Любовь чувство

Любовь чувство

Любовь бежит от тех, кто гонится за нею, а тем, кто прочь бежит, кидается на шею. (с) Уильям Шекспир

Любовь (Love) — это интимное и глубокое чувство, устремленность на другую личность, человеческую общность или идею. В древней мифологии и поэзии — космическая сила, подобная силе тяготения. У древнегреческого философа и ученика Сократа — Платона и в платонизме любовь — эрос — побудительная сила духовного восхождения; в обыденном словоупотреблении платоническая любовь — любовь, свободная от чувственного влечения. Половая любовь в современной ее форме индивидуально-избирательного чувства — результат длительного исторического развития человеческой личности.

Любовь — одна из основных религиозно-нравственных обязанностей христианина, сформулированная в заповедях Ветхого и Нового Заветов.

  • Материнская любовь — maternal love;
  • Любовь к детям — love of children;
  • Любовь к родине — love for one's (native / mother) country;
  • Любовь к ближнему — love for one's neighbour;
  • Брак по любви — love-match жениться по любви — marry for love;
  • Любовь без взаимности — unrequited love;
  • Чья-либо прежняя / старая / былая любовь (о человеке) — an old flame of smb's;
  • Делать что-либо с любовью — do smth with loving care;
  • Из любви (к) — for the love (of), for the sake (of);
  • Любовь с первого взгляда — love at first sight;
  • Из любви к искусству — just for the fun of it;
  • Заниматься любовью (с ) — make love (to);
  • Любовь зла — полюбишь и козла — ≈ love is blind;
  • С любовью (в конце письма) — (with) love;
  • Безграничная любовь — boundless love;
  • Любовь Божия — the love of God;
  • Искренняя любовь ко Христу — personal devotion to Jesus;
  • Любовь к ближнему — love for one's neighbour, charity;
  • Любовь онлайн / любовь онлайн бесплатно — в современном обществе, в сети Интернет;
  • Статусы про любовь — выражения, картинки, аватыры — в сети Интернет, в социальных сетях;
  • Картинки про любовь — графические изображения в сети Интернет;
  • Гадание на любовь — народные гадания, проводящиеся в определенное время года;
  • Песни про любовь — музыкальные произведения о высоких чувствах;
  • Бывшая любовь — прошедшее, ранее горячее чувство одного человека к другому;
  • Признание в любви — озвучивание своих чувств одного человека к другому;
  • Запретная любовь — отношения в обществе, на которые наложены табу (напр. инцест);
  • Любовью заниматься — совокупления между людьми;
  • Подростковая любовь — чувства, появляющиеся в юношеском возрасте;
  • Гадание онлайн на любовь — тесты, доступные в сети Интернет в реальном времени;
  • Гомосексуальная любовь / лесбийская любовь — отношения между лицами одного пола;
  • Гетеросексуальная любовь — отношения между мужчиной и женщиной;
  • Платоническая любовь — возвышенные отношения, основанные на духовном влечении, без всякой примеси чувственности, без совокупления;
  • Любящий Бога и человека — theophilanthropist;
  • Относящийся к любви к Богу и человеку — theo-philanthropic;
  • Любовь к знаниям — epistemophilia;
  • Любовь к новому — неофилия, neophilia;
  • Любовь к женщинам — гинофилия, gynophilia;
  • Любовный бред — erotic delusion;
  • Любовь к себе — self-love;
  • Любовь ко всему живому — биофилия, biophilia;
  • Любовь-дружба — friendship love.

Смысл и достоинство любви как чувства состоит в том, что она заставляет нас действительно всем нашим существом признать за другим то безусловное центральное значение, которое, в силу эгоизма, мы ощущаем только в самих себе. Любовь важна не как одно из наших чувств, а как перенесение всего нашего жизненного интереса из себя в другое, как перестановка самого центра нашей личной жизни [en] . Это свойственно всякой любви, но половой любви по преимуществу; она отличается от других родов любви и большей интенсивностью, более захватывающим характером, и возможностью более полной и всесторонней взаимности; только эта любовь может вести к действительному и неразрывному соединению двух жизней в одну, только про нее и в слове Божьем сказано: будут два в плоть едину, то есть станут одним реальным существом.

