Книги про одиночество психология

Книги про одиночество психология

Представьте, что вы – последнее живое существо во вселенной. Не с кем поговорить, никто с вами не ссорится, никто не развлекает. Другие больше на вас не влияют, не разделяют своего знания, не пугают и не радуют. Вы – в пустом мире. Представили?

В одиночестве у большинства людей возникает такое каверзное ощущение, словно больше никогда и ничего нового в этой жизни уже не случится, словно все светлое и нагруженное смыслом в этот момент из реальности навсегда исчезает. При этом мы как бы чувствуем, что знание и свет смысла могут исходить только извне, словно мы сами – это такая пустая и темная коробка, а все лучшее, что мы имеем, получено от других. И стоит нам остаться наедине с собою, как весь наш «наносной» свет тут же начнет рассеиваться.

Впечатления – это пища и воздух личности. Однако впечатления происходят не где-то снаружи, они происходит внутри нас – в нашей психике. Мы кормим свою личность впечатлениями, которые сами же и вырабатываем. Внешний мир – это ключ, он вскрывает информацию, которая в нас уже заложена.

О проекциях на progressman.ru написано немало статей. Сильно повторяться не стану. Суть в том, что переживания, которые мы испытываем с другими людьми – это действительно лишь наши переживания. Окружающие в этом смысле – просто проводники к нашим внутренним ресурсам. Свет единства, который мы испытываем в компании родственных душ, исходит из нашего нутра. Внешний мир – холст, по которому рисует наш разум.

Однако в вопросе «потребления» собственной кармы мы настолько зависимы от внешних «проводников», что в одиночестве, где для наших самых колоритных проекций нет подходящих объектов, мы останавливаем поток впечатлений, и переживаем психическое удушье.

Одиночество – это нехватка впечатлений, которая действительно напоминает задержку дыхания. И одиночество, как и задержку дыхания, можно «тренировать», сохраняя комфорт наедине с собою на все более длительные промежутки времени.

Человек, как принято говорить – социальное животное. Нам тяжело в одиночестве просто потому, что все самое светлое в себе мы связываем с другими людьми. В одиночестве даже самые красивые и полезные вещи теряют смысл, и сливаются с безжизненными стенами. Почему для нас так важны другие?

Упрощенно, психическое содержания нашего нутра можно было бы измерить по шкале, где на одном полюсе – жизнь, а на другом – смерть. На полюсе жизни – самые яркие и живые впечатления. На противоположном полюсе – переживания, которые жизнь внутри нас блокируют. Там – холод, мрак, обреченность и страх – информация, которую мы проецируем на самые неприглядные формы внешней реальности.

Возможно, вы уже догадались, в чем тут дело. Светлые и живые пласты нашей кармы справедливо проецируются на очертания мира, которые, как нам кажется, наполнены светом жизни – на людей. Самые качественные впечатления приписываются нашим любимым, чуть меньше достается нашим детям и нашим друзьям. В животных свет жизни, как мы чувствуем, проявлен в меньшей степени – они для нас обычно где-то посередине между бездыханными вещами и живыми людьми.

В персонажах, которые нам по какой-то причине не нравятся, оба полюса парадоксальным образом смешиваются – смерть сливается с жизнью, обращаясь в ненависть, отвращение, жалость и прочие формы неприятия собственной «тяжелой кармы». В том, как и на что наши проекции проецируется, все неоднозначно. Об этом может судить каждый из личного опыта жизни в теле.

Почему нам так важно ощущать, что любимые люди находятся в нашей собственности? Почему просыпается привязанность? Проявление качественных проекций зависит от наличия «качественных» людей, которым эти переживания приписываются. Ключевое слово – «зависимость». И даже, когда любимый человек рядом с вами, но вам не «принадлежит», вы можете томиться и страдать, потому что на этот сценарий проецируется внутренняя блокировка, вроде как – свет есть, но он не наш, а чей-то чужой.

Одиночество и смерть часто связывают. Они словно пребывают на одном полюсе, а в своей предельной точке сливаются. В одиночестве из подсознания в первую очередь лезут негативные пласты подавленных переживаний. Именно поэтому злодеи так боятся одиночной камеры – там они сталкиваются с собственным отражением во всей красе. А святые добровольно уходят в пещеры – им там подавлять нечего, и в уединении они ощущают покой без негативных примесей. Здесь я намеренно использую, слово «уединение», чтобы подчеркнуть, что одиночество – это не столько физическая изоляция, сколько субъективное психическое состояние.

