Бог есть

Бог есть

Мы знаем, что сейчас бесполезно надеяться на построение мирного и единого мира в истинном смысле этого слова с помощью одних лишь человеческих усилий, мудрости, культуры или чего-нибудь еще. В таком случае, какая же самая серьезная проблема встанет перед нами при решении вопроса о культуре мира? Прежде всего нам нужно прояснить вопрос, есть Бог или нет. В день, когда все люди хорошенько осознают, что Бог, без сомнений, существует, они смогут ясно понять направление Его воли. Тогда мир, в котором они живут, станет идеальным миром единства и мира (Преподобный Мун Сон Мён, том 56, стр. 131, 14.5.1972).

Приступая к изучению Библейского учения, следует начать с Бога. Собственно, именно с этого книга и начинается. Для верующего эта проблема перестает существовать уже с самого первого стиха Ветхого Завета: «В начале сотворил Бог небо и землю» (Быт. 1:1). В первом стихе книги Бытия, самом первом стихе Писания, уже предполагается существование Бога. Господь Иисус Христос никогда не ставил вопрос о существовании Бога, а обращался к Богу как к фактически существующему.

По правде говоря, ни один из авторов Ветхого и Нового Заветов не тратили понапрасну время, пытаясь доказать существование Бога. Само слово Бог появляется в Библии более пятисот раз; а существование Бога принимается в Библии, как нечто само собой разумеющееся. Однако сегодня мы все же побеседуем об аргументе соответствия, о теологическом, космологическом, антропологическом аргументах, подтверждающих существование Бога. Все эти вопросы являются предметами теологических исследований, но при этом следует отметить, что Библия рассматривает существование Бога как очевидный факт, не требующий никаких доказательств.

Атеисты, скептики, агностики и просто различного рода задиры постоянно бросают вызов христианам, требуя доказательств существования Бога. По счастью, мы избавлены от этой проблемы, потому что в Пс. 13:1 сказано: «Сказал безумец в сердце своем: «Нет Бога». Каждый человек может спорить о факте существования Бога, так сказать, интеллектуально, но суть этой проблемы не в разуме, а в сердце.

Для природного человека очень сложно поверить в то, что он не может видеть, чувствовать, осязать; поэтому в 1Кор. 2:14 сказано: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно». Однако каждое обладающее интеллектом существо не может не признать очевидного факта, что сама природа, Вселенная и история человечества являются проявлением высочайшего разума и свидетельствуют о Его существовании.

Христос сказал в Ин. 7:17: «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю». Источник неверия скептика находится в его сердце и связан с грешным образом жизни и аморальными взглядами. Правда, существуют, так называемые, моральные атеисты, моральные скептики и моральные грешники — люди, которые предпочитают иногда делать добро, потому что им это выгодно. Часто они совершают добрые дела, только потому, что не могут решиться на злые, боясь быть пойманными. Некоторые предпочитают хорошие поступки плохим ради успокоения совести или демонстрации собственной праведности перед своими товарищами.

Таким образом, моральные грешники, моральные скептики и моральные атеисты существовали всегда, но единственная разница между ними и аморальными грешниками подобна разнице между старым мусорным ведром и новым. Внешне выглядят по-разному, а суть одна. Есть одна шутка о мертвом атеисте в гробу, когда к нему зашел товарищ, посмотрел на него и сказал: «Бедный старина, Витя! Вот ты здесь, нарядный, а идти некуда».

Атеизм требует от человека большой веры, даже большей, чем деизм и теизм, основанные на признании существования Бога. Дело в том, что для того, чтобы быть атеистом, нужно отрицать первопричину. Но для того чтобы это отрицать, нужно отрицать и силу разума. Те, кто знакомы с законами термодинамики (особенно со вторым законом, называемым законом энтропии) понимают, что если бы мы предположили наличие пространства и материи 90 миллиардов лет тому назад, то Вселенная должна бы уже давно прекратить свое существование: к настоящему времени, она бы уже сгорела и была бы полностью уничтожена. Неужели подобный конец не становится еще более очевидным, если предположить «вечное» существование Вселенной без первопричины?

Библия начинается с Бога. И, хотя Библия не является учебником, который пытается доказать существование Бога, она с первых слов утверждает и провозглашает существование Бога. Именно поэтому первое доказательство существования Бога мы называем доказательством, основанным на Писании.

Это работает в «повседневной» жизни. Мне надо было перевезти машину из одного гаража в другой при помощи эвакуатора. Так получилось что друзья были заняты и не могли помочь, поэтому я остался с неработающей машиной перед гаражом, в субботу вечером. Но перед тем как поехать я молился Богу и попросил чтобы «переезд» прошёл хорошо. Я был уверен что всё получится. Через пять минут приехали соседи, которые мне и помогли. Таких «совпадений» в моей жизни было столько, что никакая теория вероятности не выдержит.

Я пришел к Богу в 24 года, до этого я искал Его и в тоже время вел «обычный» образ жизни – пил, курил и матерился. Начиная с 13 лет я искал смысл жизни и не находил. Я полгода был кришнаитом, ещё пол года ходил в православную церковь, потом к мормонам. Читал Ницше, Камю, Фрейда и Юнга. На практике ни одно учение не работало. Потом я встретил Небесного Отца через Божественный Принцип Церкви Объединения.

Не говорите мне, что Бога нет. Я искал Его и нашел; Он слышал меня и отвечал на мои молитвы; Он спас мою душу и тело; Он заповедал мне вверять Ему в молитве все проблемы; возносить к Нему в мольбе все мои желания; Он изменил моё родословие через Благословение на брак. Почему? Неужели потому, чтобы сыграть со мной шутку? Похоже ли это на шутку? Подобно тому, как однажды обращенный алкоголик сказал атеисту: «Если это и заблуждение, то оно замечательное. Я превратил мои бутылки с виски в еду и одежду для семьи, мой ужасный характер — в милостивое расположение ко всем людям, а вечера по средам я провожу в церкви, вместо бара». Неужели это иллюзия?

