Личностный рост

Личностный рост

Изначально было сформулировано в рамках гуманистической концепции К. Роджерса и А. Маслоу [1] , однако в настоящее время широко используется и другими психологическими направлениями. Представление о личностном росте основывается на позитивном видении изначальной природы человека и возможности развития внутреннего потенциала. Однако далеко не все современные психологические концепции исходят из наличия у человека доброй, конструктивной и саморазвивающейся сущности, и по представлению о сущностной природе и потенциале человека эти концепции достаточно четко разделяются на четыре группы:

К группе «доверяющих» (оптимистов) с самой радикальной точкой зрения, утверждающей безусловно-позитивную, добрую и конструктивную сущность человека, заложенную в виде потенциала, который раскрывается при соответствующих условиях, относятся представители школы К. Роджерса и А. Маслоу [2] . В данном подходе личностный рост естественен [3] , хотя может быть заторможен в случае негативного окружения и поддержан окружением позитивным [4] .

Экзистенциальный подход В. Франкла и Дж. Бюджентала придерживается более осторожного взгляда на человека, который исходит из того, что изначально человек не обладает сущностью, но обретает её в результате самосозидания, причём позитивная актуализация не гарантирована, но является результатом собственного свободного и ответственного выбора человека.

Достаточно распространена позиция (бихевиоризм и большинство подходов в советской психологии), согласно которой у человека природной сущности нет, он изначально представляет собой нейтральный объект формирующих внешних влияний, от которых и зависит обретаемая человеком «сущность». В данном подходе о личностном росте в точном смысле говорить затруднительно, можно говорить скорее о возможности личностного развития.

Согласно взглядам христианской антропологии природа человеческого естества после грехопадения Адама находится в извращенном состоянии, а его «самость» есть не личностный потенциал, но преграда между человеком и Богом, а также и между людьми [5] . Христианский идеал человека простого, смиренного и целомудренного бесконечно далек от гуманистического идеала успешно адаптирующейся в этом мире самореализующейся, самодостаточной личности, наслаждающейся актуальным моментом, верящей в «могущество человеческих возможностей». По православному учению, человеческая душа не только стремится к высшему, но и подвержена наклонности ко греху, которая лежит не на периферии духовной жизни, но поражает самую её глубину, извращая все движения духа [6] .

В НЛП понятие «личностный рост» не используется, поскольку этот подход только моделирует успешные технологии и принципиально отказывается решать вопросы «что в природе человека есть на самом деле».

В современной тренинговой практике понятие «личностный рост» связано в первую очередь с тренингами личностного роста и имеет свои особенности.

Г. А. Спижевой говорит о том, что личностный рост есть совокупность таких составляющих, как «Я-Я — отношения» (отношения с самим собой, внутренняя гармония), «Отношения Я — Другие» (отношения с окружающим миром) и самореализация. Развитие этих составляющих, по мнению Спижевого, и есть личностный рост. [7]

Определение формулируется в прикладном ключе, согласно которому личностный рост — это качественные изменения личностного потенциала, успешно решающие жизненные задачи и открывающие богатую жизненную перспективу. В. Леви, в частности, писал об этом так:

Что такое личностный рост?

Если у человека становится больше:

  • интересов, а с тем и стимулов жить — смыслового наполнения жизни,
  • возможности анализировать — отличать одно от другого,
  • возможности синтезировать — видеть связи событий и явлений,
  • понимания людей (себя в том числе), а с тем и возможности прощать,
  • внутренней свободы и независимости,
  • ответственности, взятой на себя добровольно,
  • любви к миру и людям (к себе в том числе),

то это и значит, что человек растет личностно.

Синонимы: душевно, духовно.

(В. Леви из книги «Куда жить. Человек в цепях свободы.»)

Понятие «личностный рост» часто используется в рекламных целях для завлечения в группы и организации с сомнительным с точки зрения научной психологии статусом, иногда причисляемые к психокультам («Синтон» [8] [9] [10] , «Симорон», «Лайфспринг»), в группы Нью Эйдж (ДЭИР, Трансерфинг реальности) и даже в деструктивные секты (саентология).

Личностный рост

Как строгое научное понятие, “личностный рост” имеет трудную судьбу: разные научные школы вкладывают в него существенно разное содержание, а психологическая практика эксплуатирует его, в принципе мало заботясь о строгости терминологии.

Тот личностный рост, который на слуху, в популярных книгах и в рекламе тренингов – в принципе не научное понятие, а популярный бренд. Выходят книги, посвященные (вроде бы) личностному росту, ведутся тренинги (якобы) личностного роста, при этом на самом деле книги и тренинги могут быть не совсем про личностный рост. Про что? Про личную жизнь, взаимоотношения, что делать с депрессией, как найти работу… Все вопросы важные, жизненные, и книги и тренинги могут быть полезными, только к теме личностного роста их можно отнести лишь при самом широком толковании термина. А почему их все выпускают под шапкой «личностный рост» — это вопрос маркетинга. “Личностный рост” – понятие модное, и под такой шапкой все эти товары лучше продаются.