Чувство требует такой полноты соединения, внутреннего и окончательного, но дальше этого субъективного требования и стремления дело обыкновенно не идет, да и то оказывается лишь преходящим. На деле вместо поэзии вечного и центрального соединения происходит лишь более или менее продолжительное, но все-таки временное, более или менее тесное, но все-таки внешнее, поверхностное сближение двух ограниченных существ в узких рамках житейской прозы.

Предмет любви не сохраняет в действительности того безусловного значения, которое придается ему влюбленной мечтой. Для постороннего взгляда это ясно с самого начала; но невольный оттенок насмешки, неизбежно сопровождающий чужое отношение к влюбленным, оказывается лишь предварением их собственного разочарования. Разом или понемногу пафос любовного увлечения проходит, и хорошо еще, если проявившаяся в нем энергия альтруистических чувств не пропадает даром, а только, потерявши свою сосредоточенность и высокий подъем, переносится в раздробленном и разбавленном виде на детей, которые рождаются и воспитываются для повторения того же самого обмана.

Итак, если смотреть только на то, что обыкновенно бывает, на фактический исход любви, то должно признать ее за мечту, временно овладевающую нашим существом и исчезающую, не перейдя ни в какое дело (так как деторождение не есть собственно дело любви). Но, признавая в силу очевидности, что идеальный смысл любви не осуществляется в действительности, должны ли мы признать его неосуществимым?

По самой природе человека, который в своем разумном сознании, нравственной свободе и способности к самосовершенствованию обладает бесконечными возможностями, мы не имеем права заранее считать для него неосуществимой какую бы то ни было задачу, если она не заключает в себе внутреннего логического противоречия или же несоответствия с общим смыслом вселенной и целесообразным ходом космического и исторического развития.

Задача любви состоит в том, чтобы оправдать на деле тот смысл любви, который сначала дан только в чувстве; требуется такое сочетание двух данных ограниченных существ, которое создало бы из них одну абсолютную идеальную личность. — Эта задача не только не заключает в себе никакого внутреннего противоречия и никакого несоответствия со всемирным смыслом, но она прямо дана нашей духовной природой, особенность которой состоит именно в том, что человек может, оставаясь самим собой, в своей собственной форме вместить абсолютное содержание, стать абсолютной личностью. Но чтобы наполниться абсолютным содержанием (которое на религиозном языке называется вечной жизнью или царствием Божьим), сама человеческая форма должна быть восстановлена в своей целости (интегрирована).

В эмпирической действительности человека как такового вовсе нет — он существует лишь в определенной односторонности и ограниченности, как мужская и женская индивидуальность (и уже на этой основе развиваются все прочие различия). Но истинный человек в полноте своей идеальной личности, очевидно, не может быть только мужчиной или только женщиной, «а должен быть высшим единством обоих. Осуществить это единство, или создать истинного человека, как свободное единство мужского и женского начала, сохраняющих свою формальную обособленность, но преодолевших свою существенную рознь и распадение, — это и есть собственная ближайшая задача любви. Рассматривая те условия, которые требуются для ее действительного разрешения, мы убедимся, что только несоблюдение этих условий приводит любовь ко всегдашнему крушению и заставляет признавать ее иллюзией.

Таким образом в обоих случаях (и в области словесного познания, и в области любви) задача состоит не в том, чтобы выдумать от себя что-нибудь совершенно новое, а лишь в том, чтобы последовательно проводить далее и до конца то, что уже зачаточно дано в самой природе дела, в самой основе процесса. Но если слово в человечестве развивалось и развивается, то относительно любви люди оставались и остаются до сих пор при одних природных зачатках, да и те плохо понимаются в их истинном смысле.