Поэтому, когда мы говорим о Боге и пытаемся доказать Его существование, мы имеем в виду нечто реальное. Представьте себе, что вы три раза в день заходите в темную комнату с протянутой рукой, и каждый раз кто-то кладет туда то, в чем вы нуждаетесь. Не возникло ли бы у вас мысли, что в этой комнате еще кто-то присутствует? Неужели после многолетнего опыта вы можете утверждать, что это всего лишь «случайные» совпадения? Атеисты обвиняют нас, верующих, в отсутствии разума и интеллекта, но они наверняка назвали бы упомянутую ситуацию «совпадением».

Люди! Я обращаюсь к тем, кто считает себя атеистами. Кого вы благодарите за еду, когда склоняете головы над столом? Правительство? Кого вы благодарите? Может быть себя? Достаточно глупо, т.к. этим вы уподобляетесь червям, благодарящим за пропитание самих себя. Неправда ли нелепо? Так же и человек часто думает, что за все, что у него есть, он обязан собственной персоне. Библия провозглашает существование Бога, как нечто само собой разумеющееся, и первое доказательство тому — само Писание. Слово «Бог» встречается в Библии более 500 раз, а слово «Господь» — более 300 раз. В Небесной Библии слово «Бог» есть на каждой старнице и по нескольку раз, а страниц там – 2389.

Природа — доказательство существования Бога

Следующим доказательством существования Бога является сама природа: «Небеса проповедуют славу Божию, и о делах Его вещает твердь». Этот великолепный фрагмент мы находим в Пс. 18:1. Ни один человек не может взирать на Вселенную и думать, что ее происхождение случайно, пока он не провозгласит самого себя богом и не станет смотреть на все относительно, как Эйнштейн, или пока он не установит свои собственные моральные принципы, отвергнув Божии. «Небеса проповедуют славу Божию».

Более того, в Рим. 1:20 сказано: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны». Поэтому человек, принимающий Писание, признает и Бога, т.к. у него есть доказательство Его существования, доказательство не оставляющее сомнений. Ибо невидимое стало видимым.

Когда Христос захотел показать людям, что собой представляет ад, Он указал им на городскую мусорную свалку, называемую Геенна. Когда же Он захотел продемонстрировать им, как выглядят небеса, Он привлек их внимание к чистому, свободному от греха городу с прекрасным парком. Для объяснения людям своей собственной сущности, Господь Иисус Христос описал Себя в Библии подобным солнцу, движущемуся с востока на запад, аналогично тому, как движется история, возрождение, Святой Дух — с востока на запад, противоположно направлению движения этого мира. «Ибо невидимое Его… через рассматривание творений видимо».

Солнце представляет собой очень удачную аналогию для объяснения Божества и Троицы. Известно, что солнечное излучение содержит в своем спектре альфа-, бета- и гамма-излучение. Этот спектр также содержит видимое световое излучение, которое вы можете видеть, но не можете чувствовать — подобно Сыну Божиему Иисусу Христу; лучи, которые вы можете ощущать, но не можете видеть — подобно Духу Святому; и ультрафиолетовое излучение, которое вы не можете ни видеть, ни чувствовать — подобно Богу Отцу. Таким образом, видимое солнце дает нам представление о невидимом. Поэтому то, что невидимо — вечно, но может стать видимым «через рассматривание творений».

Доказательство, основанное на существовании человеческой совести

Следующее доказательство основано на человеческой совести. Суть в том, что человек уже был рожден с универсальной верой в Высшее Существо. Не было обнаружено ни одного племени без божества, которому они бы поклонялись. Люди были рождены со знанием того, что есть существо, сотворившее жизнь и контролирующее ее. И только намеренно обученные духу неверия люди сомневаются в существовании Высшего Существа. Но для них были придуманы другие учения, чтобы эти человеческие особи могли жить подобно дьяволу, оправдывая себя. Нет ни одного племени, народа (изолированного или неизолированного) на лице этой земли, которое не верило бы в Высшее Существо. Вас должны научить этому неверию. Такого явления, как необразованный, врожденный атеист просто не существует.

Нет ни одного народа на лице этой земли, для которого прелюбодеяние не считалось бы грехом, преступлением; в данное время, когда человечество морально деградировало, это называется иначе: «взаимное согласие взрослых людей» или «добрачный секс». Так что вы не рождены с неверием в существование Бога и Его мораль. Вы рождены с Божиим откровением в вашем сознании, и это откровение нужно намеренно заглушать, чтобы стать атеистом. В 1Тим. 4:2 говорится о некоторых людях, как о «сожженных в совести своей».

В Книге Деяний (17:23) Апостол Павел пишет: «Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «НЕВЕДОМОМУ БОГУ». Это было в Афинах, городе, в котором проживали самые образованные люди, написавшие учебники по греческой грамматике, используемые и по сей день современными христианскими школами для корректировки текстов Библии в переводе, авторизованном королем Иаковом. Они называли себя агностиками, но совесть говорила им, что Бог есть, хотя они и не знали Его лично. Они были агностиками. (Именно это и означает слово «неизвестный», состоящее из слова «знание» с греческой буквой «альфа» в качестве приставки, означающей отрицание. Получается: агностик или незнающий.)