В современной психологии личностный рост понимается в первую очередь как измеряемый факт, как результат существенных и позитивных изменений в личности человека. Как бы мы это ни называли – рост личности, личностный рост, личностное развитие, рост и развитие личности – все это в первую очередь позитивные изменения в личности человека, укрепление стержня и увеличение потенциала личности. Не всегда понятно, что с человеком происходило, но в некоторых случаях можно сказать: личностный рост с человеком произошел. Человек стал – другим, он стал лучше управлять своей жизнью, стал сильнее, глубже и внутренне богаче. Основные характеристики личностного роста и развития – его направленность, активность и масштаб.

О личностном росте хорошо писал В.Л. Леви (из книги «Куда жить. Человек в цепях свободы»)?: “Что такое личностный рост? Если у человека становится больше: — интересов, а с тем и стимулов жить — смыслового наполнения жизни, — возможности анализировать — отличать одно от другого, — возможности синтезировать — видеть связи событий и явлений, — понимания людей (себя в том числе), а с тем и возможности прощать, — внутренней свободы и независимости, — ответственности, взятой на себя добровольно, — любви к миру и людям (к себе в том числе), то это и значит, что человек растет личностно. Синонимы: душевно, духовно”.

?????????????????????О личностном росте и развитии удобно говорить, сравнив тренинги личностного роста (тренинги развития личности) и тренинги деловые, тренинги бизнес-профессиональной направленности. Если участники осваивают знания и конкретные навыки, актуальные для бизнеса, и тренер не трогает собственно личность участников, не обсуждает их ценности и стиль жизни, не затрагивает их отношение к себе и к людям, это бизнес-тренинги в чистом виде. Участник узнал, как эффективнее делать рекламу товара и выстраивать работающие зарплатные схемы, участник освоил навык выкладки товара и выучил текст грамотной презентации – он сможет быть эффективнее в бизнесе, но как личность он остался тем же, задачи личностного роста и развития тут не стояли.

Критерии и показатели личностного роста субъективны и зависят от того, кто его оценивает, как его понимает и на что обращает внимание. Эти критерии будут разными у представителей различных психологических школ и течений, у людей с разными психотипами, у процессников и результатников, у мужчин и женщин. Мужчин в личностном росте чаще интересуют внешние результаты, которые можно объективно оценить или измерить, для женщин личностный рост скорее субъективен и чувствуется в первую очередь ею самой или близкими ей людьми.

Личностный рост как процесс разворачивания того, что в человеке заложено природой

Разбираясь с понятием “личностный рост”, нужно учитывать тот факт, что часть психологов в первую очередь гуманистического направления вкладывают в это понятие свое, достаточно специфическое содержание. А именно, они понимают личностный рост не столько как результат позитивных изменений в личности, сколько как особый процесс, особый способ развития личности. Исходя из представлений о позитивной природе человека, характерного для работ К. Роджерса и А. Маслоу, они рассматривают личностный рост как естественное разворачивание в человеке того, что заложено в нем природой или стало его второй природой. Если различать “рост” как нечто естественное и “развитие” как то, что во многом задается окружением, то психологи этого направления под личностным ростом понимают то, что в личности взрастает само, в отличие от того, что в человеке задается обществом в процессе социализации.

А. Маслоу писал: “Учитель или культура не создают человека. Они не насаждают в нем способность любить или быть любопытным, или философствовать, создавать символы, творить. Скорее они дают возможность, благоприятствуют, побуждают, помогают тому, что существует в зародыше, стать реальным и актуальным” [17, с. 161].

Именно вследствие такой языковой путаницы возможен парадокс, когда не всякий личностный рост является личностным ростом. Действительно, фактический личностный рост (по результату) может быть достигнут разными путями. Например, если увеличение потенциала личности произошло вследствие процесса формирования личности, вследствие организованного извне процесса воспитания, то процесса роста личности не было, а результат – личностный рост – налицо.

Такое понятие личностного роста, противопоставляющее его развитию и формированию личности, родилось в традиции гуманистической психологии и существует только в его рамках: психологи психоаналитического направления или бихевиоральной направленности подобным понятием “личностный рост” не пользуются. Чтобы не путаться, мы предлагаем в тех случаях, когда нас интересует только результат личностного роста и не важен путь, как это было достигнуто, использовать более общее понятие: личностное развитие.

Понятие “личностного роста” оказалось очень важным для педагогов школы В.В. Давыдова, см.>

Личностный рост

оказалось очень похожим на чернильные пятна Роршаха.

Чаще всего употребление этого понятия больше

говорило мне о человеке, который им пользуется,

чем о самой реальности, стоящей за этим понятием.

В свое время Макс Отто утверждал: “Глубочайшим источником философии человека, источником, который питает и формирует ее, является вера или отсутствие веры в человечество. Если человек питает доверие к людям и верит в то, что с их помощью он способен достичь чего-то значимого, тогда он усвоит такие взгляды на жизнь и на мир, которые будут находиться в гармо­нии с его доверием. Отсутствие доверия породит соответствующие представления” (цит. по: Хорни К., 1993, с. 235). Из этого, в частности, следует, что в любой концепции кроме привычно выделяемых теоретической и практической составляющих всегда имеется (но не всегда осознается и заявляется) еще одна – ценностная составляющая. Именно это аксиоматическое кредо и является реальным фундаментом кон­цептуальных построений.

