Книга любить или воспитывать

Любить или воспитывать?

Книга Екатерины Мурашовой «Любить или воспитывать?» посвящена детской и подростковой психологии. Екатерина работает врачом, к которому приходят родители вместе с детьми в надежде наладить отношения и понять друг друга, решить некоторые проблемы с воспитанием. Её советы помогают многим. И она даёт их не только при личной консультации, но и в своих книгах, которые пользуются большой популярностью. Она пишет с теплом и любовью, которые приходятся по душе родителям.

Эта книга представляет собой зарисовки из опыта врача. Екатерина Мурашова рассказывает о самых разных семьях, о разных детях, с которыми ей доводилось работать. Она пишет с юмором. Не только к пациентам, но и к самой себе она относится с иронией. И это не похоже на насмешку, а лишь на добрую улыбку.

Читая эту книгу, делаешь для себя полезные выводы. Задумываешься о том, стоит ли вообще в воспитании применять термины «хороший родитель» и «хороший ребёнок». Нужно ли говорить о том, что правильно и неправильно. Важным выводом будет то, что нужно научиться видеть своего ребёнка таким, какой он есть, прислушиваться к нему. Ведь часто родители пытаются навязать свои идеалы, цели и правила. И получается, что они пытаются прожить новую жизнь в ребёнке. А нужно быть вместе с ребёнком, живя своей жизнью.

Каждый родитель любит своих детей, но что делать, если ребёнок растёт не таким, как ожидалось. Как любить и быть нежным с грубияном, озлобленным, агрессивным или постоянно плачущим? Что делать с особенно «трудными» детьми? На эти вопросы сложнее найти ответы, но данная книга рассказывает и об этом, поэтому она будет полезна родителям в самых разных случаях. Екатерина Мурашова поможет обрести понимание в семье и построить крепкие и тёплые отношения

На нашем сайте вы можете скачать книгу “Любить или воспитывать?” Мурашова Екатерина Вадимовна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Любить или воспитывать?

Сага о северной бабушке

Кусок хлеба для блокадной бабушки

Как утопить «Титаник»

Алиса как симптом и синдром

Мама и бабушка: кому воспитывать

«Тяжелые дети» в семье

Строго по Павлову

Эксперименты на детях

«Прошибатели стен» и «строители катапульт»

Как заставить ребенка учиться

«И повесь костюм!»

О счастливом детстве

Вампир как герой нашего времени

Диагноз по фотографии

Шрамы в душе и шрамы на теле

Рядом с любовью

Посещение Небесной лавки

Мои Ромео и Джульетта

Наедине с собой, или Опасный эксперимент

Невроз имени Стивена Джобса

Быть не как все

Конрад Лоренц и зависимость от социальных сетей

Как с этим жить

Всего лишь эволюция

Никогда не поздно

Присоединяйтесь к нам!

Сведения об издании

Хотя нет, даже не так. Американские исследователи в последней четверти двадцатого века убедительно показали, что младенцы уверенно опознают основные эмоциональные состояния матери и реагируют на них уже через четыре часа после рождения. Спокойствие, радость, страх, тревога… Я хотела сказать не об этом. С какого возраста со-чувствие, со-переживание у ребенка может стать действенным, сознательно направленным не на изменение собственного состояния, а на другого человека?

– Почти уверена! – решилась я (надо же было как-то оградить Олечку от психиатра с его непременными таблетками). – Я когда-то читала, что у северных народов есть очень странная манера пения, шокирующая европейцев…

– Господи, пусть это будет так! – истово воскликнула дама. И тут же засомневалась: – Но ведь при нас она, мать Вити, никогда не пела…

Пользователь 1 декабря 2015, 22:24

Хорошая, умная, глубокая книга. Очень живая, порой неожиданная. Много историй из жизни – для меня это самая главная завлекалочка, потому что во многих случаях, совершенно разных, узнавала себя, мужа и детей. Спасибо автору! Побольше бы таких психологов, неравнодушных и добрых, мир был бы лучше. Если бы еще телефон для контактов добавили…

Любить или воспитывать?

