Романтик уровень бог

ОЕУЛПМШЛП ЙУФПТЙК ПФ бМЕЛУБОДТБ мСРХОБ

2. фЕНБ пВЦПТУФЧП.

зПМПДОБС ЗТХРРБ УРХУФЙМБУШ Ч чПТПЫЙМПЧУЛЙЕ ЛПЫЙ (зЧБОДТБ). зТХРРБ ВЩМБ ОБУФПМШЛП ЗПМПДОБС, ЧЛМАЮБС НБМП ЛХЫБАЭЕЗП рПРПЧБ у., ЮФП ФХФ ЦЕ ЪБЛБЪБМП ПДОП ЧЕДТП БКТБОБ Й ПДОП ЧЕДТП НПМПЛБ. рПЛБ УЙЕ РЙМЙ ЧПЪОЙЛМП ЦЕМБОЙЕ РПЛХЫБФШ, ОП ОЕ РТПУФПК, УЛТПНОПК РЙЭЙ, Б РП ОБЫЕНХ, РП УФХДЕОЮЕУЛЙ. еМЕ ХЗПЧПТЙМЙ НЕУФОХА БВПТЙЗЕОЛХ РТПДБФШ ОБН ЛХТЙГХ, ЛБТФПЫЛЙ, Й ЕЭЕ НОПЗП ТБЪОПК ЧЛХУОСФЙОЩ. чУЕ ЬФП ПЭЙРБМЙ, ЪБЧБТЙМЙ, ПВЦБТЙМЙ, Б РПФПН ЕМЙ, ЕМЙ. еМЙ ДПМЗП Й ЮБУФП, ЮБУПЧ ДП 12 ОПЮЙ, ЮЕТЕДХС ФТБРЕЪХ ТЕДЛЙНЙ РПЪЩЧБНЙ.

хФТПН РТПУОХМЙУШ РПЮЕНХ-ФП ТБОШЫЕ ПВЩЮОПЗП РТБЛФЙЮЕУЛЙ ЧУЕ, ЛТПНЕ ТХЛ. рПРПЧБ у., ПВЩЮОП ФБЛПЗП ОЕ ОБВМАДБМПУШ ЪБ ЗТХРРПК. уФТБООПЕ ДЕМП ЦЕМБОЙЕ ЛХЫБФШ ПУФБМПУШ, ОП ПУХЭЕУФЧЙФШ ДБООПЕ ЦЕМБОЙЕ НЕЫБМЙ РПЪЩЧЩ. уП ЧТЕНЕОЕН ЙИ УФБОПЧЙМПУШ ЧУЕ ВПМШЫЕ Й ВПМШЫЕ, Б ЛХЫБФШ ИПФЕМПУШ. ч ЬФП ЧТЕНС УФБМП РТПСУОСФШУС УПЪОБОЙЕ – МАВПК ЧЪЗМСД Ч УФПТПОХ РЙЭЙ, Б ОЕ ДБК ВПЗ ЮФП ОЙ ВХДШ ХЛХУЙФШ ИМЕВОХФШ БКТБОБ ЧЩЪЩЧБМ ВХТА, ЮЕТЕДХ ТЕЪЛЙИ РПЪЩЧПЧ. й ИПФС ЧУЕ ВЩМЙ ЧПУРЙФБОЩ Ч МХЮЫЙИ ФТБДЙГЙСИ УПГТЕБМЙЪНБ, ХУРЕФШ ТЕЪЛП ЧЩУЛПЮЙФШ ЙЪ РБМБФЛЙ Й ДПУЛБЛБФШ ДП ФПЗП НЕУФБ ЗДЕ ОЙЛПНХ ОЕ НЕЫБЕЫШ – НПЗМЙ ОЕ ЧУЕ. рПЬФПНХ НЕУФП НЕДЙФБГЙЙ ОБ ОЕКФТБМШОЩК ПВЯЕЛФ, ЧНЕУФП РБМБФЛЙ ОБТПД ОБЮБМ НЕОСФШ, ЛФП ОБ ЛБНОЕ, ЛФП ОБ РЕОШЛЕ. ыЙДБ у. ПЛБЪБМУС УБНЩК ЙЪПВТЕФБФЕМШОЩК, ПО ОЕ ЧПЪЧТБЭБМУС НЕДЙФЙТПЧБФШ ОБ РТЕЦОЕЕ НЕУФП, Б ХДБМСМУС ПФ МБЗЕТС ЧУЕ ДБМШЫЕ Й ДБМШЫЕ.