Бог есть

  • Главная в начало
    • Карта сайта обзор содержимого
    • Рекомендуем ссылки на полезные ресурсы
    • Благословение благословение священноначалия
    • Обновления, поиск новое и популярное на сайте
    • Список литературы использованной при разработке
    • Авторство авторы размещенных материалов
    • Реформал предложите идею, проголосуйте
    • Критикующим ломать — не строить
  • Неравнодушным к своему мировоззрению
    • Отвергающим Бога, религию и Церковь
    • Сомневающимся но ищущим ответы
    • Ликбез нас всех учили понемногу
    • Заблуждения верующих и неверующих
  • Что делать? заинтересовавшимся
    • Оглашенным не знающим истин веры
    • Новоначальным новичкам в вере и Церкви
    • Успокоившимся давно в храм хожу и все что надо знаю
    • Воинам Христа рядовым невидимой войны
  • На злобу дня теология, наука, юмор
    • Богомыслие как можно и как нельзя думать о Боге
    • Центрнаучфильм научно-популярные фильмы времен СССР
    • Юмор быть грустным значит всегда думать о себе
    • Технология спаивания помогите прорвать информационную блокаду
    • Нападки на Церковь Как относиться. Технологии информационной атаки.
  • Скачать аудио, видео, книги, софт
    • Аудио лекции, беседы, песни
      • Лекции, беседы Льюис, Кураев, Осипов, Смирнов, Сысоев
      • Песни, песнопения Скобля, Киселев, Церковный хор, миряне
    • Видео лекции, беседы, интервью, фмльмы
    • Программы православным и не только
    • Книги о спасении

Ну. Смотря что под этим понимать. То ли некий принцип, всеобщий мировой закон. То ли справедливый господин, который наказывает за грех, но вознаграждает за праведность. То ли экспериментатор, создавший мир и наблюдающий за ним, но ни во что не вмешивающийся, а может уже и не наблюдающий. Сложно сказать, да и навряд ли человек вообще способен понять сущность Бога. А что говорит всезнающее православие?

На протяжении столетий религиозная мысль человечества, особенно христианская мысль, искала ответ на вопрос о том, что, а вернее, Кто есть Бог; нередко казалось, что на него вообще невозможно ответить. Любые попытки позитивных определений оказывались ущербными, так что многие мыслители вообще считали только возможным говорить не о том, что есть Бог, а о том, чем Он не является. Подобная неопределенность с таким, казалось бы, основополагающим понятием, тем не менее, довольно естественна. Нам мешает говорить о Боге и приблизительность человеческого языка (любого), и несоотносимость Бога и нашего опыта, и многие малопригодные модели, сохранившиеся в качестве культурного наследия.

Культурные стереотипы, бытующие в современной России, подразумевают, что церковное вероучение должно ясно и четко ответить на вопрос о том, что есть Бог. На самом деле, как это часто бывает со стереотипами, это недоразумение. Учение Церкви, в частности, догматическое учение, выковывалось в тяжких и долгих спорах не для того, чтобы дать позитивное определение Бога, а для того, чтобы обезопасить верующих от явно ошибочных направлений богомыслия (мышления о Боге). Это важно, потому что знание Церкви, на самом деле, является не столько знанием о Боге, сколько знанием Его Самого, опытом отношений с Ним. И вот что в этом опыте отношений Церкви с Богом поддается позитивной (катафатической) формулировке:

Это означает, что Бог является онтологической основой мира (Космоса, Вселенной). При этом, мир не сделан из Бога. Мир, в том числе и мир Ангелов, имеет в своей основе некую единую материальную субстанцию. Бог же есть Дух и нематериален. В основе Бога и мира нет некой единой природы, из которой сделаны и Бог и мир или которая присуща и Богу и мир. Напротив, Бог есть виновник мира, и Своими действиями и их способом (по-гречески энергиями), а не Своей сущностью, един с миром. Итак, мир един с Богом в энергийном смысле, но различен с Ним по существу. Природой, основой, характером существования и самой возможностью мира является Бог. И какова же эта природа, каков же Бог?

И ничего в Нем нет, кроме любви. А какая это любовь? Любовь ведь бывает разной: платоническая, телесная, к колбасе, к Родине и так далее. И какова же любовь Бога? Эта любовь — жертвенная. Готовность отдать себя за других. Готовность пожертвовать собой, отдать жизнь за други своя. Вот человек бросается под пули, чтобы защитить других. Александр Матросов так возлюбил своих, что бросился на дот и закрыл собой пулеметное гнездо. Бог так возлюбил мир, что для его спасения взошел на крест. За меня и за тебя. Нас ради человек и нашего ради спасения. Таков характер Божественной любви.

Реальная история мира и жизнь каждого человека неизбежно отравлена смертью, небытием, принять которое для человека невозможно. Бог сотворил нас для жизни, и мы противимся смерти, хотя сами в ней и виноваты ( в широком смысле ). Бог же — Тот, кто возвращает нас к жизни; на Кресте Он разделил с нами наше страдание и смерть, чтобы уничтожить их. На вопрос «Кто есть Бог» с точки зрения христиан достаточно сказать, что Бог — это Тот, Кто ради нас победил нашу смерть и дает нам участие в Его жизни, вечной и неподвластной смерти. Бог отдает нам Свою жизнь не потому, что мы этого заслужили — «Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим. 5:8). Ничто, кроме любви к нам, не «вынуждает» Его так поступить. И перед лицом этой жертвенной любви Христа на первый план выходит не то, Кто есть Бог, а то, сможем ли мы ответить на Его любовь подобной же жертвой.

Приход в мир Господа Иисуса Христа, в Котором, по слову ап. Павла, обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2:9), заставил задуматься о том, Кого Господь Иисус называет Отцом, в Чьи руки Он предает дух на Кресте? Если Сам Бог взывает «Авва, Отче» (Рим. 8:15, Гал. 4:6) — Кто и к Кому при этом обращается? Подобные вопросы возникли (не могли не возникнуть у апостолов, иудеев и, следовательно, строгих монотеистов) и в тот день Пятидесятницы, когда Бог Дух Святой вселился в их сердца.