С какого возраста дети умеют сочувствовать, сопереживать другим людям?

Хотя нет, даже не так. Американские исследователи в последней четверти двадцатого века убедительно показали, что младенцы уверенно опознают основные эмоциональные состояния матери и реагируют на них уже через четыре часа после рождения. Спокойствие, радость, страх, тревога… Я хотела сказать не об этом. С какого возраста со-чувствие, со-переживание у ребенка может стать действенным, сознательно направленным не на изменение собственного состояния, а на другого человека?

Нередко можно слышать от родителей, жалующихся на плохое поведение, неуправляемость или даже жестокость собственных чад: «Да он же еще маленький! Он же не понимает, что папа на работе устает, дедушка тяжело болен, сестра расстроена из-за ссоры с подругой, а маме хотя бы иногда нужно побыть одной. Поэтому он и ведет себя так…»

Понимает или не понимает? Должен или не должен подстраивать свое поведение ко всем вышеназванным ситуациям? Надо ли этому учить? Если должен и надо, то с какого возраста? В два года – вроде еще рано, он еще и не говорит толком. А в пять – не поздно ли, ведь как будто бы (откуда только взялось!) уже получился законченный эгоист, которому лишь свои желания и интересны?

Я расскажу случай из реальной жизни. Признаюсь честно: если бы сама не была тому свидетелем, может, и не поверила бы.

Итак, ребенку полтора года. Он обычный малыш, говорит несколько слов вроде «мама», «папа», «дай», «гав-гав» и, конечно же, очень любит играть со своей мамой.

Помимо всех прочих развлечений, доступных полуторагодовалому ребенку и его родителям, у них есть глуповатая, но любимая игра. Когда малыш чем-нибудь расстроен или упал и ушибся (а наш ребенок очень активен и всюду лезет), мать нажимает указательным пальцем на его носик-кнопку и громко говорит:

Ребенок забывает про обиды и хохочет от восторга. Мать тоже смеется и объясняет происхождение игры тем, что круглая, почти лысенькая головка сына напоминает ей первый советский спутник и его позывные.

Именно в полтора года ребенок, который до этого времени казался весьма здоровым, заболел. Какая-то сильная инфекция, острое и страшное повышение температуры, фебрильные судороги, остановка дыхания…

Мать не растерялась и не впала в панику. Она, как умела, стала делать ребенку искусственное дыхание, непрямой массаж сердца. Старшая дочь, проинструктированная матерью, мгновенно вызвала скорую. Скорая приехала очень быстро. Благодаря четким словам девочки врачи заранее знали, на что едут, и действовали слаженно и стремительно. Малыша накачали всем, чем можно, подключили ко всему, к чему можно, и, конечно, вместе с матерью увезли в больницу.

Уже в больнице он стал медленно приходить в себя.

Медики столпились вокруг, с тревогой и надеждой глядя на малыша. Никто не знал наверняка, чем обернется для него случившаяся трагедия. Насколько пострадал мозг? Сколько времени он был без кислорода? Какие структуры окажутся пораженными? А может быть, помощь подоспела вовремя и все вообще обойдется?

Ребенок был жив, вокруг – профессиональные медики, все, что можно, для него было уже сделано. И у матери, которая до сих пор держалась собранно и спокойно, началась разрядка. Руки и ноги дрожат, слезы и сопли размазались по лицу ровным слоем, она то хватает ребенка на руки и начинает его целовать, то снова кладет в кроватку и отворачивается, закрыв лицо руками.

Ребенок открыл глаза, оглядывает все вокруг и как будто пытается осознать, где он и что происходит. Медики радостно переглядываются: вроде бы взгляд малыша вполне осмысленный, хотя и несколько «в кучку» (что объяснимо еще и действием лекарств).