ч 1980 ЗПДХ рПРПЧ у. ЧНЕУФЕ У мСРХОПН ДЕМБМЙ ЪБВТПУЛХ Й ОБРТБЧМСМЙУШ Л УВПТБН Ч фАФА-уХ. уРХУФЙЧЫЙУШ Ч РПФЕНЛБИ У бЪБХ, ОПЮША ВЩМЙ Ч фЕТУЛПМЕ. йН УЛБЪПЮОП РПЧЕЪМП, ОБ ЧЩФСОХФХА ТХЛХ ПУФБОПЧЙМУС ДЦЙЗЙФ ОБ „цЙЗХМСИ“. пУФБЧЫХАУС ЮБУФШ ДПТПЗЙ, рПРПЧ СЛПВЩ ОЕ ЧЪЧБОЮБК РПДФБМЛЙЧБМ УРСЭЕЗП ДЦЙЗЙФБ Ч НПНЕОФ РТПИПЦДЕОЙС РПЧПТПФБ. дМС мСРХОБ ЬФП ВЩМЙ РЕТЧЩЕ СТЛЙЕ ЧРЕЮБФМЕОЙС, ДМС рПРПЧБ, ЧЕТПСФОП, ЬФП ВЩМП ОЕ Ч РЕТЧПК, МЙВП ПО ХНЕМП РТСФБМ ЙУРХЗ.

4. фЕНБ пВЦПТУФЧП.

пВЩЮОП ЪБЧИПЪЩ РМБОЙТХС РЙФБОЙЕ ОБ РЕТЧЩЕ ДЧБ-ФТЙ ДОС РПИПДБ ДПМЦОЩ ХЮЙФЩЧБФШ ПУПВЕООПУФЙ ЧИПДБ Ч ЧЩУПЛПЗПТШЕ, Ф.Е. ОЕ ОБУЙМПЧБФШ УМБВЕАЭЙК ПТЗБОЙЪН ЙЪМЙЫОЙНЙ ЛБМПТЙСНЙ. лБЛ РПТСДПЮОЩК ХЮЕОЙЛ (МЕЛГЙА РП РЙФБОЙА ЮЙФБМБ жЕДПТПЧБ пМШЗБ, Б НПЦЕФ ВЩФШ ОЕФ ), ЪБЧИПЪ РПИПДБ ЧФПТПК ЛБФЕЗПТЙЙ УМПЦОПУФЙ (ТХЛ. рПРПЧ у. 1980 З.) мСРХО б. ЧУЕ ХЮЕМ. оП ОЙЛФП ОБ МЕЛГЙСИ РП РЙФБОЙА ОЕ РТЕДХРТЕЦДБМ, ЮФП ДП ЬФПЗП РПИПДБ ВХДХФ ЗПМПДОЩЕ ЗПТОЩЕ УВПТЩ ДОЕК Й ЛПМШГБ 3-4 ДОС.

фБЛ ЧПФ, РТПКДС Ч РЕТЧЩК ДЕОШ ДЧБ РЕТЕЧБМБ, ЗТХРРБ РТЙУЕМБ ОБ ПВЕД Ч РТЕДЧЛХЫЕОЙЙ РЕТЧПЗП РПИПДОПЗП ПВЕДБ. ъБЧИПЪ ДПУФБЕФ ПДОХ ВБОЛХ ЛЙМШЛЙ 250 ЗТ. (Ч ФПНБФЕ – ИПТПЫП ЙДЕФ Ч РЕТЧЩЕ ДОЙ, Ч ПФМЙЮЙЙ ПФ ТЩВЩ Ч НБУМЕ) Й ПДОХ ЗПЧСДЙОЩ 330 ЗТ., УБМБ ОЕФ (РМПИП), УЩТБ ТПЧОП УФПМШЛП, УЛПМШЛП УНПЦЕФ РТПЗМПФЙФШ ПТЗБОЙЪН ЙЪНХЮЕООЩК ЗПТОСЮЛПК. дБ, ВЩМБ ИБМЧБ ЗТБНН РП 80 ОБ ЮЕМПЧЕЛБ. лПЗДБ ЧЕУШ ПВЕД ВЩМ БЛЛХТБФОП ЧЩМПЦЕО ОБ РЕТЕЧБМШОЩИ ЛБНОСИ, рПРПЧ ФПТЦЕУФЧЕООП УРТПУЙМ, ЧУЕ? дБ, ФБЛ ЦЕ ФПТЦЕУФЧЕООП ПФЧЕФЙМ ЪБЧИПЪ.

дМС УРТБЧЛЙ: ПВЕД ВЩМ ОБ РЕТЕЧБМЕ, ЧЩУПФБ ВЩМБ ЗДЕ-ФП 3700 НЕФТПЧ ОБД ХТПЧОЕН НПТС. ъБ СЧОЩК ПВНБО Й ОЕ ХЧБЦЕОЙЕ Л ДПМЦОПУФЙ ЪБЧИПЪБ (ВПЗ ЧУЕ ЧЙДЙФ) ТХЛ. рПРПЧ у. Ч РПУМЕДУФЧЙЙ РПРМБФЙМУС (ЮЕТЕЪ ДОЕК РСФШ ЙМЙ ЫЕУФШ, ЪБЧИПЪ ЕЭЕ ДПМЗП РМПИП УЮЙФБМ, РПЛБ ЕЗП Ч бТНЙА ОЕ ПРТЕДЕМЙМЙ ЕЗП ЦЕ ФПЧБТЙЭЙ РП ПВЕДХ)

Олег ЩАЛПЕГИН

ЖУРНАЛ ЛЮБИТЕЛЕЙ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ

Что отуманилась, зоренька ясная,

Пала на землю росой?