Если пребывая в темном карцере после выхода поверхностных «темных» переживаний, затворнику удалось сохранить рассудок, его психический маятник может качнуть в сторону блаженства. И тогда человек с удивлением замечает, что в одиночестве ему совсем не одиноко, а зависимость от общества других людей заметно ослаблена.

У меня нет полной уверенности, но судя по всему, переживание всеохватывающего одиночества – это необходимый этап очищения перед духовным просветлением. Поэтому аскеты и прячутся по пещерам, чтобы там пройти через внутренний мрак и открыть свой внутренний свет.

В итоге в долговременном одиночестве комфортно либо святому, либо безумцу, чей рассудок уже не зависит от сценариев внешнего мира. Для обывателя, как ни странно, состояние сходное с наркотической зависимостью, является нормой.

А если вы уже считаете себя просветленной сущностью, посидите с недельку в пустой комнате. Если дискомфорта при этом не возникнет, значит, вы действительно психологически – чисты, и можете с гордостью носить почетный орден отрешенного аскета, и бесстыдно хвастать своими великими достижениями перед простыми смертными.

Существует мнение, что экстраверты заряжаются в движении – поэтому и тянутся к шумихе и суете. А интроверты заряжаются в одиночестве, поэтому покой и уединение им требуется в большей степени. По итогу каждый балансирует между движением и покоем. Каждому требуется своя порция уединения, чтобы успокоиться и привести мысли в порядок. Но стоит чуть затянуть, как позитивное уединение начинает обращаться в мрачное одиночество.

Все самые серьезные и мрачные состояния, как правило, кажутся наиболее реалистичными и оправданными, поэтому в одиночестве человек так легко ведется на негативные иллюзии этого состояния. Затворник может всерьез думать, что жизнь бессмысленна в самом трагичном смысле этого слова. И дело как бы вовсе не в одиночестве, просто, как он думает – такова правда жизни. Накручивая себя этой мрачной тенденцией, легко дойти до депрессии. Но стоит индульгирующему затворнику оказаться в компании собеседников своего уровня, как тут же, словно по волшебству весь мрак рассеивается. Одна иллюзия заменяется другой.

Создается впечатление, что в состоянии одиночества сознание сужается до маленького темного чулана – одной из многих комнат бессознательного. А в обществе себе подобных сознание расширяется, и мы получаем допуск к другим помещениям своего нутра.

Каждый знает – мы можем переживать одиночество даже в кругу близких и друзей. Так происходит, когда доступ к позитивному полюсу нашей кармы чем-то блокируется – например, во время влюбленности, когда внутренний свет полностью проецируется на единственного человека. Из крайности в крайность: с любимыми – блаженство, без них – томление. Иногда нам одиноко в обществе, когда мы перерастаем свое окружение и стремимся к чему-то по-настоящему новому. Этап мрака по окончанию может неожиданно привести к иному жизненному пути, на котором смысл засияет с новой силой.

Многим свойственно ощущать одиночество в больших городах посреди толпы. В условиях, когда вокруг сонмы людей, возникает ощущение, что никому лично до тебя нет никакого дела, и все друг другу равнодушны. Толпа движется, словно бездушный механизм – без смысла и цели. Людей так много и все они настолько друг другу чужие, что индивидуальность отдельного человека полностью обесценивается. Поэтому многие так не любят Москву, особенно ее подземку, где людской поток походит на какое-то полуживое бессодержательное месиво, осколком которого «уникальная» личность себя ощущать совсем не хочет.

Чаще всего мы оказываемся в одиночестве из-за своей многострадальной самооценки. Мы избегаем контактов, когда опасаемся подвергнуться критике. И это может послужить причиной очередного порочного круга. Пребывая в одиночестве, отшельник укрепляется в своей никому ненужности, все больше теряет уверенности в себе, дичает и ему все сложнее налаживать контакт с окружающим миром. Лечится такая замкнутость только практикой – навыки общения развиваются по мере самого общения, шаг за шагом.

Порой, мы стыдимся своего устремления к обществу других людей, потому что этот признак как бы демонстрируют нашу никчемность, нашу низкую «стоимость», раз уж другие не тянутся к нам сами, а нам приходится унизительно гоняться за их «величеством», и ловить случайные взгляды.