Доказать троичную природу Бога в философских категориях нельзя, но и оспаривать ее невозможно — это просто непреложный жизненный факт, живая реальность человеческого опыта, бесспорная истина, взятая из наблюдаемой действительности. Отсюда было сформулировано основополагающее для христианства учение о Едином Боге — Троице: от Бога Отца рождается Бог Сын, от Бога Отца исходит Бог Дух Святой. Поскольку Сын рожден Отцом — Он не тварен. Поскольку Дух исходит из божественного источника — и Дух не тварен, а поскольку Он не рожден — Он не Сын. Чем отличается рождение от исхождения, мы не знаем; нам только известно, что этим обозначается различие способа существования Божественных ипостасей. При этом в Троице нет ни отношений соподчиненности (божественные достоинства ипостасей равны), ни модализма (когда каждая ипостась — модус единственной, «общей на трех», личности).

Как понять Троицу? Естественный путь пролегает через аналогию с человеком, поскольку он есть образ Божий. Рассмотрим.

Все мы знаем, что такое дух эпохи (дух эпохи раннего ренессанса, например, или дух эпохи НТР), хотя это и непросто выразить немногими словами. Нам понятно, что такое дух художественного произведения. Таков и дух человека — нечто трудноуловимое, но от этой личности определенно исходящее. При этом дух поступков человека может быть верно понят только в контексте главной, последней в жизни человека цели, которая определена его умом (так различаются дух монаха, интересующегося только сотериологическими вопросами, и спекулянта, поставившего наживу целью своей жизни). Поняв дух конкретного человека, мы можем понять и его действия. Далее.

Ум человеческий рождает мысли. Понятно, что мыслей не бывает без рождающего их ума, а ум без мыслей — не ум. При этом мысли не являются умом, а ум — мыслями. Не является умом и человеческий дух, который не существует в отрыве от целеполагающего ума. Ум, мысли (логос) и дух, оставаясь различными реальностями, составляют целого человека.

Вот эта триада и есть ближайшая из доступных аналогия Божественным Отцу, Сыну (Логосу, Слову) и Святому Духу. Божественные ипостаси несводимы одна к другой, существуют неразрывно и являют Единого Бога.

Обыкновенный западный христианин не понимает троичности. Он верует в Бога вообще, верит в человека Иисуса, который принес избавление от грехов, и в Духа Святого, который есть «источник радости и счастья», но зачем нужны три ипостаси, он не понимает.

Три Лица (Отец, Сын и Дух) — не три Бога, и это не противоречие, а парадокс, подобный независимости скорости света от скорости светового источника при равноправии инерциальных систем отсчета или корпускулярно-волновой природе электромагнитного излучения: логически непонятно, но в реальной действительности наблюдается и подтверждается опытной проверкой. Как это объяснить — мы не знаем, можем лишь строить аналогии разной степени силы и качества, но факт остается фактом. Именно отсюда следует еще один важный факт о Боге:

Собственно, это не нуждается в комментариях и разъяснениях; тем не менее единственность Бога отнюдь не была очевидна человечеству, а многим не очевидна и по сей день. Откровение Бога о том, что Он — един и нет иного, представляет собой краеугольный камень всей библейской традиции. Если поставить его под сомнение, перестанет существовать не только христианство, но и монотеизм вообще (иудаизм, ислам).

Таким образом, кроме Единого Бога, Творца неба и земли, всё остальное (и все остальные) — сотворено. Помимо прочего, отсюда следует, что все, что люди считают божествами, вся гигантская мифология политеизма, — в лучшем случае заблуждение. Иногда это заблуждение является добросовестным, но суть дела от этого не меняется. Именно поэтому христианство невозможно «интегрировать» в синкретические религиозные системы, его ни с чем нельзя «совместить». Такая эксклюзивность часто вызывала и вызывает раздражение.

Древние не знали понятия «личность» в нашем современном понимании этого слова; оно создано и осмыслено, в сущности, только христианами.

Греки в те времена пользовались термином prosopon, личина; они мыслили личность как маску, надетую на некую безликую субстанцию, общую всем людям. Римляне, напротив, использовали слово persona, персона; они в первую очередь имели в виду единицу, ответственную перед законом. Поэтому свв. отцам пришлось изыскать слово hypostasis, ипостась, почти лишенное содержания в греческом языке первого тысячелетия, и воспользоваться им для того, чтобы избавиться от неадекватных слов современного им языка.

В наше время мы называем личностью единую и неделимую нематериальную сущность человека, и каждый из нас может если не понять, то хотя бы почувствовать, что такое личность на собственном примере, потому что каждый человек — личность, и в этом он подобен Богу. Личность — это тот, кто обладает сознанием и волей, разумом и творческой способностью, и многое другое, то есть владелец этих качеств. Я — это я, как сказал однажды Моисею Сам Бог. Для современного человека важно помнить, что личность не ограничена одной только рациональностью; не зря древние часто называли ее душой или сердцем. Личность, кроме того, не привязана «намертво» к конкретному материальному носителю (например, мозгу) и не субстанциональна, то есть ни из чего не состоит.

Личностность Бога мы мыслим по подобию нашей личностности, понимая, что на самом деле Бог есть единая Личность, существующая в трех ипостасях, каждая из которых имеет личный характер.

Существо Божие уникально, поэтому мы не можем познать его путем сравнения, по аналогии. К тому же, мы не имеем необходимого инструментария для богопознания, ибо Бог трансцендентен миру. Кроме того, Бог существо бесконечное, тогда как познающий человеческий разум ограничен, и потому не в состоянии объять необъятное.

Aperinoetos, неохватный для ума, непостижимый и неизреченный — так называют Бога христиане в молитве Литургии свт. Иоанна Златоуста. Сколь глубоко бы мы ни проникли в тайну Бога, никогда мы не сможем утверждать что все в Нем поняли; Сам Бог открывает Себя людям не в дискурсивных определениях, не в словах и «рассказах», а в живой личности Иисуса Христа.

На самом деле многие христианские мыслители неявно полагают, что человек (в его нынешнем греховном, отчужденном от Бога состоянии) иначе, как через Откровение Самого Бога, не может узнать о Нем вообще ничего. Более радикальная точка зрения утверждает, что и изначально, в замысле Бога о человеке, предполагается возможность для нас знать Бога, а не знать о Боге. Можно сказать, что о Боге нельзя говорить в третьем лице — «Он», а только в первом — «Ты».