Все незнакомое – больница, кроватка, белые стены, какие-то дяди и тети вокруг. Наконец ребенок находит глазами знакомое лицо – мама! Сказать по чести, в нынешнем состоянии ее трудно узнать. Но малыш явно справляется, а медики, увидев это, облегченно выдыхают и собираются расходиться с сознанием выполненного долга.

Мать снова хватает ребенка на руки. Малыш хмурит светлые бровки, как будто напряженно, изо всех сил пытается что-то осознать, потом с таким же крайним напряжением, явно преодолевая слабость и неповиновение всех членов, поднимает ручку…

– Что? Что? – с тревогой спрашивает мать.

С третьего раза у него получается сконцентрировать взгляд и направить движение руки.

С облегченной улыбкой он нажимает пальчиком на нос матери и хрипло, но торжествующе говорит:

И явно ждет, что теперь-то уж мать перестанет плакать и засмеется. Ему это всегда помогало – значит, поможет и ей.

Врачи, улыбаясь, уходят из палаты, мать судорожно, почти подвывая, смеется сквозь слезы, а пожилая медсестра как-то подозрительно часто моргает.

Сага о северной бабушке

Произошло это лет десять назад.

Уже под вечер ко мне на прием пришла молодящаяся интеллигентная дама с толстым широколицым младенцем на руках. Сонному младенцу на вид было около года, возраст дамы допускал различные варианты родства, поэтому я решила пока помолчать.

Как я и предполагала, дама сразу взяла быка за рога:

– Я – бабушка! – решительно заявила она. – Вообще-то нам, наверное, надо к психиатру. Но я не знаю, как оформить, поэтому сначала к вам.

– Помилуйте! – нешуточно удивилась я. – С таким маленьким ребенком – к психиатру?! Может быть, к невропатологу?

– Нет-нет! – дама сокрушенно покачала прической. – Здесь все серьезнее. Я и так ждала два месяца – думала, само пройдет…

– Да что случилось-то? – не выдержала я.

– Сейчас покажу, – пообещала дама, и как следует встряхнула младенца. – Олечка!

До этой секунды я полагала, что толстощекий, широкоскулый младенец – мальчик.

Услышав призыв бабушки, Олечка распахнула темные, как бы припухшие глаза и добродушно улыбнулась, обнажив мелкие, неровные, словно рассыпанные во рту зубы.

Дальше произошло нечто действительно странное. Девочка встрепенулась, напружинила пухлые ручки и не менее пухлые ножки, прижала подбородок к груди, широко раскрыла рот и…

Ничего подобного мне до той минуты слышать не приходилось. Низкий переливчатый звук вибрировал прямо на моих барабанных перепонках. Олечка исподлобья смотрела на меня пронзительными глазками и слегка двигала головой, модулируя свое завывание, напоминавшее то ночной вой метели, то визг неисправных тормозов. Иногда в горле ребенка раздавалось какое-то бульканье, иногда все это прерывалось низким хрипом, как будто бы Олечке не хватало воздуха.

– Все, хватит! – дама вполне неделикатно хлопнула внучку по спине.

Олечка докончила последнюю руладу и послушно замолчала.

– Господи, да что же это?! – совершенно непрофессионально воскликнула я.

– Хотела бы я знать! – вздохнула дама.

– Сколько Олечке сейчас?

– Год и два месяца. Началось три месяца назад. Сейчас лучше, потому что она стала что-то понимать. Раньше был кошмар. Она могла «запеть» в тихий час в яслях, в автобусе, на прогулке. У окружающих просто челюсти отваливались, а у меня нервный тик начинался. Вот видите, и сейчас еще веко дергается…

– Олечка что-то говорит?

– Практически нет. «Мама», «папа», «пи» – это пить или писать, «ки» – это кошка. Пожалуй, и все.

– В каких случаях она… гм… поет?

– Да в любых. Когда настроение хорошее, когда плохое, когда просто скучно. Может под телевизор запеть. Сейчас вот стала петь по просьбе.

