Любить ребенка

Как любить детей»

«Как любить детей»

Этой радостью для меня была статья Василия Александровича Сухомлинского, опубликованная в журнале «Радянська школа» в 1967 году. Статья называлась: «Как любить детей». Я читал и перечитывал её с восторгом, с удивлением. Надо же, так просто, страстно, ясно, мудро и смело говорить о том, что является всеначальной энергией образования и что так упорно выкидывает наука за борт своего корабля!

Во мне прояснилось многое, если не всё.

Меня охватило состояние, когда восклицают: «То же самое хотел сказать, но слов не находил».

Я переписал всю статью, как песню, из которой нельзя слова выкинуть. Я делал выписки, конспектировал. Я впитал весь её смысл в себя до той степени, что она стала моей, отражением моего духа.

Сейчас я пользуюсь тогдашними выписками и конспектами и заново переживаю состояние более чем сорокалетней давности.

Идеи, изложенные в статье, были как вулканические извержения, и их мог родить в себе только человек с судьбою Василия Александровича.

Статью он начинал так: в учительской среде можно услышать дискуссию — обязательно ли, чтобы каждый педагог любил детей? «А если я их не люблю? — щеголял своей оригинальностью один учитель. — Если от их галдежа у меня головная боль? Если я только и знаю светлые минуты, когда не слышу их и не вижу? Что же, прикажете оставить школу и переквалифицироваться?» Такому учителю Василий Александрович отвечает резко: «Да, надо оставить школу и приобрести другую специальность. Или же воспитать в себе любовь к Ребёнку — третьего не дано». Это потому что «любовь к Ребёнку в нашей специальности — это плоть и кровь воспитателя как силы, способной влиять на духовный мир другого человека. Педагог без любви к Ребёнку — всё равно, что певец без голоса, музыкант без слуха, живописец без чувства цвета».

Далее последует серия цитат, которые не нуждаются в комментариях.

«Нельзя познавать Ребёнка, не любя его».

«Речь идёт о мудрой человеческой любви, одухотворённой глубоким знанием человеческого, пониманием всех слабых и сильных сторон личности, — о любви, предостерегающей от безрассудных поступков и вдохновляющей на поступки честные, благородные. Любовь, которая учит жить, — такая любовь нелегка, она требует напряжения всех сил души, постоянной отдачи их».

«Мудрая любовь к детям — вершина нашей педагогической культуры, мысли и чувств. Сердечность, теплота, доброжелательность в отношении к Ребёнку, — то, что можно назвать общим словом — доброта, является результатом большой, длительной работы педагога над самовоспитанием чувств».

«Мудрая человеческая любовь к Ребёнку и детству — чувство, одухотворённое глубоким раздумьем, богатством мысли. Духовная пустота никогда не пробуждала и не питала подлинной любви».

«То, что мы вкладываем в понятие любовь учителя к детям, любовь детей к учителю, начинается… с удивления, с благоговения одного перед духовными богатствами другого и прежде всего перед богатством мысли».

«Любовь учителя к детям рождается в горении, в борьбе за человека, нередко — в муках».

Меня поражают сердечные откровения Василия Александровича. Посмотрите, как он пишет:

«Если бы я не познавал многогранности человеческого в Ребёнке, если бы каждый день не открывал перед собой чего-то нового в каждом Ребёнке, все дети казались бы мне похожими друг на друга — я не видел бы Ребёнка. А тот, кто не видит Ребёнка, не может и полюбить его».

«Я не могу себе представить, чтобы Ребёнок когда-нибудь надоел мне, чтобы я перестал любить его».

«В самих детях, в их оптимистическом мировосприятии — источник моей любви к ним. Мне хочется быть с детьми. Особенно сильным становится это желание тогда, когда по каким-то своим внутренним причинам я чувствую упадок духовных сил. Знаешь, что общение с детьми вдохновит бодрость, пополнит духовные силы, и потому в такие минуты больше, чем когда-либо, стремишься быть с детьми».

Василий Александрович не «из пальца высасывает» эти истины. Он описывает свою действительную педагогическую жизнь, описывает судьбы отдельных детей, которых преобразила и спасла его любовь.

«Было бы наивно, — говорит он, — представлять себе дело так, что все дети, которые приходят в школу, — красивые розы; и учителю не остаётся ничего, лишь только любоваться ими. Есть розы, есть и чертополох. Сколько приносят с собой дети уродливого, сколько бывает такого, когда сердце детское — как гнойник, как язва, корни которой уходят в глубину тех дней, когда перед Ребёнком только открывалось оконце в мир. Бывает, смотрят на тебя не чистые, честные, откровенные, а наглые, лицемерные глаза».