Если приложить критерий веры-неверия в человека. В свое время Макс Отто утверждал: “Глубочайшим источником философии человека, источником, который питает и формирует ее, является вера или отсутствие веры в человечество (подчеркнуто нами – С. Б., М. к основным психологическим теориям, то они достаточно четко разделятся на две группы (увы – неравные): “доверяющих” человеческой природе (т. е. гуманистически ориентированных) и “недоверяющих”. Однако и внутри каждой группы, в свою очередь, можно найти весьма существенные различия, поэтому имеет смысл ввести еще одно подразделение:

а) в группе “недоверяющих” (пессимистов) есть более жесткая позиция, утверждающая, что природа человека негативная – асоциальная и деструктивная, и что сам человек с этим справиться не может; и есть более мягкая, в соответствии с которой у человека природной сущности в общем-то нет и изначально он представляет собой ней­тральный объект формирующих внешних влияний, от которых и зависит обретаемая человеком “сущность”;

б) в группе “доверяющих” (оптимистов) также есть более радикальная точка зрения, утверждающая безусловно-позитивную, добрую и конструктивную сущность человека, заложенную в виде потенциала, который раскрывается при соответствующих условиях; и есть более осторожный взгляд на человека, который исходит из того, что изна­чально человек не обладает сущностью, но обретает ее в результате самосозидания, причем позитивная актуализация не гарантирована, но является результатом собственного свободного и ответственного выбо­ра человека, эту позицию можно назвать условно-позитивной.

В соответствии с базовой установкой и решением проблемы сущ­ности человека решается и вопрос о том, “что делать” с этой сущно­стью, чтобы человек стал “лучше”, как его правильно развивать, вос­питывать (этим, естественно, озабочены все психологи, хотя само это “лучше” понимается весьма различно). Этот вопрос о смысле воспита­ния принципиально решается следующим образом: если сущность че­ловека негативная, то ее надо исправить; если ее нет – ее надо создать, сконструировать и “вложить” в человека (при этом в обоих случаях главным ориентиром выступают так называемые интересы общества); если она позитивная – ей надо помочь раскрыться; если сущность обретается посредством свободного выбора, то следует помочь ей сделать этот выбор (в последних двух случаях во главу угла ставятся интересы самого человека).

Более схематично типологию базисных имплицитных устано­вок в мире психологических концепций можно представить в виде таблицы. Хотя эта схема (как и любая попытка классификации в психологии), безусловно, упрощает реальное многообразие подходов, но она, на наш взгляд, фиксирует очень принципиальные различия и достаточно ясно очерчивает пространство профессионального самоопределения психолога и педагога, варианты выбора и глубинные основания этого выбора.

Таблица: Базисные установки психологических концепций

Таким образом, очевидно, что концепция личностного роста и са­мореализации является логическим продолжением взгляда на человека в гуманистической психологии и по сути своей несовместима с подходами, не доверяющими человеку, исправляющими, формирующими и т. п.

Представленное здесь понимание личности и личностного роста опирается на концепцию одного из лидеров “движения за гуманизацию психологии” Карла Роджерса – его личностно-центрированный подход. (При этом важно иметь в виду, что одна из отличительных особенностей этого направления в психологии – отсутствие жесткой концеп­туальной схемы, строгих дефиниций и однозначных толкований; его представители признают неисчерпаемость тайны человека, относительность и априорную неполноту наших представлений о нем и не претендуют на завершенность теории.)

В самом общем виде личность – это человек как субъект собственной жизни, ответственный за взаимодействие как с внешним миром, включая и других людей, так и с внутренним миром, с самим собой. Личность – это внутренняя система саморегуляции человека. Она ис­пытывает влияние двух других детерминирующих сил, которые услов­но можно обозначить как организм, внутренний мир (т. е. человек как живое существо в целом), и среда, внешний мир в широком смысле, включая в первую очередь других людей. Соотношение между этими тремя движущими силами и определяет линию жизни человека; его можно представить в виде своеобразного треугольника развития:

Рисунок “треугольник развития”:

Важнейшими характеристиками зрелой личности являются: интенциональность, автономность, динамичность, целостность, конструктивность, индивидуальность. Однако эти атрибуты личности не даны, а скорее заданы, и степень их актуализации зависит от определенных условий – прежде всего как раз от того, какие у личности сложатся взаимоотношения с двумя другими силами. Причем, в соответствии с исходной позицией веры в природу человека, актуализирующее, созидательное начало признается в первую очередь за организмом, внутренним миром, в котором изначально заложен мощный потенциал, “главная движущая сила жизни” и развития человека – стремление к росту, к раскрытию способностей и усилению возможностей, к большей эффективности, зрелости и конструктивности, называемая К. Роджерсом “тенденцией к актуализации”. И потому для личности исход­ные, определяющие отношения – именно с внутренним миром, с са­мим собой.