– А так… в целом… Олечка ведет себя как обычный ребенок?

– В том-то и дело! Прекрасная девочка. Умная, спокойная, ласковая. Невропатолог нас смотрел, сказал: все бы так развивались… Так что нам – к психиатру!

– Подождите, подождите, давайте разберемся. Не может быть, чтобы не было причины… Психиатрия в семье была? Алкоголизм, наркомания? Может, у вас кто-то увлекается какой-то экзотической религией? – В ответ на каждый из моих вопросов дама отрицательно качала головой. – Рассказывайте с самого начала. Где родители ребенка?

Из дальнейшего разговора выяснилось следующее. Родители Олечки познакомились, когда дочь дамы, студентка технического вуза, была на практике на каком-то северном металлургическом комбинате. Потом два года переписывались, он приезжал в отпуск. Потом поженились. Он – ненец, вырос в интернате, по образованию тоже инженер. Семья получилась, по словам дамы, вполне гармоничная. Через два года родилась Олечка. А еще через полгода молодой маме надо было выходить на работу («там такая фирма полукоммерческая, и зарплата хорошая, и перспективы, вы ведь понимаете, как сейчас инженеру хорошую работу найти, да еще женщина с ребенком…»). В ясли Олечку по малолетству не брали («только после года!»), дама работала в библиотеке Академии наук, так что положение казалось безвыходным. И тогда на семейном совете было решено выписать из полуразвалившегося оленеводческого совхоза ненецкую бабушку, мать мужа.

Бабушка немедленно приехала. По-русски она говорила не очень хорошо, метро, троллейбусов и трамваев боялась, городских цен не понимала (в совхозе к тому времени денег не видели уже лет семь), но с внучкой сидела исправно и по дому помогала. Словом, все было вполне благополучно. Младенца Олечку бабушка почти не спускала с рук, рассказывала ей ненецкие сказки и, к удивлению семьи, к восьми месяцам приучила ее ходить на горшок. Теперь Олечка всегда была сухой, обласканной и всем довольной.

После лета обвешанная подарками бабушка отбыла на свою далекую родину, а Олечка пошла в ясли. И через две недели «запела».

– Может, она ее сглазила? – сама себя стесняясь, спросила интеллигентная сотрудница БАН. – Я прямо не знаю… Ведь очень хорошая вроде бы женщина… Хоть и необразованная…

– А отец, муж дочери? – спросила я. – Ему «пение» Олечки ничего не напоминает?

– Нет, – удивилась дама. – А что оно должно напоминать?

– Ах да, он же вырос в интернате! – вспомнила я. – Срочно раздобудьте ненецкие народные мелодии. Точнее, даже не мелодии, а песни!

– Вы думаете. – просветлела дама. – Вы думаете, это она и вправду поет?!

– Почти уверена! – решилась я (надо же было как-то оградить Олечку от психиатра с его непременными таблетками). – Я когда-то читала, что у северных народов есть очень странная манера пения, шокирующая европейцев…

– Господи, пусть это будет так! – истово воскликнула дама. И тут же засомневалась: – Но ведь при нас она, мать Вити, никогда не пела…

– Стеснялась, наверное, – предположила я. – Да вы же все целый день на работе…

– Да-да, конечно, наверное так… – утопающий, как известно, хватается за соломинку. – Спасибо, мы пойдем, – дама подхватила окончательно сомлевшую Олечку и выбежала из кабинета.

В следующий раз я увидела их в коридоре поликлиники спустя год. Олечка очень вытянулась и похудела. Однако ее широкая мордашка лучилась все той же добродушной улыбкой.

– Ну как песни? – спросила я.

– Ой, спасибо вам, – засуетилась бабушка. – Мы все собирались зайти, собирались… Искали мы тогда, искали… Потом зять чуть ли не в представительстве их, северном, какой-то фильм разыскал. Вот там они стоят и поют… Это же ужас какой-то! Он потом вспомнил, что и сам в детстве слышал. Но это же взрослые, а здесь – ребенок…

– А сейчас-то Олечка поет?