«Разве можно всё это любить?» — ставит он вопрос и даёт такой ответ: «Я люблю Ребёнка не таким, какой он есть, а таким, какой он должен быть. И когда удаётся очистить сердце детское от гнойника и язв, когда в глазах Ребёнка сияет одухотворённость красотой, а не блуждает лицемерная усмешка, я люблю этого настоящего человека, ибо в нём — частица моей души».

Откуда такое глубокое чувство и понимание Любви?

Василий Александрович дал мне и всему учительству, всем педагогам, всем воспитателям ответ на вечный вопрос, от которого мы увиливали. Это так же, как дал человечеству ответ на вечный вопрос Иисус Христос.

Спросите у Иисуса Христа, для кого он пришёл на Землю?

И мы услышим: «Я пришёл призвать не праведников, но грешников».

Спросите: кто имеет нужду во враче?

Он скажет нам: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные».

И что сделает пастух, если было бы у него сто овец, а одна из них заблудилась?

Иисус ответит: «Не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдёт ли искать заблудившуюся? И если случится найти её, то, истинно говорю вам, он радуется о ней больше, нежели о девяносто девяти не заблудившихся».

Только наивный спросит у Иисуса Христа: «Это как, Господи, всех, что ли, надо любить?»

Ибо мы имеем от Него вечную заповедь: «Возлюби ближнего своего как себя самого».

А теперь спросим у Василия Александровича: кому мы — учителя, воспитатели, педагоги — нужны, тем, которые уже воспитаны и обучены, или тем, кто в этом нуждается?

Спросим ещё: всех детей, что ли, нам любить, или тех только, которые сами уже любят нас?

Спросим по-другому: неужели любить нужно того, в сердце которого поселилось зло, и того, в глазах которого цинизм, и того, бессердечного и жестокого, бездушного и безнравственного? Любить этот «чертополох», этих духовных уродов?

Мы уже получили ответы на эти вопросы. «Да-да-да, — воскликнет Василий Александрович ещё раз, — всех, всех, всех детей нужно любить». И расскажет о том, как, любя «уродов», вылечивал их.

Вот о каком открытии читаю я в программной статье Василия Александровича:

«Искусство нашей профессии состоит в том, чтобы, ненавидя зло, не переносить ненависть на того, в чьей душе живёт оно».

А дальше расшифровывает эту идею:

«На мой взгляд, подавляющее большинство конфликтов между учителем и „неисправными“, „безнадёжными“ школьниками как раз и возникает там, где ненависть ко злу учитель переносит и на Ребёнка. Однако Ребёнок есть Ребёнок, а в том, что зло укоренилось в его сердце, виноваты взрослые».

И как же бороться со злом в душе Ребёнка?

Клин клином, что ли, вышибать?

Нет, избавить Ребёнка от зла злом нельзя.

«Обращаясь к Станиславу К., я старался забыть, — и мне удалось это величайшим напряжением духовных сил, — что в его душе царит зло. И как только мне удалось забыть об этом, мальчик впервые в жизни почувствовал, что в эту минуту обращается человек к человеку». «Я обращаюсь не к голосу зла, — скажет он далее, — а к голосу красоты человеческой, которая в Ребёнке обязательно есть, которую не заглушить ничем».

Василий Александрович предлагает ещё одну закономерность и предупреждает:

«Если вы забыли о ней, то ни вы не будете любить детей, ни дети не будут любить вас».

А закономерность такая:

«Если всё время, на протяжении которого учитель находится вместе со своими воспитанниками, считать единым целым, то две трети его должны быть непринуждённым, товарищеским, дружеским общением, в котором дети забывают, что они— воспитанники, а учитель — их воспитатель».

Василий Александрович вводит новое понятие, рождённое в недрах понятия Любви — защитное воспитание.

«Любить Ребёнка— значит защищать его от зла, которое ещё окружает многих детей в жизни (мы имеем в виду, прежде всего, семью). Ежегодно, когда школьный порог переступают первоклассники, с тревогой смотришь в глаза детям, которые несут в своём сердце открытую рану. Я хорошо знаю этих детей, знаю их родителей, знаю боли и тревоги детской души, знаю, что отдельных детей надо уже не воспитывать, а перевоспитывать. Эти дети у меня на особом учёте, их воспитание я называю „защитным воспитанием“»…

Детей надо защищать от одиночества и чувства ненужности, от обмана, нечестности, эгоизма, неуважения к людям, от телесных наказаний и насилия, от заласканности.

«Защитное воспитание— это глубоко индивидуальное творчество педагога. Тут надо так прикоснуться к болезненному, искалеченному сердцу Ребёнка, чтобы воспитание не обернулось для него страданием. От духовного одиночества самой лучшей защитой является пробуждение чувства любви, симпатии к человеку — учителю»…

Защитное воспитание есть проявление утончённого понимания чувства любви. Понятие это открывает целое научное направление в педагогике, если считать, что педагогика есть наука; или же высшие сферы искусства, если считать, что педагогика есть искусство. Лучше сказать — и в той, и в другой сферах.