С непостижимостью Бога тесно связан еще один ключевой факт библейского Откровения:

Бог не является частью творения, и творение не является частью Бога; они принципиально иноприродны друг другу. Потому, быть может, Бог и непостижим для нас, что Его природа иная, чем наша и всего тварного мира. Более того, неочевидно, что рассуждение о природе Бога было бы корректным. Свв. отцы поэтому предпочитали говорить не о природе (греч. physis), а о сущности (греч. ousia). Иноприродность, трансцендентность Бога и делает таким длинным и сложным ответ на вопрос «Что есть Бог».

Когда Моисей спросил у Бога о Его имени, Господь дал ему ответ «Я есмь Сущий». Бог — это Тот, Кто существует, Кто неизменен и Кто живет вне зависимости от хода времен. Только Бог и существует безусловно, все остальное Им сотворено и существует потому, что такова Его воля.

Здесь нужно отметить, что обусловленность существования тварного мира, отличающая его от Бога, не означает предопределенности хода событий мировой истории. Бог даровал свободу некоторым из сотворенных Им существ (людям, в частности) и принимает на Себя ответственность за их свободу. Кроме того, безусловное существование подразумевает безначальность и бесконечность; по словам свт. Василия Великого, иноприродность твари и Творца означает, что тварь имеет начало, следовательно, будет иметь и конец и, кроме того, характеризуется изменчивостью. Наконец важно обратить внимание на то, что Бог живет вне времени. В прошлом, настоящем и будущем и во все времена сразу Он — один и тот же.

Поскольку мы так или иначе переживаем (чувствуем, испытываем, осознаем и т.п.) свое существование, бытие, и при этом верим, что только Бог существует безусловно (безначально и беспричинно), постольку мы знаем о Боге, что Он — Творец. Несмотря на громадные усилия науки, мы не слишком близки к пониманию того, как Он это делает; тем не менее факт налицо: на вопрос «Кто есть Бог» мы можем сказать, что Бог — это Тот, кто свободно (без внешней причины) творит мир из ничего.

Бог есть

От редактора сайта. Хотя данная статья замечательного петербургского писателя Михаила Михайловича Чулаки, трагически ушедшего из жизни уже почти пять лет назад, написана аж в 1993 году, она, как и другие его атеистические произведения, не становится, к сожалению, менее актуальной в свете того, что происходит в сегодняшней России. Статья взята из публицистического сборника автора «Пожелания к 3000 году», 2002.

Жрецы в золотых одеждах торжественной процессией шествуют по городу, распевая древние гимны и неся над головами ящик с мумией. Это не съемки костюмного фильма из жизни Древнего Египта — это сегодняшняя Москва. Ящик — рака, мумия — мощи, а тысячи и тысячи москвичей, встречающих процессию, веруют не в Озириса, Изиду и Гора — эту едва ли не первую божественную троицу, а в Отца, Сына и Святого Духа — троицу уже христианскую.

Впрочем, подобные сцены можно наблюдать не только в столице, но и повсюду в нашем отечестве. Мало отстает и Петербург. В громадных храмах — Исаакиевском и Казанском — снова воскуряют благовония и, произнося магические заклинания, претворяют вино в кровь.

Все эти архаические ритуальные действия производятся потому, что на них есть спрос. Потому что спрос растет. Огромному количеству недавних советских атеистов понадобилась вера в сверхъестественное. И немедленно явилось предложение. Свою мифологию предлагают и солидные традиционные конфессии, и старинные суеверия, вроде астрологии и разного рода магий, и модернистские эрзац-религии, такие, как уфология (UFО = НЛО).

Если говорить о содержании мифов — христианских и языческих, — то принципиальной разницы никакой. И бог-творец На-Реау, созданный фантазией микронезийцев, право же, ничем не хуже еврейского Яхве, унаследованного затем всем христианским миром. На-Реау, естественно, создает небо и землю — с этого начинают все творцы, — а когда ему понадобились, наконец, люди, На-Реау приказал соединиться песку и воде. Воскресающий Христос ведет свою родословную от умирающих и воскресающих богов, имеющихся буквально во всех религиях, и вообще число бродячих сюжетов, из которых, как из кубиков, складываются все биографии богов, до смешного ограничено.

Провозглашение единобожия ничуть не позволяет более поздним и как бы более утонченным религиям выделиться из множества грубых языческих верований. Лишние боги превращаются в сонмы ангелов и святых — только и всего. Даже иудаизм с его невидимым и неназываемым богом не может удержаться на высоте положения. Забавное происшествие приключилось с Моисеем, который и заменил идолов невидимым богом. Дело в том, что сам Моисей все же что-то видел. Он, по слабости, попросил Бога показаться, чтобы укрепиться в вере, но Бог ответил, что лица Его человек увидеть не может, ибо узревший обречен смерти, но Моисею в виде особой милости Он, так и быть, покажет зад. (Вариант мифа о Зевсе и Семеле, но изложенный гораздо менее пристойно.) В современном русском переводе читаем: «Ты увидишь Меня сзади» (Исход 33:23). В церковнославянском же: «Узриши задняя моя».

Да и не нужно углубляться в старинные фолианты. Достаточно выйти из Петербургской Публичной библиотеки, перейти Садовую — и приобщиться к сегодняшней христианской практике. Ведь все собирающиеся здесь русские ультрапатриоты — истово православные люди, все видят спасение и возрождение России в возвращении к традиционным христианским ценностям, но какая же злоба и нетерпимость пропитывает здесь самый воздух! Кто здесь вспомнит, что «несть бо разнствия иудееви же и еллины» (Римл. 10:12)? Нет, национализм всегда слит с национальной религией, которую запросто вырывают хоть из мирового христианства, хоть из мирового мусульманства.