– Нет, разучилась почти. Но вот та бабушка просит привезти ее летом на месяц. Дед совсем плохой, хочет внучку перед смертью увидеть. Зять говорит, надо ехать. Думаем…

Рецензии на книгу «Любить или воспитывать? »

Год издания: 2012

"Любить или воспитывать?" – истории из практики детского психолога и популярного колумниста журнала "Сноб" Екатерины Мурашовой, обладающей даром поправлять семейное здоровье не только на приеме, но и с помощью книг. Новая книга поможет читателям разобраться в отношениях с близкими людьми и если не найти моментально решение проблемы, то, по меньшей мере, правильно поставить вопрос: что не так?

Мурашова – совершенно особенный для меня автор.

«Любить или воспитывать?» – третья её книга, с которой я знакомлюсь. По сути – это нон-фикшн, но написано совершенно свободно, в виде коротких зарисовок из практики детского и возрастного психолога. Истории человеческих взаимоотношений пересекаются здесь с небольшими научными выкладками, которые просто ненавязчиво проникают в тебя и что-то внутри меняют.

Подход Мурашовой мне очень близок – он о том, что нет одного подхода и готового рецепта, нет правил и рамок, в которые нужно вгонять детей. И что без ошибок не бывает, но довольно часто их можно распознать и даже предотвратить. Эти книги должны быть прочитаны каждым родителем.

Очень трогательно, до слёз и мурашек, с победами и поражениями. Вереницы озабоченных родителей и “проблемных” детей. Поверхностные и глубинные проблемы. Любая семья найдёт здесь похожие ситуации, что происходят/происходили с ними.

Читать и перечитывать, однозначно)

Мурашова – совершенно особенный для меня автор.

«Любить или воспитывать?» – третья её книга, с которой я знакомлюсь. По сути – это нон-фикшн, но написано совершенно свободно, в виде коротких зарисовок из практики детского и возрастного психолога. Истории человеческих взаимоотношений пересекаются здесь с небольшими научными выкладками, которые просто ненавязчиво проникают в тебя и что-то внутри меняют.

Подход Мурашовой мне очень близок – он о том, что нет одного подхода и готового рецепта, нет правил и рамок, в которые нужно вгонять детей. И что без ошибок не бывает, но довольно часто их можно распознать и даже предотвратить. Эти книги должны быть прочитаны каждым родителем.

Очень трогательно, до слёз и мурашек, с победами и поражениями. Вереницы озабоченных родителей и “проблемных”… Развернуть

друзей — войдите 90 просмотров

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Когда-то давно на лекции по психологии профессор сказал, что самые лучшие психологи – это, как правило, медики. Внятно рассказать, почему именно так, не возьмусь. Помнится, что говорил он о знании тела, и о том, что на это знание приходит знание о душе. А вот самые плохие психологи – это, как правило, педагоги. Потому что у них директивное мышление: есть два мнения, мое и неправильное.

И еще тот же психолог рассказывал об иллюзиях консультантов телефона доверия. Весь список огласить не могу, но вот иллюзия всемогущества вспомнилась.

К чему я это рассказываю?

Да к тому, что прочитав несколько первых рассказов книги, пожалуй, я могла бы уже начинать писать рецензию.

(вот тут лейтмотивом: “у меня недостаточно знаний о психологии” :), потому все, что дальше – мое восприятие книги именно в этот момент моей жизни)

Волне возможно, что некоторое время назад, когда я чувствовала себя учителем, книга бы мне понравилась. Потому что есть проблема, есть кто-то мудрый, дающий советы, а дальше успех или не успех, в зависимости от того, последовали совету или нет.