Это одна из центральных идей личностно-центрированного подхода: если человек (личность) свободен и имеет возможность прислушаться к себе и опереться на себя как на целостное природное существо, точно и полно отражая происходящее в нем самом, то “тенденция к актуализации” действует в полную силу и обеспечивает движение человека – несмотря на возможные ошибки и трудности – к большей зрелости, к более полноценной жизни. Очень важно, что эта тенденция признается заложенной в природе человека как потенциал, который актуализируется при определенных условиях, но не формируется и не управляется внешними силами: “это внутренняя тенденция, она не мотивируется извне, и научить этому невозможно” (Лэндрет Г., 1994, с. 63).

Отношения личности с внешним миром – особенно с миром других людей – куда более сложные, неоднозначные и драматичные. Со стороны личности есть сильная заинтересованность в контакте с другими людьми, – человек, как утверждает К. Роджерс, “неизлечимо социален; он имеет глубокую потребность во взаимоотношениях” (П. Тиллих, К. Роджерс. 1994, с. 136). Более того, центральный компонент личности – “Я” – имеет очень сильную потребность в самоуважении, которая поначалу (в детстве) удовлетворяется в первую очередь через получение уважения, признания и любви от других людей (прежде всего – значимых взрослых). Иными словами, личность ребенка не просто ориентирована на взаимоотношения с социальным миром, а оказывается в существенной зависимости от них.

Прежде всего, можно определить то, что, исходя из гуманистических представлений, не является собственно развитием личности, но с чем его часто смешивают. То есть личностный рост (ЛР) – это: не усвоение каких-либо знаний (включая и этические); не освоение какой- либо деятельности, и уж тем более – “общественно-полезной”; не формирование устойчивой “системы ценностных ориентации”; не “присвоение ребенком общественной человеческой сущности”; не формирование “активной жизненной позиции”; не развитие “способности созидать новые формы общественной жизни”; не освоение “образа идеального взрослого”.

Каждое из перечисленных направлений изменения человека имеет определенный позитивный смысл. Но в контексте обсуждаемой проблемы важно то, что все они в той или иной степени усиливают разво­рот личности “от себя” и потому не способствуют ЛР, а скорее препят­ствуют ему, пытаясь подменить развитие личности формированием важных и нужных качеств, но с точки зрения каких-либо внешних, внеличностных критериев. Причем во всех этих случаях формирующие усилия прикладываются только по одной линии “треугольника развития” – по линии взаимодействия “внешний мир – личность”.

Главный психологический смысл ЛР – освобождение, обретение себя и своего жизненного пути, самоактуализация и развитие всех ос­новных личностных атрибутов (см. выше). А взаимодействие личности с собственным внутренним миром в целом не менее (а во многих отношениях – более) значимо, нежели с миром внешним. Принципиаль­но важным для человека является также признание и уважение его внутреннего мира другими людьми. То есть полноценный ЛР возможен только в том случае, если интраперсональность не будет подавляться интерперсональностью и если между всеми тремя вершинами “треугольника развития” не будет борьбы или пренебрежительного игнорирования, а будет конструктивное сотрудничество, диалог.

Личностный рост не тождествен продвижению человека по “лестнице возрастов”; это сложный многоаспектный процесс, следующий своей внутренней логике и имеющий всегда индивидуально-своеобразную траекторию. Есть основания говорить лишь о самом общем “основном законе личностного роста “, который, опираясь на из­вестную формулу К.Роджерса “если – то” (Rogers С., 1959), можно сформулировать так: если есть необходимые условия, то в человеке актуализируется процесс саморазвития, естественным следствием которого будут изменения в направлении его личностной зрелости. Ины­ми словами, именно эти изменения – их содержание, направленность, динамика – свидетельствуют о процессе ЛР и могут выступать в каче­стве критериев ЛР .

При полноценном ЛР эти изменения затрагивают взаимоотноше­ния личности как с внутренним миром (интраперсональность), так и с внешним миром (интерперсональность). Соответственно и критерии ЛР складываются из интраперсональных и интерперсональных. Важнейшими из них являются следующие [*] :

Интраперсональные критерии ЛР:

Принятие себя. Это означает признание себя и безусловную любовь к себе такому, каков я есть, отношение к себе как “личности, достойной уважения, способной к самостоятельному выбору” (Роджерс К., 1993, с.69), веру в себя и свои возможности, доверие собственной природе, организму. Последнее следует подчеркнуть особо, так как в данном случае доверие к себе не означает лишь веру в возможности сознательного “Я” (тем более – лишь в силу своего интеллекта), но также понимание того, что “цельный организм может быть – и часто явля­ется – мудрее, чем его сознание” (Роджерс К., 1994, с. 242).

Открытость внутреннему опыту переживаний. “Опыт переживаний” – одно из центральных понятий в гуманистической психологии, | используемое для обозначения сложного непрерывного процесса (“потока”) субъективного переживания событий внутреннего мира (включающих и отражение событий мира внешнего). Чем более сильная и зрелая личность – тем более она свободна от искажающего влияния защит и способна прислушаться к этой внутренней реальности, отнестись к ней как к достойной доверия и “жить настоящим”.

Понимание себя. Как можно более точное, полное и глубокое представление о себе и своем актуальном состоянии (включая реальные свои переживания, желания, мысли и т. д.); способность увидеть и услышать себя подлинного, сквозь наслоения масок, ролей и защит; адекватная и гибкая “Я”-концепция, чувствительная к актуальным изменениям и ассимилирующая новый опыт, сближение “Я”-реального и “Я”-идеального – вот основные тенденции ЛР по этому критерию.