Всем известно, что при любви непременно бывает особенная идеализация любимого предмета, который представляется любящему совершенно в другом свете, нежели в каком его видят посторонние люди. Я говорю здесь о свете не в метафорическом только смысле, дело тут не в особенной только нравственной и умственной оценке, а еще в особенном чувственном восприятии: любящий действительно видит, зрительно воспринимает не то, что другие. И для него, впрочем, этот любовный свет скоро исчезает, но следует ли отсюда, что он был ложным, что это была только субъективная иллюзия?

Но кто же думал когда-нибудь о чем-нибудь подобном по поводу любви? Средневековые миннезингеры и рыцари при своей сильной вере и слабом разуме успокаивались на простом отождествлении любовного идеала с данным лицом, закрывая глаза на их явное несоответствие. Эта вера была столь же тверда, но и столь же бесплодна, как тот камень, на котором «все в той же позиции» сидел знаменитый рыцарь фон Грюнвалиус «у замка Амалии».

Кроме такой веры, заставлявшей только благоговейно созерцать и восторженно воспевать мнимо воплощенный идеал, средневековая любовь была, конечно, связана и с жаждой подвигов. Но эти воинственные и истребительные подвиги, не имея никакого отношения к вдохновлявшему их идеалу, не могли вести к его осуществлению. Даже тот бледный рыцарь, который совсем отдался впечатлению открывшейся ему небесной красоты, не смешивая ее с земными явлениями, и он вдохновлялся этим откровением лишь на такие действия, которые служили более ко вреду иноплеменников, нежели к пользе и славе «вечноженственного».

Zumen coeli! Sancta rosa! Восклицал он, дик и рьян, И как гром его угроза Поражала мусульман.

Для поражения мусульман, конечно, не было надобности иметь «видение, непостижное уму». Но над всем средневековым рыцарством тяготело это раздвоение между небесными видениями христианства и «дикими и рьяными» силами в действительной жизни, пока наконец знаменитейший и последний из рыцарей, Дон-Кихот Ламанчский, перебивши много баранов и сломав немало крыльев у ветряных мельниц, но нисколько не приблизивши тобосскую коровницу к идеалу Дульцинеи, не пришел к справедливому, но только отрицательному сознанию своего заблуждения; и если тот типичный рыцарь до конца остался верен своему видению и «как безумец умер он», то Дон-Кихот от безумия перешел только к печальному и безнадежному разочарованию в своем идеале.

Это разочарование Дон-Кихота было завещанием рыцарства новой Европе. Оно действует в нас и до сих пор. Любовная идеализация, переставши быть источником подвигов безумных, не вдохновляет ни к каким. Она оказывается только приманкой, заставляющей нас желать физического и житейского обладания, и исчезает, как только эта совсем не идеальная цель достигнута. Свет любви ни для кого не служит путеводным лучом к потерянному раю; на него смотрят как на фантастическое освещение краткого любовного «пролога на небе», которое затем природа весьма своевременно гасит как совершенно ненужное для последующего земного представления. На самом деле этот свет гасит слабость и бессознательность нашей любви, извращающей истинный порядок дела.

Чувство любви само по себе есть только побуждение, внушающее нам, что мы можем и должны воссоздать целость человеческого существа. Каждый раз, когда в человеческом сердце зажигается эта священная искра, вся стенающая и мучающаяся тварь ждет первого откровения славы сынов Божьих. Но без действия сознательного человеческого духа Божья искра гаснет, и обманутая природа создает новые поколения сынов человеческих для новых надежд.

Несовместимость бессмертия с таким существованием ясна с первого взгляда. Но при большем внимании такую же несовместимость мы должны будем признать и относительно других, по-видимому более наполненных существовании. Если вместо светской дамы или игрока мы возьмем, на противоположном полюсе, великих людей, гениев, одаривших человечество бессмертными произведениями или изменивших судьбу народов, то увидим, что содержание их жизни и ее исторические плоды имеют значение лишь как данные раз и навсегда, а при бесконечном продолжении индивидуального существования этих гениев на земле потеряли бы всякий смысл. Бессмертие произведений, очевидно, нисколько не требует и даже само по себе исключает непрерывное бессмертие произведших их индивидуальностей.