Что ты задумалась, девушка красная,

Очи блеснули слезой.

Многие интеллигентные русские люди, слышавшие эту песню и даже поющие ее, ничего не знают о самом авторе. Мало кто знает и то, что именно благодаря А.Ф.Вельтману в активное употребление вошло слово «былина». Немногие специалисты помнят о том, что стараниями одного из образованнейших русских дворян XIX столетия, некоего Александра Вельтмана, был сделан первый стихотворный перевод глав из «Старшей Эдды». Любителям отечественной словесности приятно знать и то, что именно Вельтман дописывал «Русалку» Пушкина. Нельзя не вспомнить и о том, что смертельно раненый первый поэт России, отказывающий в посещении посетителям, сделал исключение для своего старого товарища…

В 2000 году, 21 (8 по старому стилю) июля, исполнилось 200 лет со дня рождения Александра Фомича Вельтмана. Имя этого человека было хорошо известно читателям прошлого столетия. О нем тепло и даже восторженно говорили современники. Талант Вельтмана-писателя высоко оценили и Пушкин, и Некрасов, и Белинский, и Достоевский, и Толстой. В наше время, спустя почти целый век, интерес к сочинениям несправедливо забытого литератора возобновился с новой силой.

К сожалению, юбилейный день затерялся в суетливом потоке будней. Мы не слышали положенных в таких случаях памятных речей, не видели статей в толстых и авторитетных журналах. Мы даже не имели возможности положить цветы на могилу из белого мрамора — точную копию надгробия Ярослава Мудрого (посмертный подарок друзей Вельтману). Последнее земное пристанище русского писателя, как и другие захоронения Ново-Алексеевского монастыря, давно служит основанием шоссейной трассы…

Кем был Александр Фомич Вельтман, и насколько уместен вопрос о его «возвращение» в читательскую среду и научную аудиторию?

Соответственно, в своих произведениях Вельтман, как глубоко верующий человек, убежденный монархист, выступает активным защитником и пропагандистом традиционных ценностей «Русскаго Мiра». Поэтому, изучая творчество «консервативного» писателя, можно говорить о том, что оно пропитано духом здорового национализма. Весьма любопытным в связи с этим представляется тот факт, что вся жизнь Вельтмана совершенно не соответствовали полученной от предков «говорящей фамилии»: «человеком мира» его назвать никак нельзя.

Потомок шведских дворян доказал свою преданность отчизне не только на бумаге, но и как воин. Вельтман отличился в боях с турками, был награжден орденами за храбрость, а по выполнении сложных картографических работ даже получил бриллиантовый перстень лично от Государя. Русский офицер прошел служебную лестницу от колонновожатого подпоручика до подполковника Генерального штаба.

Александр Фомич Вельтман обладал редкой притягательной силой, поэтому круг его общения был очень широк. Показательно, что многие знакомые писателя, являвшиеся по отношению друг к другу ярыми противниками, сходились в одинаковой оценке его достоинств. Лично общавшийся с некоторыми «неблагонадежными» лицами, оказывавший постоянную денежную и организационную помощь декабристу Раевскому, Вельтман никогда не разделял политических воззрений увлеченных западными теориями либералов, резко отрицательно относился к революционной деятельности масонских обществ (эта позиция отчетливо прослеживается, например, в не изданном до сих пор романе «Последний в роде и безродный /Приемыш/»). Тот же «консерватор» Вельтман с искренней радостью приветствует Крестьянскую реформу, идущую «сверху».

Кроме литературной, военной и служебной деятельности А.Ф.Вельтман был хорошо известен и как серьезный ученый. Он работал по 14 часов в сутки, занимаясь вопросами русской и мировой культуры, древними языками. Его по праву можно считать одним из самых образованных людей своего века. Не случайно многие писатели, в том числе и Пушкин, часто обращались к «московскому труженику» с вопросами по истории. Автор многих интересных и смелых даже для нашего времени научных трудов (в частности, посвященных проблеме арийских племен и Атлантиды), Вельтман стал членом-корреспондентом Академии наук, членом-корреспондентом Русского археологического общества и директором Московской Оружейной палаты. Его научные поиски, казавшиеся многим современникам прошлого столетия «сказочными» и странными, удивительно созвучны современным взглядам на развитие человеческой цивилизации.