Любить ребенка

Любите ребенка просто так, ни за что, а потому, что он есть, что он ваш ребенок. Все дети нуждаются в любви.

Нет ничего мудрее и сложнее человеческой любви. Это самый нежный и в то же время самый скромный, и самый красивый, и самый незаменимый цветок в букете, имя которому – Нравственность. Любя своих детей, вы учите их любить вас.

Любовь – это трудная работа. Трудная, потому что ежесекундная, невидимая, кропотливая работа души. Мы учим всему, но забываем о самом главном – учить умению любить. С самого рождения, без перерывов на каникулы.

Любви нельзя научить в теории. Ваши дети должны видеть, что вы умеете любить, верно самоотверженно. Не стесняйтесь, показывайте своим детям любимые вами мелочи, которые напоминают о любви близких вам людей, их внимании к вам.

Давайте не забывать почаще говорить друг другу простые добрые слова. Умеем ли мы это делать? Воспитана ли в нас такая незаметная, деликатная доброжелательность?

И если ребята приучены встречать уставшего отца в коридоре, нести ему тапочки, они через много лет не оставят его, постаревшего, больного, в одиночестве.

Когда подрастающий человек начинает самостоятельно постигать мир, ему очень нужна уверенность, что за спиной у него все надежно и спокойно, что охраняет его не просто мамина и папина забота, а огромная, вечная любовь.

Нашему взрослому миру так не хватает порой тепла. Может быть, его сумеют спасти дети, которых мы научим любить.

Любовь и справедливость нужны нашим детям, а значит, умейте уступать, прощать, где это нужно и возможно.

Любить – значит верить в ребенка. Если вы считаете, что ваш ребенок беспомощен, труслив, вы, совершенно не осознавая этого, будете делать все, чтобы сделать ребенка именно таким. Если же вы уверены, что ребенок изначально наделен положительными качествами, то вы неизбежно и без особых усилий будете воздействовать на ребенка в этом направлении.

Ребенок с малолетства должен знать, что любовь к маме, папе, бабушке, другу, подружке – это прежде всего готовность отдавать, готовность жертвовать.

Удивительно как-то устроен мир: беззаветно и безоглядно любят именно тех, в кого вложили больше всего труда и души. Выросшие внуки скучают не по той бабушке, которая дарила дорогие подарки, а по той, которой надо было таскать воду, вскапывать и полоть огород, колоть дрова.

И маму особенно любят те дети, которые с младенчества привыкли заботиться о ней, помогать, которые несли домой из детского сада конфету, выданную на полдник.

Недаром выведена психологическая формула: заботимся о том, кого любим, и любим тех, о ком заботимся.

Родительская любовь дает детям чувство защищенности, жизненной опоры, делает их сильнее и увереннее. Если ребенка любят в детстве, он будет любим и в старшем возрасте, и сам будет способен любить. Боль за ребенка – это тоже выражение заботы и любви к нему.

Проявление заботы о других – высшая форма человеческого существования.

Почти невозможно стать заботливым человеком тому, кто в детстве никогда не испытал заботы и любви.

Учите великодушию и деликатности – не откладывайте это на потом.

Учите детей отдавать и жертвовать, без этой науки ни они, ни вы не будете счастливы.

Настоящая родительская любовь – это любовь разумная, требовательная. Она там, где учат детей самостоятельности, выражают доверие, уважение к ним. Совместный труд родителей и детей сближает их, доставляет радость общения, сплачивает семью. Дети дорожат совместными занятиями спортом, чтением, рыбалкой, посещением театра, парка, цирка, ждут их. Обмен впечатлениями и переживаниями возможен лишь в семье, где есть общие интересы.

Внешние формы проявления любви в разных семьях различны. В одних – бесконечно щедры поцелуи и ласки. В других семьях – теплые и сердечные отношения скрываются за внешней сдержанностью, даже суровостью. И, говоря о любви, надо помнить одно правило – в любви не должно быть притворства, нельзя унижать ее банальностью и пошлостью. Любовь ребенку необходима, но она должна быть умной: не уродующей личность ребенка, а раскрывающей в нем все доброе и светлое. Любовь помогает ребенку относится к себе как к личности.

В. А. Сухомлинский, говоря о любви родителей и детей, выделил ряд моментов, которые желательно учитывать в воспитании детей.

Десять "нельзя" В. А. Сухомлинского

1. Нельзя бездельничать, когда все трудятся.

2. Нельзя смеяться над старостью и старшими людьми.