Любовь (далее по тексту — "Л.") необходимо включает в себя порыв и волю к постоянству, оформляющиеся в этическом требовании верности. Она возникает как самое свободное и постольку «непредсказуемое» выражение глубин личности; её нельзя принудительно ни вызвать, ни преодолеть. Важность и сложность явления этого чувства определяются тем, что в нём, как в фокусе, пересеклись противоположности биологического и духовного, личностного и социального, интимного и общезначимого. С одной стороны, половая или родительская любовь включает в себя здоровые биологические инстинкты, общие у человека с животными, и немыслима без них. С другой стороны, любовь к идее может представлять собой интеллектуальный восторг, возможный только на определённых уровнях культуры.

Но как ни различны между собой по своему психологическому материалу любви, которой мать любит своего новорождённого младенца, Л., которой влюблённый любит свою возлюбленную, и Л., которой гражданин любит свою родину, всё это есть Л., отличающаяся от всего, что только «похоже» на неё — от эгоистического «влечения», или «предпочтения», или «интереса». «Истинная сущность любви состоит в том, чтобы отказаться от сознания самого себя, забыть себя в другом я и, однако, в этом же исчезновении и забвении впервые обрести самого себя и обладать самим собою» (Георг Вильгельм Фридрих Гегель, Сочинения, том 13, М., 1940, с. 107).

Разработанная терминология различных типов любви существовала в древнегреческом языке. «Эрос» — это стихийная и страстная самоотдача, восторженная влюблённость, направленная на плотское или духовное, но всегда смотрящая на свой предмет «снизу вверх» и не оставляющая места для жалости или снисхождения. «Филиа» — это Л.-дружба, Л.-приязнь индивида к индивиду, обусловленная социальными связями и личным выбором. «Сторгэ» — это Л.-нежность, особенно семейная, «агапэ» — жертвенная и снисходящая Л. «к ближнему».

Продолжая эту же линию, древнегреческий философ-стоик, крупнейший представитель так называемой Средней Стои — Посидоний разработал учение о всемирной «симпатии» вещей и природных сил, необычайно популярное в последние века античности, а позднее привлекавшее многих мыслителей и поэтов Ренессанса и нового времени (вплоть до Иоганна Вольфганга Гёте). Другая линия античной философии Л. начинается с Платона, истолковавшего в диалоге «Пир» чувственную влюблённость и эстетический восторг перед прекрасным телом как низшие ступени лестницы духовного восхождения, ведущего к идеальной Л., предмет которой — абсолютное Благо и абсолютная Красота (отсюда упрощённое житейское выражение «платоническая любовь»). Доктрина Платона, платоников и неоплатоников об «эротичном» пути к абсолюту типологически сопоставима с индийской мистической доктриной о «бхакти» — экстатичной Л., представляющей собой один из 4 возможных путей просветления.

Но как в индийской традиции трансцендентные восторги «бхакти» стоят рядом с рассудочным и прагматичным гедонизмом «Камасутры» — необычного «учебника» любовных наслаждений, пытающегося дотошно систематизировать и «рационализировать» отношения мужчины и женщины, так и в культуре Древней Греции между плотским «эросом» и абстрактно-духовным «эросом» оставалось мало места для «души», для Л. к конкретному, живому, страдающему человеку, нуждающемуся в помощи, сострадании, уважении. Эллинская любовная лирика, достигшая необычайной тонкости в пластических описаниях, как и в эгоцентрической фиксации аффектов влюблённости, бессильна понять Л. между мужчиной и женщиной как противостояние, спор или гармонию двух личностей.

Для немецкого философа-иррационалиста Артура Шопенгауэра любовь между полами есть иллюзия, при помощи которой иррациональная мировая воля заставляет обманутых индивидов быть слепыми орудиями продолжения рода. На рубеже 19 — 20 веков австрийский врач-психиатр и психолог, основатель психоанализа Зигмунд Фрейд предпринял систематическое перевёртывание платоновской доктрины Л. Как и Платон в «Пире», Фрейд постулировал принципиальное единство истока, соединяющего проявления половой страсти с явлениями духовной жизни; но если для Платона одухотворение «эроса» означало его приход к собственным сущности и цели, то для Фрейда это лишь обман, подлежащее развенчанию переряживание «подавляемого» полового влечения («либидо»). Единственно реальным аспектом Л. (притом всякой, не только половой любви) был объявлен биологический, к нему и предлагается сводить без остатка всё богатство проявлений Л. и творчества.