До конца дней Вельтман оставался отзывчивым, любознательным и деятельным человеком, истинным романтиком и фантазером. Русский писатель оставил нам 16 романов (самые известные — «Странник», «Кощей бессмертный», «Светославич, вражий питомец», пенталогия «Путешествия, почерпнутые из моря житейского»), множество повестей и рассказов, стихотворений, песен (с музыкой собственного сочинения).

Сегодня, когда появилась реальная возможность заново открыть славные страницы нашей словесной культуры, имя Александра Фомича Вельтмана, несомненно, должно занять подобающее место в сознании современного читателя. Мы с сожалением можем констатировать: среди богатой коллекции недавно «возвращенных» и «открытых заново» художников очень мало тех, которые хотели бы пробудить в нас потребность быть русскими, ощущать себя кровными и духовными детьми России.

Романтик Александр Фомич Вельтман жил именно этой потребностью и пытался делиться с «любезным читателем» именно этим радостным ощущением.

Побежденный учитель: как сын пленной турчанки стал великим русским поэтом

Побежденный учитель: как сын пленной турчанки стал великим русским поэтом

235 лет назад, 9 февраля 1783 года, в селе Мишенское Тульской губернии появился на свет Василий Жуковский — поэт, открывший новую главу романтизма в русской стихотворной лирике. Ему посвящали свои стихи Пушкин и Батюшков, Давыдов и Тютчев. Жуковский был путешественником и авантюристом, любимцем императрицы, тайным советником и ополченцем.

Василий Андреевич родился и рос в доме помещика А. И. Бунина. Он являлся незаконнорожденным сыном Бунина и пленной турчанки Сальхи, служившей в поместье, но, несмотря на это, был принят в семью отца. Фамилию мальчик получил от своего крестного мелкопоместного дворянина Андрея Жуковского, избежав участи бастарда.

С детства юноша был обласкан судьбой. Ему дали хорошее образование в пансионе, а затем в Тульском народном училище. Чтобы получить статус дворянина, он фиктивно прошел военную службу в Гусарском полку, получив звание прапорщика, и был занесен в родословную книгу Тульской губернии.

В 1797 Василий продолжил свое обучение, поступив в Московский университетский благородный пансион, где проучился четыре года. Увлечение Жуковского литературным творчеством просматривалось еще в раннем возрасте. Пансион лишь раскрыл его внутренний потенциал, дав ему толчок к совершенствованию. Окружение поэта так же способствовало его становлению. Совместно с друзьями и сокурсниками, в числе которых были Дмитрий Дашков, Андрей и Александр Тургеневы, он создал “Дружеское литературное общество”, которое окончательно определило его судьбу.

В 1802 году из-под пера поэта вышло первое серьезное стихотворение “Сельское кладбище” — перевод элегии английского поэта Томаса Грея, затем под влиянием дружбы с Карамзиным была написана повесть “Вадим Новгородский”. На молодой талант сразу обратили внимание критики, так творчество Жуковского попало в печать популярного в те года издания “Вестник Европы”. Околдованный магией сочинительства Василий брался за любой формат. В период с 1803 по 1806 года им были написаны многочисленные басни, поэмы, оды и даже баллады.

В 1808 году Жуковский явил миру свою “Людмилу” и переписанную “Ленору” Г. А. Бюргера, которые во всей красе раскрыли понятие романтизма. С 1808 по 1810 работая главным редактором открывшего для него когда-то путь в большую литературу “Вестника Европы”, поэт стал приверженцем любовно-сентиментального фольклора. В 1812 году началась русско-французская война и Жуковский со своими товарищами попал на баррикады. Поле боя стало для поэта новым источником вдохновения. В лагере под Тарутином он написал военно-патриотическую песнь “Певец во стане русских воинов”, которая стала народным гимном и разошлась на клочках бумаги по всему фронту.

В 1813 году Жуковский заболел тифом и был вынужден выйти в отставку. За заслуги пред отечеством он был произведен в штабс-капитаны и награжден орденом Святой Анны. После ухода из армии Василий написал знаменитое “Послание Императору Александру”, чем привлек неподдельный интерес высшего общества. В 1816 году вдовствующая императрица Мария Федоровна, очарованная творчеством поэта, призвала его ко двору, где он стал личным чтецом ее величества, учителем русского языка будущей императрицы Александры Федоровны, а десять лет спустя был назначен на должность воспитателя наследника престола Александра II. В эти же годы основоположник романтизма познакомился с Пушкиным и стал его наставником вплоть до роковой дуэли Александра Сергеевича.

1810-1820 года стали расцветом творчества Жуковского. В это время были созданы “Эолова арфа” и “Вадим”, перевод баллады В. Скотта “Замок Смальгольм, или Иванов вечер”, романтические стихи “Цвет завета” и “Море”.