Иногда одиночество, напротив, может стать уделом гордеца. Человек боится показывать свою тягу к обществу других людей, намекая своей отстраненностью, что ему в одиночестве лучше, будто у него есть некий секрет, какая-то тайная ценность, которая увлекает куда сильней, нежели общество простых смертных. А позже, тот же гордец, вдруг неожиданно выражает обиду. Он считает, что люди, которых он в свое время оттолкнул, перед ним виноваты, потому что не стали унижаться и молить гордеца снизойти до общения с его «высокочтимой» персоной.

Глубоко внутри у каждого есть пространство безопорной пустоты. Но мы так боимся собственной внутренней свободы, и так привязываемся к мирским опорам, что забаррикадировались от этого внутреннего простора, забросав его вагоном психического мусора. И теперь, оставаясь наедине с собою, нам кажется, что там – не свобода, а пустой, мрачный и безвыходный подвал, в котором можно запросто сгинуть. И мы хватаемся за внешние события, словно за спасательные тросы, только чтобы не оставаться в одиночестве, чтобы забыться в суете и не видеть себя… Мы сами создаем эту болезненную зависимость от условий. И чтобы от нее излечиться, возможно, стоит хотя бы иногда наедине с собою смело вглядываться в себя.

Другие статьи по этой теме:

О проекциях, самооценке и внутренней свободе можно почитать подробней в книге «Механический бог». Книга доступна для бесплатного скачивания на этой странице.

Книги про одиночество психология

<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>

Понятие одиночества, как видно из предшествующего изложения, наделено у разных авторов в чем-то близким, но не одинаковым содержанием. Очевидно, сам феномен одиночества многомерен. Резюмируя сказанное выше, мы можем выделить те аспекты, в которых этот феномен рассматривается в философии:

  • одиночество-«бездомность» – это неопределенность роли и смысла человеческого пребывания в мире; неприкаянность человека в бесконечности; отсутствие предустановленной гармонии человека с миром (Паскаль, Киркегор, Ницше, Бубер, экзистенциалисты);
  • одиночество-неслиянность – это изначальная и неодолимая обособленность существования «я» от других существований (феноменология, экзистенциализм);
  • одиночество-ответственность – это «обреченность» каждого человека на самостоятельный выбор образа действия, невозможность переложить ответственность за свой выбор на другого (Сартр и другие экзистенциалисты);
  • одиночество-уединение – это добровольное избегание контактов с другими людьми, преследующее цель сосредоточиться на каком-то деле, предмете, самом себе (Торо и др.).

Одиночество как предмет исследования представляет интерес не только для философии, но также для психологии, социологии. Чем отличаются подходы этих научных дисциплин к явлению одиночества от философского подхода?

Психологи и социологи особое значение придают изучению эмпирических закономерностей этого явления; например, проводят опросы, выявляют степени подверженности одиночеству людей, принадлежащих различным возрастным, профессиональным категориям, определяют факторы, способствующие усилению или ослаблению чувства одиночества. Философию же интересуют не особенности переживаний чувства одиночества у тех или иных индивидов, не случайные и преходящие причины данного явления (которые могут быть, а могут и не быть), а те общие глубинные «бытийные» и духовные основания, из которых произрастают эти чувства.

Вместе с тем понятно, что философский, психологический и социологический подходы дополняют друг друга и дают отображение феномена одиночества в его многомерности. Исходя из обобщенной картины, мы можем выделить четыре его модуса 31 : космическое, культурное, социальное, межличностное одиночество 32 .

31 Модус (лат. modus) – мера, образ, способ.

32 В качестве основы этой классификации использована схема, предложенная в книге: Садлер У., Джонсон. Г. От одиночества – к аномии // Лабиринты одиночества. М., 1989. С. 21-51.

Космическое одиночество – это переживание человеком своей отдаленности от «всеобъемлющей» сущности, каковой может представляться

  1. природа, космос, мир;
  2. Бог, «высший разум»»
  3. человеческая история.

(Здесь имеется в виду душевное состояние человека, осознающего, что его «жизненная программа» остается нереализованной, что его личность не замечена обществом, что он не оставил «свой след в истории».)