Любовь для Шелера была не только как единственный модус отношения к «ценностям», но единственный способ познания «ценностей». Мотив абсолютной свободы Л. в смысле её недетерминированности подхватывалтся экзистенциалистами. Представители религиозного экзистенциализма (еврейский религиозный философ и писатель, представитель иудаизма М. Бубер; французский философ, драматург и литературный критик, основоположник католического экзистенциализма Габриель Оноре Марсель) говорили о любви как спонтанном прорыве из мира «оно» в мир «ты», от безличного «иметь» к личностному «быть». Вся эта философия Л. развёртывается на фоне острой и достаточно безнадёжной критики «отчуждённого», безличного и безлюбого мира капиталистической цивилизации, стоящего под знаком «иметь».

Протест против этого «холодного» мира во имя какого-то «тепла», хотя бы и «звериного», часто облекается на Западе в противоречивую форму так называемой сексуальной революции. Постоянно соседствуя с антиконформистскими, антивоенными и антирасистскими настроениями, она, однако, сама есть выражение отчуждения и стимулирующий фактор легального коммерческого эротизма.

В марксистской философии любовь трактовалась в контексте диалектико-материалистического понимания личности, её духовного мира, соотношения с обществом. Само понятие личности нельзя мыслить вне её эмоциональной жизни, одним из важнейших компонентов которой является Л., проявляющаяся в форме переживания, душевного волнения, оценочного отношения и избирательной активности личности. Во всём многообразии своих форм Л. непосредственно и глубоко затрагивает существенные стороны жизни не только каждого человека, но и общества в целом, выражая собой социально-групповую и общечеловеческую солидарность и будучи источником преданности и даже героизма. Л. с её противоречиями, драматическими коллизиями является постоянной темой мирового искусства и литературы, народного творчества.

Вместе с тем Л. носит глубоко личностный характер. Люди различаются не только по тому, как они любят, но и как они проявляют это чувство. Л. индивидуальна и в каком-то смысле уникальна, отражая неповторимые черты жизненного пути каждого человека, быт и нравы народа, своеобразие определённой культуры, положение определённой социальной группы и т.п. «. Если сколько голов, столько умов, то и сколько сердец, столько родов любви» (Лев Николаевич Толстой, Собрание сочинений, 1952, том 8, с. 148). Вместе с тем в этом чувстве у всех людей есть и нечто общее, что и даёт возможность говорить о любви в предельно обобщённой форме.

Известно, что структура эмоциональной жизни сменяется в соответствии со сменой исторических эпох. В связи с этим видоизменяется и чувство любви, которое несёт на себе и печать классовых отношений, и преобразование самой личности как носителя этого чувства, изменение ценностных ориентаций. Карл Маркс отмечал, что не только обычные пять чувств, но и так называемые духовные чувства, практические чувства (любовь, воля и т. д.), одним словом, человеческие чувства, человечность органов чувств возникают только благодаря бытию их предмета, благодаря очеловеченной природе (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, с. 593 — 594).

Духовная близость в любви ощущается как постоянное мысленное взаимное общение, как такое отношение любящих, когда один человек направляет свои помыслы и чувства к другому и оценивает свои поступки, материальные и духовные ценности в постоянном соотношении с тем, как бы на это посмотрел любимый человек. Л. есть сложная динамическая интеллектуально-эмоционально-волевая система, состоящая из множества меняющихся элементов. Испытывая чувство Л., человек переживает нежность, страсть, желание верности, тревогу и страх, ревность, гнев, радость и пр. В противоположность мимолётному, быстро преходящему чувству увлечения истинная любовь предполагает глубину переживаний, отличается полнотой своего проявления и цельностью, нераздельностью, «недробимостью».