Ответственная свобода. Во взаимоотношениях с самим собой это означает прежде всего ответственность за осуществление своей жизни именно как своей, осознание и принятие своей свободы и субъектное (своего, как говорил М. М. Бахтин, “не-алиби-в-бытии”). Это также означает “внутренний локус оценивания” – ответственность за выбор ценностей и вынесение оценок, независимость от давления внешних оценок. И, наконец, это ответственность за актуализацию своей индивидуальности и самобытности, за то, чтобы остаться верным себе.

Целостность. Важнейшее направление ЛР – усиление и расширение интегрированности и взаимосвязанности всех аспектов жизни человека, а особенно – целостности внутреннего мира и самой лично­сти. Точнее было бы говорить о сохранении и защите целостности, которой человек обладает изначально. Как подчеркивал К. Роджерс, с самого начала “младенец. является интегрированным и целостным ор­ганизмом, постепенно индивидуализирующимся” (П. Тиллих, К. Роджерс., 1994, с. 140). Проблема в том, чтобы эти нарастающие индивидуализированность и дифференцированность не вели к утрате внутреннего единства человека, к потере конгруэнтности, к разрывам или диспропорциям, например, между интеллектом и чувствами, “Я”-реальным и “Я”-идеальным и вообще между личностью и организмом. Целостность и конгруэнтность являются непременным условием эффективной регуляции жизни человека.

Динамичность. Внутриличностное единство и согласованность не означают косности и завершенности. Наоборот, личность существует в постоянном, непрерывном процессе изменений. В этом смысле зрелая личность – это непременно становящаяся личность, т. е. рост личности есть способ ее существования Поэтому важнейший критерий ЛР – динамичность, гибкость, открытость изменениям и способность, сохраняя свою идентичность, развиваться через разрешение актуальных противоречий и проблем и постоянно “быть в процессе” – “скорее быть процессом зарождающихся возможностей, чем превратиться в какую-то застывшую цель” (Роджерс К., 1994, с. 221).

Интерперсональные критерии ЛР:

Принятие других. В интерперсональном направлении ЛР проявляется прежде всего в динамике отношения к другим людям Личность тем более зрелая, чем в большей мере она способна к принятию других людей такими, какие они есть, к уважению их своеобразия и права быть собой, к признанию их безусловной ценностью и доверию им. А это, в свою очередь, связано с “основополагающим доверием к челове­ческой природе” и чувством глубинной сущностной общности между людьми.

Понимание других. Зрелая личность отличается свободой от предрассудков и стереотипов, способностью к адекватному, полному и дифференцированному восприятию окружающей действительности вообще и в особенности – других людей. Важнейший критерий ЛР – готовность вступать в межличностный контакт на основе глубокого и тонкого понимания и сопереживания, эмпатии.

Социализированность. ЛР ведет ко все более эффективному про­явлению фундаментального стремления человека – к конструктивным социальным взаимоотношениям. Человек в контактах с другими становится все более открытым и естественным, но при этом – более реалистичным, гибким, способным компетентно разрешать межличностные противоречия и “жить с другими в максимально возможной гармонии”: (The Carl Rogers. 1989, p. 251);

Творческая адаптивность. Важнейшее качество зрелой личности – готовность смело и открыто встречать жизненные проблемы и справляться с ними, не упрощая, а проявляя “творческую адаптацию к новизне конкретного момента” (Ibid.) и “умение выразить и использовать все потенциальные внутренние возможности” (Роджерс К., 1994,1 с. 81).

Естественно, изменения в каждом из этих направлений ЛР происходят (если происходят) в соответствии со своими специфическими закономерностями. В то же время это процесс целостный, взаимосвязанный и рост в одном “личностном измерении” способствует продвижению в других. Поэтому важнее всего сам факт движения в этих на правлениях, включение в процесс открытия и обретения себя, что дает возможность человеку становиться все более свободным и ответственным, аутентичным и неповторимым, дружелюбным и открытым, сильным и творческим и, в конечном итоге, – более зрелым и способным воспринимать мир (внешний и внутренний) не как угрозу, а как ВЫЗОВ ЖИЗНИ и одновременно – ПРИЗЫВ К ЖИЗНИ.

ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ И – ЕГО – КРИТЕРИИ

Психологические проблемы самореализации личности. СПб., 1997, c.38-46

Я обнаружил, что . понятие самоактуализации

оказалось очень похожим на чернильные пятна Роршаха.

Чаще всего употребление этого понятия больше

говорило мне о человеке, который им пользуется,

чем о самой реальности, стоящей за этим понятием.

В свое время Макс Отто утверждал: “Глубочайшим источником философии человека, источником, который питает и формирует ее, является вера или отсутствие веры в человечество (подчеркнуто нами – С.Б., М.М.). Если человек питает доверие к людям и верит в то, что с их помощью он способен достичь чего-то значимого, тогда он усвоит такие взгляды на жизнь и на мир, которые будут находиться в гармонии с его доверием. Отсутствие доверия породит соответствующие представления” (цит. по: Хорни К., 1993, с. 235). Из этого, в частности, следует, что в любой концепции кроме привычно выделяемых теоретической и практической составляющих всегда имеется (но не всегда осознается и заявляется) еще одна – ценностная составляющая. Именно это аксиоматическое кредо и является реальным фундаментом концептуальных построений.

