момент, когда я принесла ему своё заявление об уходе, исчез без следа.

Наговорившись вдоволь, шеф вернулся за своё рабочее место.

  • Вызови мне Ольгу новенькую, – сказал он секретарше по селектору, и я почему-то внутренне вся напряглась.

Через четыре минуты – ровно столько нужно времени, чтобы дойти из моего бывшего кабинета через три больших лестничных проёма в приёмную шефа – в кабинет робко постучали.

Симпатичная подтянутая девушка в синем деловом костюме и голубой водолазке, одетой вместо блузки, вошла в кабинет и хрипло поздоровалась:

Здравствуйте, Николай Александрович. Вызывали?

Да, Ольга, садитесь.

Вы извините за мой голос, я сейчас болею, поэтому хриплю.

А чувствуете себя как?

Нормально, на больничный уходить не хочу, а то не успела выйти на работу – и сразу бюллетенить. Нехорошо как-то.

«Волосы – секущиеся, косметики – слишком много, с бижутерией – тоже перебор, картавит чуток, золотое кольцо надето вместе с серебряным браслетом – кто же золото с серебром носит?» – подобострастно перечислял мой внутренний голос.

  • Вот хочу вас познакомить с девушкой, которая работала на вашей должности до вас. Её тоже зовут Ольга!

Я вежливо кивнула, а она широко заулыбалась и залопотала:

  • Очень приятно. Мне говорили, что вы придете. У меня к вам полно вопросов, я ведь всего третий день работаю, ещё толком не вникла во все тонкости. Я очень на вас надеюсь. По-моему, мы даже похожи чем-то, правда, Ольга?

«Да что ты говоришь!» – фыркнул мой внутренний голос, а вслух я сказала:

Да. Что-то есть. Давайте тогда шефа оставим и пообщаемся в моём, то есть – пардон – в вашем, Ольга, кабинете.

Потом зайди ещё ко мне, сынок, ладно? – Сказал шеф, когда я закрывала дверь.

Уже в коридоре мы с Ольгой перешли на «ты» и не теряя времени стали обсуждать рабочие вопросы. Несмотря на старания моего эгоистичного внутреннего голоса, подмечавшего маленькие недостатки Ольги, через двадцать минут я поймала себя на мысли, что она мне нравится.

Проинструктировав её по всем направлениям деятельности, повизжав с девчонками и пообнимавшись с мальчишками своего отдела, мы все вместе сели пить чай, но мне на мобильный позвонил Гена и сказал, чтобы я срочно приехала на работу, так как к нам едет очень важный клиент, и мне просто необходимо присутствовать на встрече.

Я подорвалась, перецеловала всех своих бывших коллег, включая Ольгу, которой я оставила свой телефон и велела звонить, если что, и на минутку заскочила к шефу.

Ну как она тебе? – спросил он.

Мне понравилась. Мы будем дружить. По-моему, отличная толковая девчонка. Почти как я.

Я рад, что вы подружились. Только такой, как ты – больше нет, – грустно сказал он.

До свиданья, шеф, – уже в дверях прокричала я.

Удачи тебе, сынок…

Четверг

Сегодня был очень напряженный рабочий график. Домой приехала почти в полночь, и естественно сразу легла спать. Сил писать дневник уже не было…

Пятница

Сегодня мы с Мишкой ехали домой, и я, вдохновлённая предстоящими выходными, когда можно будет выспаться и отдохнуть, почувствовала в себе прилив сил и хорошего настроения, которое надо было срочно направить в нужное русло.

Слушай, в пятничный вечер ехать домой, чтобы лечь спать – это преступление, Котик! Давай куда-нибудь рванём, кому-нибудь позвоним, сюрпризом к кому-нибудь завалимся, ну подурачимся как-нибудь! Как тебе идея? – Лукаво подмигнула я.

Малыш, я устал и очень хочу спать. Хочешь, я завезу тебя к Жаннке, или к Наташке, ну или ещё к кому из твоих подружек, раз из тебя энергия так прёт, а сам я лучше домой поеду, мне ей богу, даже разговаривать в лом. Короче, я домой, однозначно, а ты решай.

Без тебя я не хочу. Ну, ладно, – покладисто согласилась я. – Домой так домой. Но неужели мы приедем и прямо вот так, как болванчики, спать ляжем?