Любовь не обязательно предполагает взаимность. «Если ты любишь, не вызывая взаимности, т. е. если твоя любовь как любовь не порождает ответной любви, если ты своим жизненным проявлением в качестве любящего человека не делаешь себя человеком любимым, то твоя любовь бессильна, и она — несчастье» (Маркс К. и Энгельс Ф., Из ранних произведений, 1956, с. 620). Л. выявляется в её устремлённости не просто на существо иного пола, а на личность с её уникальностью, которая выступает как нечто необычайно ценное благодаря своим эмоционально-волевым, интеллектуальным, моральным и эстетическим качествам, как бы восполняющим то, чего «не хватает» любящему человеку. Индивидуальности с их природными и духовными различиями, дополняя друг друга, образуют нечто целое.

Л. включает в себя жизнеутверждающие инстинкты и влечения «живой плоти» и даже немыслима без них ни в своём генезисе, ни по существу. Однако в своих высших проявлениях и плотское начало в любви обретает черты подлинной красоты и связано с эстетическим наслаждением. Мать любуется своим младенцем, а любящая — возлюбленным. Л. к идее, к творчеству, к родине может также доставлять интеллектуальное, нравственное и эстетическое наслаждение.

Любовь играет огромную воспитательную роль, оказывая облагораживающее влияние на формирование личности и в филогенезе, и в индивидуальном развитии человека. Это чувство способствует осознанию личностью самой себя, развитию её духовного мира, вызывает порывы к самосовершенствованию, делает личность более богатой, содержательной.

Любовь — великое украшение человеческой жизни. Она сыграла и играет огромную роль в становлении и развитии искусства, которое в свою очередь всеми своими средствами опоэтизировало Л., придало ей характер чего-то величественного, возвышенного, благородного. Л. составляет нравственную основу брачных отношений (семья). (Александр Георгиевич Спиркин (р. 1918) — российский философ и психолог, член-корреспондент РАН (1991; член-корреспондент АН СССР с 1974). Труды по общим проблемам философии)

Почему мы любим другого человека?

Любые эмоции наполняют жизнь смыслом и красками. Радость или печаль, восторг или страх, тревога или спокойствие – все они важны и способствуют душевному взрослению и самосовершенствованию.

Есть одно волшебное чувство, которое совмещает в себе все эмоции, меняется и искрится, дарит молодость и полет. Все это позволяют пережить чувства любви.

Промокод на бесплатную доставку ” lediveka “

Зачем она дается человеку, врываясь вихрем и меняя все устои и правила? Кто-то считает ее Божьим даром, кто-то – наказанием за грехи. Это неудивительно, ведь взаимное чувство может подарить крылья и неземное блаженство.

Если же объект симпатии не отвечает взаимностью, все, что было интересно в мире и мило сердцу, теряет смысл. От безответной любви нет лекарства, и от нее не убежишь. Такую болезнь лечит только время, забирая навсегда частичку сердца.

Каждый относится к любви по-разному. Кто-то эгоистично считает, что теперь партнер должен принадлежать только ему. Он ревностно оберегает его от посягательств других представителей противоположного пола, требует постоянного внимания и доказательств взаимности. Правда, ревность может возникать не только к другой особи, но и к друзьям, увлечениям, работе. Такой контроль очень утомителен для обоих и редко приводит к созданию крепкой пары.

Такое чувство готово пройти через время и расстояние, оно светлое, освещает не только объект внимание, но и того, кто любит. Это чувство всепрощающее и терпеливое, а потому не может остаться без внимания. Часто возлюбленный со временем меняет свое отношение и отвечает взаимностью.

Иногда бывает нелегко отличить привязанность или искреннюю симпатию от настоящего чувства. Самая жгучая страсть рассыпается пеплом через короткое время, а бывает, что истинное чувство давно скрывается под видом дружбы. Как же разобраться в себе и понять, что именно связывает с близким человеком?