Если приложить критерий веры-неверия в человека к основным психологическим теориям, то они достаточно четко разделятся на две группы (увы – неравные): “доверяющих” человеческой природе (т.е. гуманистически ориентированных) и “недоверяющих”. Однако и внутри каждой группы, в свою очередь, можно найти весьма существенные различия, поэтому имеет смысл ввести еще одно подразделение:

  • в группе “недоверяющих” (пессимистов) есть более жесткая позиция, утверждающая, что природа человека негативная – асоциальная и деструктивная, и что сам человек с этим справиться не может; и есть более мягкая, в соответствии с которой у человека природной сущности в общем-то нет и изначально он представляет собой нейтральный объект формирующих внешних влияний, от которых и зависит обретаемая человеком “сущность”;

  • в группе “доверяющих” (оптимистов) также есть более радикальная точка зрения, утверждающая безусловно-позитивную, добрую и конструктивную сущность человека, заложенную в виде потенциала, который раскрывается при соответствующих условиях; и есть более осторожный взгляд на человека, который исходит из того, что изначально человек не обладает сущностью, но обретает ее в результате самосозидания, причем позитивная актуализация не гарантирована, но является результатом собственного свободного и ответственного выбора человека, эту позицию можно назвать условно-позитивной.
  • В соответствии с базовой установкой и решением проблемы сущности человека решается и вопрос о том, “что делать” с этой сущностью, чтобы человек стал “лучше”, как его правильно развивать, воспитывать (этим, естественно, озабочены все психологи, хотя само это “лучше” понимается весьма различно). Этот вопрос о смысле воспитания принципиально решается следующим образом: если сущность человека негативная, то ее надо исправить; если ее нет – ее надо создать, сконструировать и “вложить” в человека (при этом в обоих случаях главным ориентиром выступают так называемые интересы общества); если она позитивная – ей надо помочь раскрыться; если сущность обретается посредством свободного выбора, то следует помочь ей сделать этот выбор (в последних двух случаях во главу угла ставятся интересы самого человека).

    Более схематично типологию базисных имплицитных установок в мире психологических концепций можно представить в виде таблицы. Хотя эта схема (как и любая попытка классификации в психологии), безусловно, упрощает реальное многообразие подходов, но она, на наш взгляд, фиксирует очень принципиальные различия и достаточно ясно очерчивает пространство профессионального самоопределения психолога и педагога, варианты выбора и глубинные основания этого выбора.

    Базисные установки психологических концепций

    подходов в советской психологии

    Таким образом, очевидно, что концепция личностного роста и самореализации является логическим продолжением взгляда на человека в гуманистической психологии и по сути своей несовместима с подходами, не доверяющими человеку, исправляющими, формирующими и т.п.

    Представленное здесь понимание личности и личностного роста опирается на концепцию одного из лидеров “движения за гуманизацию психологии” Карла Роджерса – его личностно-центрированный подход. (При этом важно иметь в виду, что одна из отличительных особенностей этого направления в психологии – отсутствие жесткой концептуальной схемы, строгих дефиниций и однозначных толкований; его представители признают неисчерпаемость тайны человека, относительность и априорную неполноту наших представлений о нем и не претендуют на завершенность теории.)

    В самом общем виде личность – это человек как субъект собственной жизни, ответственный за взаимодействие как с внешним миром, включая и других людей, так и с внутренним миром, с самим собой. Личность – это внутренняя система саморегуляции человека. Она испытывает влияние двух других детерминирующих сил, которые условно можно обозначить как организм, внутренний мир (т.е. человек как живое существо в целом), и среда, внешний мир в широком смысле, включая в первую очередь других людей. Соотношение между этими тремя движущими силами и определяет линию жизни человека; его можно представить в виде своеобразного треугольника развития:

    Важнейшими характеристиками зрелой личности являются: целеустремленность, самостоятельность, динамичность, целостность, конструктивность, индивидуальность. Однако эти атрибуты личности не даны, а скорее заданы, и степень их актуализации зависит от определенных условий – прежде всего как раз от того, какие у личности сложатся взаимоотношения с двумя другими силами. Причем, в соответствии с исходной позицией веры в природу человека, актуализирующее, созидательное начало признается в первую очередь за организмом, внутренним миром, в котором изначально заложен мощный потенциал, “главная движущая сила жизни” и развития человека – стремление к росту, к раскрытию способностей и усилению возможностей, к большей эффективности, зрелости и конструктивности, называемая К. Роджерсом “тенденцией к актуализации”. И потому для личности исходные, определяющие отношения – именно с внутренним миром, с самим собой.

    Это одна из центральных идей личностно-центрированного подхода: если человек (личность) свободен и имеет возможность прислушаться к себе и опереться на себя как на целостное природное существо, точно и полно отражая происходящее в нем самом, то “тенденция к актуализации” действует в полную силу и обеспечивает движение человека – несмотря на возможные ошибки и трудности – к большей зрелости, к более полноценной жизни. Очень важно, что эта тенденция признается заложенной в природе человека как потенциал, который актуализируется при определенных условиях, но не формируется и не управляется внешними силами: “это внутренняя тенденция, она не мотивируется извне, и научить этому невозможно” (Лэндрет Г., 1994, с. 63).