Сегодня русские националисты цитируют Иоанна Кронштадтского, восклицавшего: «Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня». Не за подобные ли афоризмы возведен он недавно в ангельский чин? Идея богоизбранности своего народа всегда была крайне опасна и приносила одни лишь бедствия и самому народу-богоносцу, и соседям его.

Среди православных иерархов достаточно таких, которые по нетерпимости и крепости выражений ничем не уступают светским публицистам из «патриотической прессы». Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн так характеризует протестантских и иных проповедников, пытающихся сеять на русских просторах свою версию христианства: «Эти лжеучители и лжепророки. на деле есть дерзкие и наглые самозванцы, стремящиеся отравить чистые животворящие источники православного христианского вероучения мутным и ядовитым потоком собственных измышлений». Какая уж тут христианская любовь. Впрочем, гнев архипастыря понятен: уменьшится паства — оскудеют и доходы.

Русская Православная Церковь в лице ее Московского Патриархата — РПЦ(м) — активно занимается экономикой, а экономика тянет за собой и политику. Яркий тому пример: попытки — безнадежные — удержать в подчинении Украинскую Православную Церковь. Но государственная независимость Украины сделала неизбежным и отделение УПЦ — ведь и под руку Московских патриархов Украинская церковь попала после Переяславской рады.

Границы православных патриархий всегда совпадают с государственными. Дело в том, что православие изначально тяготело к цезарепапизму — то есть к слиянию духовной и светской властей. Русская церковь всегда была служанкой государства — реформа Петра только закрепила законодательно существовавшее положение вещей. И вот, преодолевая затяжной послеоктябрьский кризис, РПЦ(м) явно стремится занять привычное место у стремени московского государства, сделаться снова официальной государственной религией. Патриарх Алексий II поздравил президента Ельцина во время церемонии инаугурации, и это поздравление очень походило на благословение.

Когда православный священник в своем старомодном облачении благословляет и освящает новый банк или новую баню — это скорее забавно, но когда он же благословляет вновь произведенных офицеров, заменив стоявшего прежде на этом же месте комиссара,- дело уже очень серьезно! Когда в Мариинском дворце открывается собственная церковь для депутатов, это означает, что городской совет Петербурга перестает быть органом, представляющим всех жителей города — и атеистов, и православных, и мусульман, и католиков, и иудеев, но стано- вится советом православной общины.

Уже упомянутый митрополит Иоанн обосновывает притязания РПЦ(м) теоретически: «Критерием государственного устройства должна стать его богоугодность, соотнесенная с тысячелетними святынями веры». Таким образом, церковь (в который уж раз!) демонстрирует забвение известных любому атеисту слов Христа: «Царствие мое не от мира сего» (Иоанн 18:36). Потому что такое забвение неизбежно: громадная организация — не только РПЦ(м), но любая церковь — не может оставаться не от мира сего! И всякое обращение к богу служит лишь к лучшему (по разумению молящего) устройству земных дел — от национальных притязаний до финансовых успехов.

Любопытное соглашение подписали Ю. Соломин (в недавнюю бытность его министром культуры РСФСР) и патриарх Алексий: «Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата берет на себя обязательство оказывать методическую и консультативную помощь учебным заведениям Министерства культуры, а также музеям в подготовке экскурсий по темам, связанным с историей Русской Православной Церкви». Ясно, что при такой помощи студенты будут знать об истории церкви не больше, чем знали их предшественники об истинной истории большевизма, сдавая «Историю КПСС».

Почти обязательным становится освящение андреевских флагов — точно наша армия вновь превратилась в «православное воинство». Поповские рясы не сходят с телевизионных экранов. В массовой печати повествуют и об истории РПЦ(м), и о трудах и днях нынешних ее служителей в тех же умиленных тонах, в каких недавно принято было по- вествовать о таких заботливых и бескорыстных секретарях ко- митетов КПСС, не знающих других интересов, кроме интересов народа.

Такая преемственность совершенно естественна: ведь рай-, об- и прочие -комы прежде были не только органами безраздельной власти, но и прежде всего — идеологическими центрами. Марксизм, объявляя себя наукой (точно так же, как еще раньше возвеличивала сама себя теология), внедрялся именно как религиозная догма, недоступная критике, а следовательно, и непредвзятому исследованию. И когда говорят сегодня о непрерывном насилии, на котором будто бы держался коммунистический режим,- это вольная или невольная ложь.

И если так легко распространяются мифы, родившиеся сегодня на наших глазах, мифы, которые легко проверить и опровергнуть, но которые почему-то неохотно проверяются и опровергаются, то как же не возродиться мифам тысячелетним, опирающимся на громадную традицию, громадный пласт культуры. На литературу и искусство.

Дело даже не в том, что христианство породило прекрасную музыку, прекрасную живопись, что с нею связана замечательная литература. Это — очевидно. Менее очевидно, но куда более любопытно и куда более лестно для литературы, что религия — литература на сто процентов. Любая религия.

Уфология появилась потому, что многих людей уже не мо- гут увлечь древние, слишком уж нелепые мифы; этим людям нужно, чтобы сверхъестественное подавалось в современной научной упаковке — и потому в их пантеоне гуманоиды заменили ангелов и святых; всемогущего бога, пекущегося о детях своих, — столь же всемогущая внеземная цивилизация, которая не допустит гибели всего живого на нашей бедной планете. Впрочем, и традиционные религии ныне пытаются опереться на науку. В этом смысле самым показательным было исследование туринской плащаницы с помощью радиоуглеродного метода — исследование, ради которого папская курия не пожалела кусочка от этой знаменитой реликвии. Акция эта поначалу всемерно рекламировалась, но, когда беспристрастные эксперты установили. что плащаница — поздняя подделка, интерес прессы заметно увял.