Несмотря на близость ко двору и многочисленные похвальбы критиков, Василий Андреевич умел признавать чужие таланты. 26 марта 1820 года он по случаю окончания Пушкиным поэмы “Руслан и Людмила” подарил ему свой портрет с надписью: “Победителю-ученику от побежденного учителя”.

В 20-е годы Жуковский много путешествовал, несколько лет вынашивая свое самое знаменитое творение “Боже, царя храни!”. После смерти Пушкина в 1837 году он на целых два года покинул Россию, отправившись в командировку по Западной Европе с цесаревичем Александром, а в 1841 году, в связи с совершеннолетием наследника, ушел в отставку.

Благодарная императрица в знак благодарности человеку, отдавшему лучшие свои годы служению при дворе, назначила поэту пожизненный годовой пенсион в 4000 рублей. В поисках счастья богатый и знаменитый, но уже изрядно постаревший Жуковский уехал в Германию, где в возрасте 58 лет женился на 19-летней дочери своего друга художника Е. Р. Рейтерна. Юная Элиз почти сразу же подарила супругу двух прекрасных детей — дочь Александру и сына Павла, после рождения которых годы полетели еще быстрее.

Последние 12 лет своей жизни Василий Андреевич провел в кругу семьи, так и попрощавшись с родиной. Плохо видящий, постоянно усталый и простуженный, он всеми силами цеплялся за жизнь, пытаясь вдохнуть ее в свое творчество. Он закончил начатый еще в России перевод индийской народной повести “Наль и Дамаянти”, перевел поэму “Рустем и Зораб” и “Одиссею” Гомера, написал “Сказку о Иване-царевиче и Сером Волке”, поэму “Странствующий жид” и элегию “Царскосельский лебедь”. В 1852 году смерть беспощадно прервала его работу над переводом “Илиады”.

Скончался поэт в Баден-Бадене, но согласно своей последней воле, был погребен в Петербурге на кладбище Александро-Невской лавры рядом с могилой Карамзина. Прошло полтора века, творчество Василия Андреевича Жуковского стало классикой отечественной литературы, его имя почти забыто, но ценности, о которых он писал, будут жить в наших сердцах вечно.

Последний романтик ОЧЕНЬДЖА

Пока он снова не исчез с радаров, я иду к нему. Итак, встречайте Василия Кленина!

Почему ухожу – всё просто. У меня (к счастью!) очень насыщенная жизнь. И, наверное, это правильно: жертвовать виртуальным ради реального. И возвращаюсь тоже по простой причине: из-за неодолимого желания самовыражаться. Обсуждать книги, которые меня волнуют… или бесят!

У меня есть дочь, и ей уже, простигосспади, 19 лет. Этим летом отселилась, живет с мужиком прям, работает, скоро будет больше меня зарабатывать. Так вышло, что ей не передались все мои увлечения, но у Полины прекрасный вкус на кино и музыку. С книгами сложнее – там до недавнего царила Громыко.

А вот по преподаванию как раз иногда скучаю. 1 сентября для меня грустный день. Именно в годы работы в школе я чувствовал, что живу с настоящей пользой. Но работа учителя – это 70 % бюрократии. Меня это всегда люто вымораживало. Мы работали для отчета. То, что я сейчас слышу о работе в школе – пугает меня еще больше. Ни за что не пойду преподавать, особенно, историю, которую (после передышки в 90-е) снова стали проституировать по полной).

Насчет того, что у нас на улицах одни китайцы – не верьте. Амурский край – российский. У нас другая беда. Юг Дальнего Востока под властью России всего 150 лет. И, если ездить на запад страны – видна огромная разница. Наш край банально не освоен. По сути, кроме редких островков цивилизации – это дикая земля. Ниточки дорог связывают островки-города, а вокруг – пустынь. На Байкале русские 400 лет и резко видно, что здесь окружающий мир переделан гораздо глубже. Мы, как сообщество, еще не пустили корни на Амуре. Наверное, поэтому наши так легко бросают малую родину и чешут на запад за лучшей долей. Мы как-то и в земле не укоренились, и с материнским стеблем уже еле связаны. Сложно это описать.

А еще нас мало. Шесть миллионов на весь огромный ДФО. Как последнюю ложечку повидла нас размазали тоненьким слоем по огромному куску Дальнего Востока. До Хабаровска 700 километров, до Владивостока и Читы – по полторы тысячи. Ближе нет настоящих городов.

Но у этого есть плюсы. Мы защищены пустынью от дыхания западного Вавилона. Нас мало, и легко чувствовать себя сообществом. С другой стороны, также легко уйти от суеты, от толпы. В Благе очень легко обрести покой – было бы время на это. Всё современное и модное до нас доходит в последнюю очередь. А сейчас почти всё модное и современное – это непременно связано с потребительством. Это и есть продажный Вавилон. Так что для меня Амурская земля – во многом благословенная земля.