    Отношения личности с внешним миром – особенно с миром других людей – куда более сложные, неоднозначные и драматичные. Со стороны личности есть сильная заинтересованность в контакте с другими людьми, – человек, как утверждает К. Роджерс, “неизлечимо социален; он имеет глубокую потребность во взаимоотношениях” (П.Тиллих, К.Роджерс, 1994, с. 136). Более того, центральный компонент личности – “Я” – имеет очень сильную потребность в самоуважении, которая поначалу (в детстве) удовлетворяется в первую очередь через получение уважения, признания и любви от других людей (прежде всего – значимых взрослых). Иными словами, личность ребенка не просто ориентирована на взаимоотношения с социальным миром, а оказывается в существенной зависимости от них.

    Прежде всего, можно определить то, что, исходя из гуманистических представлений, не является собственно развитием личности, но с чем его часто смешивают. То есть личностный рост (ЛР) – это: не усвоение каких-либо знаний (включая и этические); не освоение какой-либо деятельности, и уж тем более – “общественно-полезной”; не формирование устойчивой “системы ценностных ориентации”; не “присвоение ребенком общественной человеческой сущности”; не формирование “активной жизненной позиции”; не развитие “способности созидать новые формы общественной жизни”; не освоение “образа идеального взрослого”.

    Каждое из перечисленных направлений изменения человека имеет определенный позитивный смысл. Но в контексте обсуждаемой проблемы важно то, что все они в той или иной степени усиливают разворот личности “от себя” и потому не способствуют ЛР, а скорее препятствуют ему, пытаясь подменить развитие личности формированием важных и нужных качеств, но с точки зрения каких-либо внешних, внеличностных критериев. Причем во всех этих случаях формирующие усилия прикладываются только по одной линии “треугольника развития” – по линии взаимодействия “внешний мир – личность”.

    Главный психологический смысл ЛР – освобождение, обретение себя и своего жизненного пути, самоактуализация и развитие всех основных личностных атрибутов (см. выше). А взаимодействие личности с собственным внутренним миром в целом не менее (а во многих отношениях – более) значимо, нежели с миром внешним. Принципиально важным для человека является также признание и уважение его внутреннего мира другими людьми. То есть полноценный ЛР возможен только в том случае, если интраперсональность не будет подавляться интерперсональностью и если между всеми тремя вершинами “треугольника развития” не будет борьбы или пренебрежительного игнорирования, а будет конструктивное сотрудничество, диалог.

    Личностный рост не тождествен продвижению человека по “лестнице возрастов”; это сложный многоаспектный процесс, следующий своей внутренней логике и имеющий всегда индивидуально-своеобразную траекторию. Есть основания говорить лишь о самом общем “основном законе личностного роста“, который, опираясь на известную формулу К.Роджерса “если – то” (Rogers С., 1959), можно сформулировать так: если есть необходимые условия, то в человеке актуализируется процесс саморазвития, естественным следствием которого будут изменения в направлении его личностной зрелости. Иными словами, именно эти изменения – их содержание, направленность, динамика – свидетельствуют о процессе ЛР и могут выступать в качестве критериев ЛР.

    При полноценном ЛР эти изменения затрагивают взаимоотношения личности как с внутренним миром (интраперсональность), так и с внешним миром (интерперсональность). Соответственно и критерии ЛР складываются из интраперсональных и интерперсональных. Важнейшими из них являются следующие:*

    * Данный перечень критериев – это моя экспликация из тех работ К.Роджерса, в которых обобщается реальный практический опыт психологов и психотерапевтов.

    Принятие себя. Это означает признание себя и безусловную любовь к себе такому, каков я есть, отношение к себе как “личности, достойной уважения, способной к самостоятельному выбору” (Роджерс К., 1993, с.69), веру в себя и свои возможности, доверие собственной природе, организму. Последнее следует подчеркнуть особо, так как в данном случае доверие к себе не означает лишь веру в возможности сознательного “Я” (тем более – лишь в силу своего интеллекта), но также понимание того, что “цельный организм может быть – и часто является – мудрее, чем его сознание” (Роджерс К., 1994, с. 242).

    Открытость внутреннему опыту переживаний. “Опыт переживаний” – одно из центральных понятий в гуманистической психологии, используемое для обозначения сложного непрерывного процесса (“потока”) субъективного переживания событий внутреннего мира (включающих и отражение событий мира внешнего). Чем более сильная и зрелая личность – тем более она свободна от искажающего влияния защит и способна прислушаться к этой внутренней реальности, отнестись к ней как к достойной доверия и “жить настоящим”.

    Понимание себя. Как можно более точное, полное и глубокое представление о себе и своем актуальном состоянии (включая реальные свои переживания, желания, мысли и т.д.); способность увидеть и услышать себя подлинного, сквозь наслоения масок, ролей и защит; адекватная и гибкая “Я”-концепция, чувствительная к актуальным изменениям и ассимилирующая новый опыт, сближение “Я”-реального и “Я”-идеального – вот основные тенденции ЛР по этому критерию.