Любовь не терпит эгоизма. Это главное, что отличает ее от других чувств. Другими словами влюбленный растворяется в объекте своей привязанности, вынося на первое место его интересы и ощущения. Неважно, отвечает ли любимый взаимностью – главное, чтобы он был счастлив.

Человек, пораженный стрелой амура, постарается покорить своего партнера (партнершу), а если это не удастся, постарается смириться и не усложнять ему жизнь.

Влюбленный наслаждается своим чувством и хочет, чтобы ему уделяли время, внимание, отвечали на ухаживания и восторгались остроумием. Тот, кто любит по-настоящему, самодостаточен. Он готов принять любой ответ, соглашается на простую дружбу или на прекращение отношений, если они не приемлемы для того, в кого он влюблен. Ему достаточно знать, что у любимого человека все в порядке, даже если тот нашел счастье не с ним.

Влюбленное чувство надевает розовые очки, а потому притягательный объект является идеальным во всех отношениях:

  1. Он приятен внешне. Влюбленному трудно определить недостатки любимого и даже в голову не приходит их искать. Каждая деталь кажется гармоничной и естественной. На любимого человека приятно смотреть, любоваться чертами и движениями.
  2. Голос кажется притягательным и мелодичным, его сразу можно узнать в шумной толпе.
  3. Влюбленный чувствует флюиды, которые идут от любимого человека, ему нравится запах его тела или волос.
  4. Находясь рядом с объектом своих чувств, хочется постоянно прикоснуться к нему, обнять или погладить по руке. Почувствовать гладкость волос или шелковистость кожи. Защитить от невзгод и украсть у целого мира.
  5. Поцелуй с любимым кажется настоящим блаженством: он пьянит и кружит, заставляет забыть обо всем на свете.

Чувства любви способны оказать влияние не только на органы зрения, слуха и обоняния. Просыпается шестое чувство, благодаря которому влюбленный может угадывать желания и мысли возлюбленного, знать на уровне интуиции, когда тот заболеет или ему грозит опасность. Ученые скептически относятся к этим данным, но факт остается фактом.

Любовь позволяет принять человека таким, какой он есть, не выделяя плохих и хороших качеств. Иногда влюбленный четко осознает, что некоторые черты характера или внешности не совсем идеальны, а поступки не всегда правильны. Однако это не отталкивает от объекта внимания, так как он любим со всеми его недостатками. Даже наоборот, такие изъяны делают объект внимания «земным», приближает его и дарит больше шансов на развитие отношений.

Опыт показывает, что к очень красивым или успешным девушкам мужчины побаиваются подойти, предпочитая любоваться на расстоянии. Они опасаются за свое мужское самолюбие, которое может пострадать в случае отказа или несоответствия высокой планке.

Важный совет от редакции!

Если вы испытываете проблемы с состоянием волос, особое внимание стоит уделить шампуням, которые используете. Пугающая статистика – в 97% шампуней известных марок находятся компоненты, отравляющие наш организм. Вещества, из-за которых все беды, в составе обозначаются как содиум лаурил/лаурет сульфат, коко сульфат, ПЭГ, ДЕА, МЕА.

Эти химические компоненты разрушают структуру локонов, волосы становятся ломкими, теряют упругость и силу, цвет тускнеет. Также, эта гадость попадает в печень, сердце, легкие, накапливается в органах и может вызывать различные заболевания. Мы рекомендуем отказаться от использования средств, в которых находится эта химия. Недавно наши эксперты провели анализов шампуней, где первое место заняли средства от компании Mulsan Сosmetic.

Единственный производитель полностью натуральной косметики. Вся продукция производятся под строгим контролем качества и систем сертификации. Рекомендуем к посещению официальный интернет-магазин mulsan.ru. Если сомневаетесь в натуральности вашей косметики, проверьте срок годности, он не должен превышать одного года хранения.

Первая любовь – это чувство, которое рождается внезапно и захватывает целиком. Обычно оно приходит в подростковом возрасте, полностью изменяя взгляд на жизнь и смысл существования.