К сожалению, много теории и мало фактов-примеров, но я, правда, теряюсь: о чем рассказывать, когда можно рассказывать часами.

Если брать классику, то мне, пожалуй, близок романтизм. Если Россию – Серебряный век, хотя, не могу назвать себя знатоком – у меня сложные отношения с поэзией. Люблю раннего Гоголя, раннего Горького. Из современных – Сорокина, Елизарова, а пару последних лет просто схожу с ума от Алексея Иванова. Вообще, современную литературу стал читать относительно недавно. Вечно не успеваю за новинками! А эти, блин, всё пишут и пишут! Смотрю буктьюб-девочек и в шоке: когда они успевают всё это мониторить?!

Вообще, как старый и жопытный дядька, стараюсь не кидаться на сиюминутное, доверяю проверенному временем. Да, рождает современность близких мне Палаников, Гейманов, но в целом нас окружают однодневки.

Раньше люди спорили ради поиска истины. Или, хотя бы, ради доказательства своей правоты. Теперь спорят ради конфликта. Много зла.

Поэтому мне комфортнее общаться с людьми, чьих социально-политических и религиозных убеждений я не знаю. Просто вижу в них людей, без окраса. И да, я понимаю, что это позиция ласточки, прячущей голову под крыло… Сука, я ласточка!

Смотрю на твои фотографии и удивляюсь (я настолько далека от этого, что даже не знаю терминологии). Расскажи нам про то, как взрослые люди надевают средневековые костюмы и забавляются вдали от шумных городов. Как ты дошел до жизни такой? Давно ли с тобой это? Это так весело?

Пробовал в этой сфере, наверное, всё: собственно, игры, которые сам делал несколько лет, историческое фехтование, артистическое фехтование, исторические танцы, в фолк-группе играл (не имея никакого музыкального образования!). Это очень широкое хобби, каждый может найти себя в чем-то. Есть, кстати, целый пласт ролевой литературы. А мы с друзьями семь лет входили в книголюбский толкинистский клуб. Каждый четверг мы собирались и читали Толкина. Вплоть до черновиков, вплоть до писем.

Насчёт весело – это не всегда. Город у нас небольшой, и последние лет пять ролевое движение стагнирует. Меня, как старика, который видит тенденции – это, конечно, огорчает. Спасают только выезды в большие города… от которых мы находимся за сраные тысячи километров!

Анжелика, останови меня!

Со вкусами в кино тоже запутанно. Как писал выше, даже мелодрама может меня зацепить. Тяжело с комедиями… особенно, с российскими. Кроме «Мальчишника в Вегасе» ни одной зацепившей меня и не вспомню. Люблю фантастику, но в кино с ней гораздо хуже, чем в литературе. Засилье кинокомиксов меня удручает со страшной силой. Но пока они гребут бабло – мы обречены.

Лет 10 назад меня подсадили на артхаус. Как сейчас помню: это был фильм «Отесанек» (Полено) – то ли чешский, то ли польский. Он снес мне башню, и с тех пор, я нет-нет, да посматриваю подобное. Но вряд ли я когда-нибудь решусь рецензировать такие фильмы.

О любви проще говорить не по жанрам, а по режиссерам. Из американцев – просто обожаю Тарантино и Кевина Смита. Из наших – Марка Захарова. Я, кстати, недоволен, что вершиной советского кино считают фильмы Гайдая. У нас это вообще культ – Гайдай же родился в Амурской области. Да, это хорошие комедии, на фоне нынешнего дня – вообще Джомолунгмы! Но они просты как три копейки. Стыдно называть их вершиной кинематографа, в котором есть Бондарчук-старший, Тарковский, Ростоцкий, Рязанов, Данелия. Ну, а я обожаю Захарова – вот это была вершина эволюции советских кинодинозавров, пока не упал метеорит и не развалил Советский Союз.

Кстати, «жизнь» после метеорита есть. Последние шесть лет я плотно хожу на наш местный кинофестиваль и вижу каждый год два-три прекрасных отечественных фильма. Просто они либо вообще в прокат не выходят, либо не доезжают до моего прекрасного Благовещенска. Я, кстати, просто офигел, когда увидел в родном городе афишу «Страны 03»!

Есть у меня две коллекционные страсти: я собираю старые голливудские фильмы, преимущественно черно-белые – 50-60 годов в основном. А еще – советские детские фильмы, преимущественно на околошкольную тематику, но уже 70-80-х годов.

Вот тебе некороткий ответ!

С нами играет Елена Р. из Омска:

В одной твоей рецензии я нашла слова: “Я — настоящий мужчина: снаружи бункер, а внутри детская”. Я правильно понимаю, что эти слова можно отнести и к тебе самому?