    Ответственная свобода. Во взаимоотношениях с самим собой это означает прежде всего ответственность за осуществление своей жизни именно как своей, осознание и принятие своей свободы и субъектное (своего, как говорил М.М.Бахтин, “не-алиби-в-бытии”). Это также означает “внутренний локус оценивания” – ответственность за выбор ценностей и вынесение оценок, независимость от давления внешних оценок. И, наконец, это ответственность за актуализацию своей индивидуальности и самобытности, за то, чтобы остаться верным себе.

    Целостность. Важнейшее направление ЛР – усиление и расширение интегрированности и взаимосвязанности всех аспектов жизни человека, а особенно – целостности внутреннего мира и самой личности. Точнее было бы говорить о сохранении и защите целостности, которой человек обладает изначально. Как подчеркивал К. Роджерс, с самого начала “младенец. является интегрированным и целостным организмом, постепенно индивидуализирующимся” (П.Тиллих, К.Роджерс., 1994, с. 140). Проблема в том, чтобы эти нарастающие индивидуализированность и дифференцированность не вели к утрате внутреннего единства человека, к потере конгруэнтности, к разрывам или диспропорциям, например, между интеллектом и чувствами, “Я”-реальным и “Я”-идеальным и вообще между личностью и организмом. Целостность и конгруэнтность являются непременным условием эффективной регуляции жизни человека.

    Динамичность. Внутриличностное единство и согласованность не означают косности и завершенности. Наоборот, личность существует в постоянном, непрерывном процессе изменений. В этом смысле зрелая личность – это непременно становящаяся личность, т.е. рост личности есть способ ее существования. Поэтому важнейший критерий ЛР – динамичность, гибкость, открытость изменениям и способность, сохраняя свою идентичность, развиваться через разрешение актуальных противоречий и проблем и постоянно “быть в процессе” – “скорее быть процессом зарождающихся возможностей, чем превратиться в какую-то застывшую цель” (Роджерс К., 1994, с. 221).

    Принятие других. В интерперсональном направлении ЛР проявляется прежде всего в динамике отношения к другим людям Личность тем более зрелая, чем в большей мере она способна к принятию других людей такими, какие они есть, к уважению их своеобразия и права быть собой, к признанию их безусловной ценностью и доверию им. А это, в свою очередь, связано с “основополагающим доверием к человеческой природе” и чувством глубинной сущностной общности между людьми.

    Понимание других. Зрелая личность отличается свободой от предрассудков и стереотипов, способностью к адекватному, полному и дифференцированному восприятию окружающей действительности вообще и в особенности – других людей. Важнейший критерий ЛР – готовность вступать в межличностный контакт на основе глубокого и тонкого понимания и сопереживания, эмпатии.

    Социализированность. ЛР ведет ко все более эффективному проявлению фундаментального стремления человека – к конструктивным социальным взаимоотношениям. Человек в контактах с другими становится все более открытым и естественным, но при этом – более реалистичным, гибким, способным компетентно разрешать межличностные противоречия и “жить с другими в максимально возможной гармонии”: (The Carl Rogers. 1989, p. 251);

    Творческая адаптивность. Важнейшее качество зрелой личности – готовность смело и открыто встречать жизненные проблемы и справляться с ними, не упрощая, а проявляя “творческую адаптацию к новизне конкретного момента” (Ibid.) и “умение выразить и использовать все потенциальные внутренние возможности” (Роджерс К., 1994,1 с. 81).

    Естественно, изменения в каждом из этих направлений ЛР происходят (если происходят) в соответствии со своими специфическими закономерностями. В то же время это процесс целостный, взаимосвязанный и рост в одном “личностном измерении” способствует продвижению в других. Поэтому важнее всего сам факт движения в этих на правлениях, включение в процесс открытия и обретения себя, что дает возможность человеку становиться все более свободным и ответственным, аутентичным и неповторимым, дружелюбным и открытым, сильным и творческим и, в конечном итоге, – более зрелым и способным воспринимать мир (внешний и внутренний) не как угрозу, а как ВЫЗОВ ЖИЗНИ и одновременно – ПРИЗЫВ К ЖИЗНИ.

    Источники:
    Личностный рост
    Изначально было сформулировано в рамках гуманистической концепции К. Роджерса и А. Маслоу [1] , однако в настоящее время широко используется и другими психологическими направлениями.
    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%82
    Личностный рост
    Психологос энциклопедия практической психологии
    http://www.psychologos.ru/articles/view/lichnostnyy_rost
    Личностный рост
    оказалось очень похожим на чернильные пятна Роршаха. Чаще всего употребление этого понятия больше говорило мне о человеке, который им пользуется, чем о самой реальности, стоящей за этим
    http://hpsy.ru/public/x1332.htm
    ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ И – ЕГО – КРИТЕРИИ
    Психологические проблемы самореализации личности. СПб., 1997, c.38-46 Я обнаружил, что . понятие самоактуализации оказалось очень похожим на чернильные пятна Роршаха. Чаще всего
    http://psylib.org.ua/books/brami01/index.htm