Сейчас же я сильно “спотыкалась” при чтении о фигуру психолога. Мудрая? Или человеколюбивая? Я этого не увидела. Много раз фразы в описании тех или иных ситуаций подобраны так, что герои книги, обратившиеся за советами, выглядят в лучшем случае простаками. Я не знаю, зачем автор использовала в книге просторечные выражения, сленговые словечки и жаргонизмы. Возможно, чтобы оживить книгу, возможно, чтобы стать ближе к читателю, возможно, чтобы яснее становилась представленная ситуация. Меня они очень сильно смущали. Они воспринимались и как заигрывание с читателем, и как некий маркер несоблюдения профессиональной этики. Может, это честно – писать, что кого-то из клиентов слушать скучно, а кого-то тошно, а кого-то грустно, но какие же для этого выбирались фразы!

Несмотря на заявленный в названии вопрос, меня не оставляет впечатление, что книга эта не о детях и не о клиентах, а о “чудо-психологе”.

Когда-то давно на лекции по психологии профессор сказал, что самые лучшие психологи – это, как правило, медики. Внятно рассказать, почему именно так, не возьмусь. Помнится, что говорил он о знании тела, и о том, что на это знание приходит знание о душе. А вот самые плохие психологи – это, как правило, педагоги. Потому что у них директивное мышление: есть два мнения, мое и неправильное.

И еще тот же психолог рассказывал об иллюзиях консультантов телефона доверия. Весь список огласить не могу, но вот иллюзия всемогущества вспомнилась.

К чему я это рассказываю?

Да к тому, что прочитав несколько первых рассказов книги, пожалуй, я могла бы уже начинать писать рецензию.

(вот тут лейтмотивом: “у меня недостаточно знаний о психологии” :), потому все, что дальше – мое восприятие книги именно в… Развернуть

друзей — войдите 163 просмотра

Любить! Что ж ещё?

Это ответ, который появляется после взгляда на обложку. Потом, во время чтения, он становится не таким однозначным. Почитаешь такое и думаешь: как же любить таких колючих, своенравных, упрямых, жестоких, обозленных, капризных, избалованных, странных. не таких, как ожидали. Представляется чувство разочарования, неоправдания надежд и родительских планов на чадо. Но все равно ведь хочется воспитывать их изо всех сил, чтобы были “хорошими” детьми и выросли “правильными” людьми.

Стоит ли в отношении детей оперировать понятиями “хороший”, “правильный”? Крайности встречаются редко. Дети такие разные и по-своему особенные, каким-то образом нужно понять их маленькую индивидуальность и помочь раскрыть.

Скорее отношения с ребенком: создание подходящей ему атмосферы для роста и развития, конструктивное общение с целью взаимопознания и понимания, нерастворение в ребенке собственных целей – вот, что для меня на данный момент означает сухое слово “воспитание”. Суть в том, чтобы разговаривать, дурачиться, размышлять, говорить, молчать, ругаться, прощать и жить не ребенком, а вместе с ребенком.

Это рой мыслей одолевающих меня после книги.

Конечно, хочется быть “хорошей” мамой. Опять крайность. Каждая мама, она какая есть. Именно такая, какой ее получил ребенок. И “воспитывать” родителям надо себя в первую очередь.

А книга хорошая, показательная. В примерах показаны и сложные случаи, но и это полезно начинающему и опытному родителю – заметить на корню и не усугубить. Стоит подавлять родительские амбиции и больше обращать внимание на детские склонности и устремления.

Любить! Что ж ещё?

Это ответ, который появляется после взгляда на обложку. Потом, во время чтения, он становится не таким однозначным. Почитаешь такое и думаешь: как же любить таких колючих, своенравных, упрямых, жестоких, обозленных, капризных, избалованных, странных. не таких, как ожидали. Представляется чувство разочарования, неоправдания надежд и родительских планов на чадо. Но все равно ведь хочется воспитывать их изо всех сил, чтобы были “хорошими” детьми и выросли “правильными” людьми.