Вася, меня поразила твоя рецензии на «Алые паруса». Как ты догадался, что эта книга — не о любви? Как вообще взрослому мужчине пришло в голову перечитать “паруса”, чтобы это понять, или это понимание вообще пришло раньше, когда читал в первый раз, — то есть где-то лет в 12?

А перечитал я ее целенаправленно ради написания рецензии)) Тут все просто. Чтобы заметили, нужно брать культовые книги. А «Паруса» еще и коротенькие))

Вась, привет! У меня вопрос и пожелание. Вопрос банальный: по поводу «троечек» ряду произведений. Почему стоит столь противоречивый балл «Отцам и детям», «Маугли», «Дракуле», «Сиддхартхе» и «Истории Государства Российского» Карамзина? Пожелание своё я уже тебе озвучивал, но закреплю его прилюдно: даёшь свой канал на буктьюбе. Хватит смотреть невнятных девочек. Даёшь суровые дальневосточные обзоры!

По троечкам: «Отцы и дети» – это реакция на школьное насилие. Всё, с чем ассоциируется у меня Тургенев – это окрик учительницы: «Кленин! Почему ты не прочитал такую-то главу?!». «Маугли» кажется мне нереально скучным и даже… слабым. на фоне советского мультфильма. Хотя, малую прозу Киплинга я обожаю! «Дракула» тут без изысков: очень слабое литературное произведение, которое почему-то стало культовым. «Сиддхарта» – это моя боль, я даже плакался в своей группе по этому поводу: я совершенно не могу читать Гессе. Он не лезет в меня физиологически. Так что это, скорее, тройка мне, а не книге.

По Карамзину отдельно. Просто все должны понимать, что его «История» – это шляпа! Карамзин не столько исследовал, сколько сочинял историю. Да, он проделал глобальный труд, перелопатил гору летописей. Но научная ценность этого талмуда низка, в ней масса домыслов, сказок, выдаваемых за факты. А в обывательском сознании «История государства российского» воспринимается как базовый, основополагающий исторический труд. Лучше читайте Соловьева или Ключевского! А еще лучше – советских историков, вот где научный метод достиг вершины!

А по буктьюбу… Иногда мне кажется, что это неизбежность. Но опасно это. Вот был отличный дальневостоный видеообзорщик из Хабаровска – Дядя Шурик. Он мне казался лучшим. А взял и свалил в Москву. И скучным стал. Вдруг и я так же?!

Короче! Сейчас в течение 24 часов в комментариях каждый должен дать свой ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого! И, если за 24 часа наберется хотя бы 42 ответа… значит, всё будет у нас хорошо. А если не наберется – ндец всему!

P.S. Вася предоставил мне такое количество фотографий, что я не знала, что выбрать!

Василий, спасибо, что не покидаете букмикс надолго – очень полезны ваши рецензии, только-только прочитала “Понедельник начинается в субботу”, можно сказать, под вашим руководством)

Про жизнь, вселенную и все такое ничего не могу сказать, но интервью получилось супер. Спасибо!

А если серьезно: я попал в очень старую, полную опытных корреспондентов и редакторов газету, и пару месяцев меня просто жестко учили. Я даже так оборзел, что год преподавал журналистику в непрофильном вузе)) Но это было давно, сейчас я просто ремесленник в информагентстве.

Фильмы Захарова тоже очень люблю)

Ну, а на вопросы Вселенной отвечать рановато, мне кажется. Вот буду писать мемуары дрожащей сухонькой рукой, как отвечу-отвечу!

Сравнивать, конечно, не корректно. Но что делать, если в народе считают вершиной именно его. Я не раз сталкивался с этим. а вот с тарковским в кумирах – нет. У меня буквально вчера на работе по этому поводу был маленький срач) а ведь СМИ – как бы интеллектуалы и люди духа вокруг

Нет, я не считаю Гайдая главным гением нашего кино, но то, что он гений, — безусловно. И, конечно, он очень много взял от классики немых комедий. Мы на ты вроде, да? Вот вспомни две его дебютные короткометражки, где вообще ничего не происходит, кроме — в одной трое бегут за собакой, в другой — трое бегут от собаки. И долго довольно-таки бегут! Вот как это можно снять так, чтобы зритель не только не заскучал, но, наоборот, каждый раз падал со стула от смеха? Ну, там есть в одном фильме один однозначный “приём”, это когда Никулин на лыжах “проезжает” дерево, — но всё остальное — никакой фантастики, никаких спецэффектов, почему так смешно?

Потому что безумно талантливо.

У нас вообще кинематограф был гениальный в СССР, я считаю. Если даже не по режиссёрам идти, просто по фильмам — “Служили два товарища”, “Начало” памфиловское, “Сто дней после детства”.