Исследование плащаницы — это все же серьезно, но желание получить научные подтверждения своим суевериям принимает и вовсе пародийные формы. На встрече в Ленинградском Доме писателя, где собирается все-таки довольно интеллигентная публика, специалиста-танатолога спросили, правда ли, что в момент смерти тело теряет в весе 7 граммов? Оказывается, в публике ходят слухи, что именно столько весит отлетающая бессмертная душа.

Вообще средний человек чужд подлинной науке. Он с удо- вольствием использует ее прикладные результаты, но красота научной мысли ему недоступна. Человеческий разум объемлет всю Вселенную, оставаясь на своей планете, ученые измерили расстояния до отчаленных галактик, исследовали возраст и состав звезд. Но что до этого маленькому человеку?! Ему хо- чется, чтобы вся Вселенная вращалась вокруг него, чтобы звезды определяли его судьбу, чтобы образовывали они в своих движениях небесные письмена, которые он бы читал как грандиозные сивиллины книги.

Тревоги нашего времени многократно повысили спрос на сверхъестественное. Это характерно не только для нашей страны. Религиозный фундаментализм самого различного толка особенно возрастает в неблагополучных районах земного шара. Но есть опасности, которые грозят всем: атомная война, природная катастрофа. Потому и в странах богатых сейчас оживились религиозные искания.

Религиозное возрождение обычно объявляют синонимом возрождения нравственного. Нынче бесконечно цитируют одну и ту же фразу Достоевского, фразу, никак не делающую ему чести, заставляющую заподозрить, что писатель этот не крал, не уби- вал, не лжесвидетельствовал только лишь из страха божия: «Если бога нет, то все позволено. » — причем цитирующие по своему произволу ставят в конце то вопросительный, то восклицательный знаки.

Мысль, что вездесущая небесная тайная полиция составляет досье на каждого человека для предстоящего страшного суда, совершенно естественна для общества, устраивающего небесную жизнь по образу и подобию земной. И коль скоро земная полиция не справляется, остается уповать на небесную.

В то время как праведники, зарабатывающие молитвами и воздержанием вечное блаженство, оказываются обыкновенными корыстолюбцами, преступники становятся вовсе не страшными, потому что бессмертную душу убить они не в состоянии, гибель же бренного тела только облегчает душе дорогу в рай. Таким образом, убийца самоотверженно губит собственную душу, чтобы добыть место в раю душе другого, часто совершенно постороннего ему человека — убийство становится чуть ли не подвигом братской любви. Ведь без предательства Иуды не состоялся бы и подвиг самого Христа — что признает и сам Иисус (Иоанн 17:12) — и род людской остался бы без спасения. Так кто Спаситель — Христос или Иуда?!

Представления о бессмертной душе, о райском блаженстве и адских муках безнадежно запутывают ситуацию. а главное, делают земную жизнь несерьезной, чем-то вроде театра, на подмостках которого люди играют не ими написанные роли. Но вот спектакль окончен, костюмы сняты — и актеры выходят кланяться под аплодисменты или шиканье небесной публики.

Насколько же нравственно выше атеист, который совершает самоотверженный поступок, жертвует иногда самой жизнью — и знает, что все это всерьез, что жизнь у него одна и другой не будет, что награды за свой подвиг он не получит. И сколько таких истинных праведников нашлось хотя бы во время Великой Отечественной войны.

Другой химик, тоже, по-видимому, неплохой, хотя и не профессор, а только доцент, в зрелые годы уверовал настолько, что, не оставляя своей первоначальной профессии. сделался священником старообрядческой церкви — и значит, не просто пришел к христианскому богу, но усвоил взгляды узко сектантские: ввязался в споры о двуперстии, о сугубой Аллилуйе, счел истинной орфографию Исус в пику антихристу-Иисусу. Так вот, когда коллеги пристали к нему с расспросами, как он, химик-аналитик, привыкший заниматься точнейшим анализом сложных веществ, верит в библейский миф о сотворении Адама, химик-священник отвечал с детской простотой: «А так и верю буквально: Бог слепил Адама из глины». Буквально. Потому что он химик, а не эмбриолог. Эмбриологу переварить глиняного Адама и непорочное зачатие куда труднее.

Всякий специалист может быть религиозен. Но ни один не пустит бога в свою узкую профессиональную область. Не пусгит потому, что если допустить в работе чудеса, то профессионалу делать нечего. Конан Дойл был мистиком, спиритом, но Шерлок Холмс во вмешательство потусторонних сил не верил категорически, он знал априори, что собака Баскервилей — вполне земной зверь, и Конан Дойлу приходилось с этим считаться: оставить столоверчение для частной жизни, а, создавая рассказы о Шерлоке Холмсе, быть материалистом. Химик же сколько угодно может верить в глиняного Адама, но не может — будто бог нейтрализует серную кислоту азотной.

Даже теологи, принимаясь, например, за новый перевод Библии, становятся в своей профессиональной работе стихийными атеистами. Они должны критически сверять тексты — какая уж тут богодухновенная книга! Одно то, что до сих пор в Библии сохраняются следы ранних прабиблий, сохраняется различие между Элохистом и Яхвистом, что не смешиваются термины «Бог» и «Господь», говорит о том, что трудились редакторы-профессионалы, рассматривавшие Библию как свод различных по происхождению — и следовательно, вполне земных источников.

Однако и рассуждения о богоподобии человека кажутся солидными и фундаментальными рядом с базовым утверждением всякой религии: утверждением, что Бог (или боги) — действительно есть!

А откуда это, собственно, известно?!

Тут опять вопрос бремени доказательства. Каждый волен верить, что его сознание — единственное, все же, что происходит кругом и будто бы воспринимается его чувствами, — лишь сон. Или иллюзия. Кто хочет — пожалуйста, пусть пребывает в своем солипсизме. Но поскольку такое представление достаточно вычурно, поскольку оно противоречит повседневному опыту, то доказывать истинность своих воззрений должен именно солипсист — если он пожелает что-то доказывать теням, которые, по его представлениям, ему лишь снятся.