По результатам некоторых исследований поведение влюбленного подростка похоже на поведение человека с психическим отклонением: он полностью сосредоточен на себе и своих переживаниях, мало интересуется тем, что происходит вокруг него, считает свои чувства уникальными и верит, что никто в мире не сможет его понять.

Он совершает нелогичные поступки и видит мир совершенно другими глазами. Со стороны некоторым это кажется глупым или наивным, однако все помнят, что в свое время сами поступали именно так.

Чувство любви всегда приходит внезапно. Иногда оно начинается со случайного взгляда на незнакомку, иногда – с неожиданного понимания, что друг – уже давно не просто друг. Он стал ближе, интереснее, роднее. Все мысли сосредоточены на любимом человеке. Он видится только с положительной стороны, любое недоброе слово ли критика в отношении пассии принимается в штыки.

Жизнь начинает крутиться вокруг любимого, не хочется расставаться ни на минуту. Для него сочиняются стихи и звучат песни, пишутся картины и совершаются немыслимые глупости. Да, любовь – это самое чудесное и загадочное чувство.

Но действительно ли человек может полностью измениться под действием этих чар, или секрет в чем-то другом?

Иногда может даже подняться температура тела. Причем это совершенно невозможно контролировать. Это заметили даже древние японские и китайские мудрецы, а потому подозревали химическое происхождение любви.

Сегодня факт химического происхождения любви является уже доказанным. Как бы не возмущались романтики и не отрицали такое объяснение, версия, что любовь является результатом обычных биологических и химических процессов, происходящих в организме, имеет место быть.

Авторство этой теории приписывается Хелен Фишер – американской ученой, которая провела уникальные исследования, в ходе которых использовались определенные методики. Проводилось сканирование мозга, чтобы выяснить, какие именно области отвечают за любовь.

В ходе экспериментов выяснилось, что светлее чувство имеет разные стадии:

Романтическая возникает в ходе химических реакций, благодаря которым в мозге вырабатывается особое вещество, называемое допамин. Он отвечает за возникновение эмоционального подъема, ощущение благополучия и способствует повышению возбуждения. В этот период мозг пытается настроить связь с партнером.

В глобальном смысле это означает, что природа создала идеальные условия для практического осуществления репродуктивной функции.

Хелен Фишер выяснила, что при просмотре фотографий любимого в мозгу человека активируется центр удовольствий. Эту реакцию провоцирует гормон допамин. Когда мозг понимает, что в ближайшее время удовольствия не предвидится, он усиливает воздействие допамина, а соответственно и чувство любви.

Следует понимать, что такое действие не вечно. Страстная любовь может продолжаться от 6 месяцев до 3-х лет – в зависимости от склада характера и темперамента. Так природа пыталась сблизить мужчину и женщину на достаточное количество времени, чтобы его хватило на создание потомства.

Страсть уступает место уравновешенности и действию рассудка. Это не значит, что романтика должна уйти на второй план. Уровень допамина контролируется внешними факторами, а потому, добавляя в свои отношения новизну, можно продлить романтическую стадию на долгие годы.

Не важно, что является причиной возникновения самой яркой эмоции, она приносит радость и делает людей лучше. Можно знать наизусть все творчество классиков, но все равно перечитывать их и восторгаться их талантами. Также и с любовью. Можно знать все механизмы ее происхождения, терять голову и совершать безумства ради возлюбленных.

Источники:
Любовь чувство
Любовь – разбор и описание интимного чувства. Виды любви. Фильмы про любовь. Стихи про любовь. Статусы про любовь. Признания в любви. Аниме про любовь. Мелодрамы про любовь. Песни про любовь.
http://to-name.ru/psychology/love.htm
Почему мы любим другого человека?
Чувства любви – самые яркие и запоминающиеся ощущения, которые доступны человеку. Любовь облагораживает, делает сильнее, позволяет понять другого человека. И прийти она может в любом возрасте.
http://lediveka.ru/otnosheniya/lyubov/muzhchina-i-zhenshhina/chuvstva-lyubvi-pochemu-my-lyubim.html