Ну почему? Я сначала перекушу, потом в ванной зависну на полчасика, а потом только лягу, – сказал Мишка. – А ты спокойно можешь телик смотреть. Мне не мешает.

Миш, а ты заметил, что мы за последнюю неделю ни разу не занимались сексом?

Да шучу, я, Котён. Ну что ты, в самом деле. Конечно, я заметил, я же не идиот.

И ты считаешь это нормальным?

-То есть, ты меня не хочешь – и это вполне нормально? Прекрасненько!

Малыш, я не тебя не хочу. Я секса не хочу. Я влюблен в тебя как никогда, и по-прежнему считаю, что обнимать тебя, засыпая, – это вершина счастья. Но я так устаю на работе, что у меня просто физически нет сил вечером. И в этом – единственная причина. А то надумаешь себе там…

Да видела я твоих секретарш длинноногих, – проворчала я, но его объяснения меня вполне успокоили.

Мы приехали домой, я переоделась в халат, расслабилась и… В субботу Мишка мне рассказывал, как раздевал меня и переносил моё бессознательное тело, находящееся в состоянии глубокого сна, в кровать. Заснула я прямо в кресле, куда погрузилась с целью сделать себе маникюр.

Когда он мне это сказал, я взглянула на свои руки – два ногтя на пальцах правой руки были уже накрашены. То есть вырубило меня прямо в самый разгар процесса.

Миш, слушай, ты считаешь это нормально, когда человек начинает делать какое-то дело – и засыпает?

Нормально, если учесть, что это дело он делает поздно вечером в состоянии глубокой усталости после трудовой недели.

Я даже не знала, что я так сильно устаю.

Теперь знаешь! – Сказал мой мудрый Мишка.

Суббота

Хотя бы раз в неделю я стараюсь ходить в солярий. Во-первых, мне идет загар, во-вторых, сама процедура мне нравится – лежишь себе в тепле и музыку слушаешь, а в-третьих, врач-дерматолог сказал, что солярий – очень вредная для кожи вещь – полезен лишь в одном случае – при псориазе. А у меня как раз псориаз. Забавная, скажу я вам, болезнь. Для меня и Мишки она – идентификатор состояния моих нервов.

Каждый раз, когда я сильно понервничаю, на теле моем появляются красные пятнышки. Поэтому если я волнуюсь и переживаю по какому-либо поводу, но хочу скрыть этот факт от Миши, чтобы он лишний раз не волновался за меня, он всё равно узнает.

Например, на той неделе, когда я ужасно разнервничалась из-за Еремки и ситуации с её мужем, но не успела рассказать об этом Мише, он сам спросил:

  • Давай, выкладывай, что стряслось, мой пятнистый друг.

Я оглядела себя и увидела множество красненьких сигналов того, что норма потраченных за день нервов многократно превышена.

Я нехотя рассказала причину своих переживаний, и, как и следовало ожидать, выслушала лекцию о том, как я себя не берегу, что если я не хочу беречь себя для себя, то я должна беречь себя для него, потому что если я буду переживать за каждого человека, который порежет палец или которого укусит комар, то я состарюсь годам к тридцати и не смогу воспроизвести здоровое потомство.

Я слушала это традиционное пиление, и понуро качала головой, внутренне соглашаясь с Мишей.

Так что хватит думать о других – подумай о себе! – Торжественно закончил он свою гневную речь.

Я не умею контролировать это процесс, ты же знаешь, – зачем-то вступила я в дискуссию. – Для ощущения «нервничать» у меня нет кнопочки «выкл», которую я нажму и сразу перестану нервничать. У меня есть кнопочка «вкл» и «очень вкл».

Что значит «не умею»? Не умеешь – научись!

Миш! Легко тебе говорить! Вот ты умеешь контролировать процесс своего потоотделения? Не умеешь! «А не умеешь – научись», – парировала я.

То, про что говорю я – это целая наука, называется «управление гневом», и этому можно научиться. Если бы это было невозможно, я бы тебе не советовал. А то, про что говоришь ты, – это работа потовых желез, и воздействовать на это силой воли или силой желания нельзя.

В общем, наши ссоры на эту тему были бесконечны и никогда не приводили к взаимному удовлетворению сторон.

Источник: www.passion.ru