Представление о предопределенном будущем — как бы коллективный солипсизм. Все мы — не действующие лица, но лишь зрители, мы смотрим разыгрывающийся спектакль, сценарий которого неизвестен нам, но уже написан божественным автором. Исчезает свобода действия, поступка. Исчезает, фактически, сама жизнь. Потому что даже наши мысли, вопросы, сомнения — они тоже, в таком случае, предопределены, тоже проецируются в нас откуда-то сверху. Мы — марионетки. Вот тогда-то существование теряет всякий смысл! Если Бог есть — то все бессмысленно. Повторю. Если есть Бог, влияющий на земные дела, то нет никакой свободы воли, свободы мысли, потому что предопределение не может быть частичным. Если есть Бог, тот, которому молятся и постоянно просят вмешаться, то все мы — лишь марионетки.

Если Бог есть — то все бессмысленно!

Знать будущее — хочется, а мечта всегда воплощается в веру. Как на наших глазах мечта о встрече с высшей цивилизацией породила уфологию, так от начала века мечта о постижении будущего воплощалась в веру в пророков. Тем более, что вера эта периодически подкреплялась: ведь существуют всегда просто умные люди. которые могут кое-что предвидеть, — и каждое оправдавшееся разумное предвидение укрепляет веру во вдохновленных богами пророков. Оправдавшее предвидение окружало умного человека ореолом таинственности. В неразумной толпе умный часто становится мучеником, но иногда — вождем, пророком, святым.

Человечество взрослеет постепенно. Постепенно сменяются и объекты поклонения. Сначала — это грубые идолы, затем — человекоподобные античные боги, позже — единый бог, объемлющий собой всю вселенную. И наконец, открывается последняя тайна: бога нет вовсе. Свято место пусто.

Точно так же должен пройти свой путь и отдельный человек. Поэтому я не зову сегодня к массовому атеизму. Паситесь, мирные народы. Заполняйте храмы. Внимайте жрецам в пышных одеяниях.

Немногим посвященным адресую я эту статью, их хочу ободрить среди всеобщего молитвенного рвения, им спешу послать благую весть: бога все-таки нет.

Бог есть только Любовь

17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.

18 Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия.

19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;

20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,

21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.

8 Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь.

9 Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него.

10 В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши.

11 Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга.

12 Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас.

13 Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаём из того, что Он дал нам от Духа Своего.

14 И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру.

15 Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге.

16 И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем.

17 Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он.

18 В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви.

19 Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас.

Некоторый инок, живя в монастыре, проводил беспечно дни свои, не заботясь о спасении своем, но предаваясь всю жизнь праздности. Дожив до преклонных лет, он приближался уже к смерти. Когда же он заболел тяжким недугом и был уже при последнем издыхании, то нисколько не боялся смерти, но приготовлялся разлучиться от тела с весельем, хваля и прославляя Бога. Окружавшие его братия и игумен того монастыря сказали ему:

— Мы видели, что ты, брат, в праздности проводил жизнь свою. Почему же в этот страшный час смерти ты так беспечален и радостен? Укрепляемый силою Божьею, встань и объясни нам это, чтобы и мы прославили Бога.

Брат, приподнявшись немного с постели, сказал им:

— Это правда, честные отцы, что я беспечно проводил жизнь свою. Вот сейчас ангелы Божии принесли ко мне и прочитали предо мною рукописание, на котором были отмечены все дурные дела мои. Прочитавши рукописание, ангелы спросили меня: «Знаешь ли ты это?» Я отвечал: «Да, знаю». Но так как я отрекся от мира, принял пострижение в иноческий чин, никого никогда не осуждал и ни на кого никогда не гневался, то я молю Бога, чтобы на мне исполнились слова Христа, который сказал: «Не судите, да не судимы будете; если будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец Ваш Небесный» (Мф.7:1; 6:14). И как только я сказал это, тотчас святые ангелы разорвали рукописание грехов моих. Поэтому-то я с радостью и весельем отхожу к Богу».

Сказав это, брат тот с миром предал душу свою Господу.

4 Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,

5 не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,

6 не радуется неправде, а сорадуется истине;

7 все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

8 Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

9 Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем;

10 когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится.

11 Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое.

12 Теперь мы видим как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан.

13 А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.

Источники:
Бог есть
Мы знаем, что сейчас бесполезно надеяться на построение мирного и единого мира в истинном смысле этого слова с помощью одних лишь человеческих усилий, мудрости, культуры или чего-нибудь еще. В таком случае, какая же самая серьезная проблема встанет перед нами при решении вопроса о культуре мира? Прежде всего нам нужно прояснить вопрос, есть Бог или нет. В день, когда все люди хорошенько осознают, что Бог, без сомнений, существует, они смогут ясно понять направление Его воли. Тогда мир, в котором они живут, станет идеальным миром единства и мира.
http://www.mirboga.ru/articles/bog-est
Бог есть
Крещеным, но непросвещенным. Православный миссионерский сайт Миссионерского отдела Московской епархии. Основная идея сайта — дать ответы на интересующие вопросы о Боге, Церкви и вере понятным современному человеку языком. Отвергающим, сомневающимся, ищущим, оглашенным, новоначальным, успокоившимся, воинам Христа. Ликбез. Заблуждения. Богословие.
http://www.missionary.su/distrusting/4.htm
Бог есть
От редактора сайта . Хотя данная статья замечательного петербургского писателя Михаила Михайловича Чулаки, трагически ушедшего из жизни уже почти пять лет назад, написана аж в 1993 году, она, как
http://humanism.al.ru/ru/articles.phtml?num=000399
Бог есть только Любовь
Бог есть Любовь. тайна любви — самая главная тайна христианства
http://heatpsy.narod.ru/06/love.html

(Visited 1 times, 1 visits today)