И рецензии ваши читаю с удовольствием. А, еще осмелюсь, и посоветую вам пару комедий:) Раз вас зацепил “Мальчишник в Вегасе”, есть старая комедия “Мальчишник”, 1984 год, в главных ролях Том Хэнкс. И вдруг вам понравится французская комедия “Безумная свадьба”?! :)))

А ответ на главный вопрос жизни, вселенной и всего такого – соглашусь с vosto4ny_veter – ДА! (хоть и чувствую, что рискую)

P.S. а на волынке вы играть умеете?

На волынке – упаси боже! Я вообще не умею ни на чем играть. два года за перкуссией просто просидел (бойраны, джембе всякие)

Поэтому это, конечно, Толкин, Брэдбери, Саймак. Они не нуждаются в презентации. Ну, и сейчас – Мартин. Хотя, к пятой книге “Песнь Льда и Пламени” читать всё тяжелее – но это великий труд. Я читаю/смотрю всякие фанатские теории по книгам Мартина и поражаюсь, сколько всяких намеков, которые могут выстрелить, оставил автор. Я понимаю, почему старина Джордж так долго пишет книги. У него наверняка такие огромные рабочие материалы, что когда(если) их издадут – можно будет до конца жизни изучать только их.

Из современных также назову Геймана, если можно назвать его фантастом.

В русскоязычном сегменте с 90-х годовполюбил группу авторов и почти все они из Харькова: Олди (Громов, Ладыженский), Валентинов и еще один дуэт – Брайдер и Чадович. Обожаю Святослава Логинова. Лукьяненко уважаю, но в любимые записать не могу. Каких-то новых авторов выделить не могу – может вы мне поскажите? ))

Любимый жанр у меня – литература про попаданцев в прошлое. Стык фантастики и истории. Я понимаю, что здесь 95 % литературы – полнейший шлак… но ничего не могу с собой поделать. В этом жанре лучший роман для меня – это Стивен Кинг 12/22/63.

Но если вдруг что, то ДА!

Спасибо на добром слове) Очень приятно!

Перечитать книгу спецом, чтобы написать по ней рецензию, которой она заслуживала, но не имела, — это реально круто.

На самом деле, любовь — это не только любовь романтическая, любовь мужчины и женщины. Тот, кого ты любишь, — придаёт твоей жизни смысл. То, что ты любишь, — придаёт твоей жизни смысл. Безрадостная жизнь бессмысленна потому, что в ней нет того, кого/что человек любит.

Вот почему смысл жизни у каждого свой. Для кого-то это может быть даже выращивание кактусов на подоконнике. Вот такой у человека смысл, зато он ради этих кактусов каждый день с утра с кровати вскакивает и бежит на них смотреть, как они там.

Смысл жизни — то, что делает нас счастливыми. То есть то, что мы любим. Круг замкнулся — это любовь.)

Кстати, не раз слышала, что нет опаснее журналиста, чем тот, что по образованию историк. Согласны с этим? )

Мой ответ на главный вопрос – познание и, конечно, джа, хотя и это тоже – познание 🙂

И ещё, от нами любимых и уважаемых А. и Б.:

“Всё идёт само по себе, а я здесь ни при чём. Вот оно – ваше понимание, и больше понимать мне нечего. Вы мне лучше скажите, что я с этим пониманием должен делать?”

“А в действительности построил ты государство или построил дачу из ворованного материала – к делу это не относится, ибо есть лишь НИЧТО ДО и НИЧТО ПОСЛЕ и жизнь твоя имеет смысл лишь до тех пор, пока ты не осознал это до конца.”

Источники:
ОЕУЛПМШЛП ЙУФПТЙК ПФ бМЕЛУБОДТБ мСРХОБ
лМХВ ФХТЙУФПЧ тПНБОФЙЛ. уРПТФЙЧОЩК ФХТЙЪН, ЧЕМПФХТЙЪН Ч пДЕУУЕ, РЕЫЕИПДОЩК, ЗПТОЩК, ЧПДОЩК ФХТЙЪН. пФЮЕФЩ П РПИПДБИ
http://romantik.odessa.ua/culture/lyapun.html
Олег ЩАЛПЕГИН
ЖУРНАЛ ЛЮБИТЕЛЕЙ РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ Что отуманилась, зоренька ясная, Пала на землю росой? Что ты задумалась, девушка красная, Очи блеснули слезой. Многие интеллигентные
http://www.hrono.ru/proekty/parus/shalp0811.php
Побежденный учитель: как сын пленной турчанки стал великим русским поэтом
235 лет назад родился Василий Жуковский – путешественник и авантюрист, любимец императрицы, тайный советник и ополченец
http://www.pravda.ru/culture/culturalhistory/personality/09-02-2013/1144301-poetry-0/
Последний романтик ОЧЕНЬДЖА
Последний романтик ОЧЕНЬДЖА – BM.Интервью. Обсуждения на тему в клубе любителей книг.
http://bookmix.ru/groups/viewtopic.phtml?id=4024&from=ipost