3. Нельзя вступать в пререкания с уважаемыми и взрослыми людьми.

4. Нельзя выражать неудовольствие тем, что у тебя нет той или иной вещи.

5. Нельзя допускать, чтобы мама давала тебе то, что не берет себе.

6. Нельзя делать то, что осуждают старшие.

7. Нельзя оставлять старшего родного человека в одиночестве.

8. Нельзя собираться в дорогу, не спросив разрешения и совета у старших.

9. Нельзя садиться обедать, не пригласив старшего.

10. Нельзя сидеть, когда стоит взрослый пожилой человек.

Специальные исследования установили, что "нельзя" обычно сильнее побуждает к действию, чем "надо".

Слепая родительская любовь

"Материнская любовь слепа" – гласит народная пословица. Всепоглощающая любовь заставляет родителей оправдывать недостатки ребенка, его проступки, воспринимая их как случайные, или, что хуже, объяснять их формированием положительных черт характера. И тогда в грубости и упрямстве мальчика они видят признак будущего мужества и настойчивости, а в капризах девочки – будущую женственность.

Корень воспитательной порчи, по меткому выражению русского демократа Н. В. Шелгунова, заключается в чадолюбии. Слепая родительская любовь превращает ребенка в кумира, его ограждают от забот и трудов, потакают прихотям, захваливают и даже учатся за него, создают безоблачную жизнь своему чаду. На самом деле родители готовят своим детям тяжелую судьбу. Ребенок вырастет эгоистом, белоручкой, человеком, не приспособленным к жизни.

Эгоистичные, избалованные дети требуют к себе исключительного внимания, ухода за собой, принимая все услуги как должные. Отношения этих детей со взрослыми двойственны: пока те потакают им, они ласковы, как только появляются запреты, – они становятся грубы и дерзки. С родными внешне вежливы, но невнимательны к их переживаниям. У таких детей, которым все позволено, очень часты конфликты со сверстниками, поскольку у них не развиты навыки самоограничения. Особую неприязнь они вызывают тем, что по всякому пустяку жалуются взрослым. Они преувеличенно чувствительны, громко плачут, обвиняют всех в несправедливости, а в отношении себя они очень снисходительны.

Ребенок ни в коем случае не должен стать явным центром внимания и заботы семьи. Лучшим вариантом будет тот, если в центре внимания окажется мать. Она обо всех заботится – так и должно быть при правильной организации семьи. Отец и старшие дети выражают ей свои добрые чувства, и этим примером учат малыша заботиться о других.

Любовь – это чувство взаимное. Односторонняя любовь порождает эгоизм. Не наУчите детей любить, будете страдать на старости лет.

Крайности родительской любви

  • Любить – значит все разрешать ребенку, предоставлять ему полную свободу.
  • Любить – значит все делать за ребенка, материально его обеспечивать.
  • Любить – значит неусыпно контролировать каждый его шаг, каждое его действие.
  • Любить – значит постоянно выражать свои чувства к ребенку, обнимать, целовать его.
  • Любить только за что-то: за успехи, за похвалу окружающих, за какие-либо достоинства.

Как и во всем, в любви нужно чувство меры, крайности могут иметь отрицательные последствия для ребенка.

Л.П.Кибардина, Е.П.Алексеева «Родительское собрание» Глава 4; Беседа 6.

Любить ребенка

? развивающие игры и задания;

? идеи и шаблоны для творчества;

? стихи, сказки и загадки;

? музыка, песенки и мультфильмы для детей;

? статьи и консультации для родителей;

? розыгрыши книг и пособий!

а также необычная артикуляционная гимнастика от канала "Любящие мамы"

Олимпиада «Математика и логика».

Викторина по сказке А. С. Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке».

Олимпиада «Я знаю космос».

ЗАДАНИЯ ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ и ДОШКОЛЬНИКОВ, положение и порядок участия СКАЧАТЬ здесь: http://www.maam.ru/olimpiada

Источники:
Как любить детей»
«Как любить детей» Этой радостью для меня была статья Василия Александровича Сухомлинского, опубликованная в журнале «Радянська школа» в 1967 году. Статья называлась: «Как любить детей». Я
http://www.nnre.ru/pedagogika/kak_lyubit_detei/p38.php
Любить ребенка
Любите ребенка просто так, ни за что, а потому, что он есть, что он ваш ребенок. Все дети нуждаются в любви. Нет ничего мудрее и сложнее человеческой любви. Это самый нежный и в то же время самый
http://detstvo.ru/all_about/lubov/
Любить ребенка
? развивающие игры и задания; ? идеи и шаблоны для творчества; ? стихи, сказки и загадки; ? музыка, песенки и мультфильмы для детей; ? статьи и консультации для родителей; ?
http://vk.com/smart_children