Культурное одиночество – переживания человека, связанные с тем, что его ценности, идеалы, представления о должном, сформировавшиеся в определенной культурной среде, не находят отклика и понимания у окружающих людей. Ситуации, в которых у человека возникают такого рода переживания, могут быть обусловлены следующими факторами:

  1. миграция (переезды людей на жительство в другую страну, город, деревню);
  2. быстрая переориентация общества на новые ценности (чаще всего в связи с революциями, крупными реформами. В таких ситуациях типичны «конфликты отцов и детей», представляющих старую и новую культуру);
  3. быстрое интеллектуальное развитие отдельной личности, делающее проблематичным общение с близкими прежде людьми (пример – Мартин Иден, герой романа Дж.Лондона).

Социальное одиночество – переживания человека, обусловленные исключением его из определенной группы или невозможностью вступления в группу. Такого рода ситуации чрезвычайно многообразны. Назовем наиболее распространенные: увольнение с работы, отставка, выход на пенсию, исключение из команды, остракизм, неприятие коллективом по новому месту работы и т.п. Наиболее подвержены социальному одиночеству люди, относящиеся к двум возрастным группам – подростки («тинейджеры») и старики: первые испытывают острую потребность впервые обрести друзей, но еще не имеют необходимых навыков общения; вторые, в силу преклонного возраста, покидают привычные и обжитые сферы деятельности, утрачивают прежних друзей.

Межличностное одиночество – переживание человеком утраты или недостатка духовной связи с другой конкретной, единственной и неповторимой личностью (близкий родственник, друг, любимый).

Рассмотренная классификация модусов одиночества не претендует на методологическую непогрешимость, но вместе с тем она может быть полезна, когда нам понадобится проанализировать причины неудовлетворенности жизнью конкретного человека и попытаться найти выход из тягостного душевного состояния. Одиночество многомерно, и важно уметь различить конкретный модус одиночества данного человека. Специалисты отмечают, что одиночество может иметь своими последствиями тяжелые расстройства личности, состояние «экзистенциального вакуума», депрессию, самоубийство, антиобщественное поведение. Отсюда понятна растущая озабоченность и стремление глубже изучить это явление.

Читатель может найти в книге «Лабиринты одиночества» предложения зарубежных психологов и социологов по поводу «терапии одиночества». А может быть, сочтет полезным для себя прислушаться к мнению российского социопсихолога А.Хараша (см. список литературы), который считает, что одиночество – совсем не «болезнь», требующая «лечения», а подлинное благо, дарящее человеку осознание своей личности, реальности своего бытия, открывающее возможность любви; одиночество – благо, в отличие от «неподтвержденности», разрушающей человеческое бытие, и «покинутости» – подобия болезни, мешающей осознанию одиночества как ценности.

Наверное, нет такого человека, который был бы незнаком с одиночеством.

Для кого-то оно желанно, но для большинства – сущее наказание. Наказание? Психолог Ольга Красникова в своей книге помогает разобраться в том, как относиться к одиночеству, где искать его причины – снаружи или внутри, как преодолеть его, не обманывая себя. Одиночество в горе и в радости, в болезни и при виде чужого счастья, одиночество «белой вороны», чужака-иностранца и даже гения, «одиночество вдвоем» – все они имеют свои особенности, которые Ольга Красникова анализирует на основе своей консультационной практики.

Если же вы не одиноки, книга поможет определиться в отношении к чужому одиночеству: не предлагая «пошаговой инструкции», психолог все же может надоумить, чем можно помочь или, во всяком случае, как не навредить страдающему человеку.

Источники:
Книги про одиночество психология
Представьте, что вы – последнее живое существо во вселенной. Не с кем поговорить, никто с вами не ссорится, никто не развлекает. Другие больше на вас не влияют, не разделяют своего знания, не пугают
http://progressman.ru/2012/12/odin/
Книги про одиночество психология
<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>> Понятие одиночества, как видно из предшествующего изложения, наделено у разных авторов в чем-то близким, но не одинаковым содержанием. Очевидно, сам
http://psylib.org.ua/books/demid01/txt17.htm
Одиночество (fb2)
Одиночество читать онлайн. Наверное, нет такого человека, который был бы незнаком с одиночеством. Для кого-то оно желанно, но для большинства сущее наказание. Наказание Психолог Ольга Красникова в
http://coollib.net/b/323226

(Visited 36 times, 1 visits today)