Стоит ли в отношении детей оперировать понятиями “хороший”, “правильный”? Крайности встречаются редко. Дети такие разные и по-своему особенные, каким-то образом нужно понять их маленькую индивидуальность и помочь раскрыть.

Скорее отношения с ребенком: создание подходящей ему атмосферы для роста и… Развернуть

друзей — войдите 51 просмотр

В первую очередь, книги Мурашовой вызывают неприкрытую зависть.

Все-то у неё получаются хорошие и счастливые после её сеансов. И как-то очень убедительно получаются.

Кажется, что попадись тебе на твоем пути такой понимающий психолог и у тебя было бы все безоговорочно хорошо. И с родителями бы ты договорился, и себя бы обязательно нашел без всяких подводных камней. Понятно, что так не бывает, но очень хочется верить в маленькие бытовые чудеса.

И ещё удивительно, как она представляет себе обычную жизнь – это футбол, животные, игры, еда, которой хочется, кино и книги – любые и дурацкие, лишь бы их хотелось. А если мне искренне хочется читать Хайдегера, я что, не договорюсь со своими детьми?

Словом, хорошая, добрая сказка. Я читаю её на ночь вместо детских книжек и мне хорошо.

друзей — войдите 166 просмотров

Личность автора, вопреки изощрённой критике её некоторыми читателями, в том числе и на данном сайте, вызвала у меня немало уважения. Мне кажется, Мурашова – профессионал своего дела, всей душой преданный ему. Она показалась мне неглупым, думающим, наблюдательным и очень эмпатичным (есть такое слово?) человеком. Возможно, часть перечисленных мною качеств – издержки (лучше сказать, следствие) её профессии детского психолога, однако, видится мне, да и некоторые эпизоды из её детства и мимоходом отмеченные в повествовании черты это только подтверждают, – такой она в самом деле человек. Оказалось, у этого автора немало книг, которые мне захотелось почитать. Мне, как молодой маме, думаю, это в любом случае будет нелишним.

Книга заставила серьёзно призадуматься. О воспитании детей, о том, какое влияние на них могут оказывать (и оказывают) родительские страхи, проблемы, комплексы и устремления. О том, почему важно не переусердствовать и не создать ребёнку стерильные, тепличные условия, окружив его исключительно и повсеместно заботой и любовью и бесконечно оберегая от невзгод. О том, как полезно даже иногда не держать эмоций недовольства в себе. О том, как важно для психики растущего маленького человека согласие и взаимопонимание в семье, чем отсутствие этого может обернуться для его психического и интеллектуального развития.. О том, что к любому ребёнку можно, если постараться, найти подход, увидеть какие-то его индивидуальные черты, попытаться распознать их и развить, а не подавлять, желая вылепить из… Развернуть

Источники:
Любить или воспитывать?
Скачать книгу Любить или воспитывать? – Мурашова Екатерина Вадимовна бесплатно в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать отзывы, аннотацию. Читать книгу онлайн. Жанр книги: Детская психология. Купить книгу. Похожие книги на Любить или воспитывать?.
http://avidreaders.ru/book/lyubit-ili-vospityvat.html
Любить или воспитывать?
Очень серьезный папа учится весело играть с маленькими детьми. Мать семейства избавляется от многолетних страхов и налаживает дружеские отношения со
http://knigalit.ru/avtori/ekaterina-murashova/book92877/
Любить или воспитывать?
Любить или воспитывать? Мурашова Екатерина. Вы можете читать книгу онлайн и скачать книгу в формате fb2, txt, html, epub
http://detectivebooks.ru/book/34729672/?page=1
Рецензии на книгу «Любить или воспитывать? »
12 рецензий на книгу «Любить или воспитывать?» Екатерина Мурашова. Мурашова – совершенно особенный для меня автор. «Любить или воспитывать?» – третья её книга, с которой я знакомлюсь. По сути – это нон-фикшн, но напис…
http://www.livelib.ru/book/1000579602-lyubit-ili-vospityvat-ekaterina-murashova